О ГРИБОЕДОВЕ, АБАЕ И ЧЕРНОМЫРДИНЕ

Факты. События. Комментарии
№14 (520)

Теперь Грибоедов Александр Сергеевич и Кунанбаев Абай Кунанбаевич будут стоять рядом. В Москве, на Чистопрудном бульваре. А что? Оба писали стихами. То есть в рифму. Оба обличали существующие лицемерие, ханжество, невежество современного им общества и властей. Это, конечно, они напрасно. Но власть добра, и зла не помнит. Потому и приняла решение к существующему памятнику Грибоедову прибавить еще и памятник Абаю. А Чистопрудный бульвар выбран потому, что там находится посольство Республики Казахстан. Как говорит реклама и повторяет за ней народ, все в одном флаконе – политика, культура, дружба народов. Но москвичи не захотели такого «флакона», воспротивились, составили коллективную петицию и направили в инстанции. На что пресс-секретарь посольства Казахстана Виктор Кияница отреагировал не очень дипломатично: «Что, Абай национальностью не вышел?» [!]
Вопрос вызвал бурное обсуждение на одном из форумов интернетовской казахстанской общественности. Как водится, началось с вожаков, то есть самых буйных, один из которых решительно заявил: «Русские как были, так и остались держимордами». Но, как заметил другой человек, тоже пишущий в рифму, Высоцкий Владимир Семенович: «Настоящих буйных мало...» И потому обвинение русских в держимордстве развития и поддержки не получило. Верх взяла вездесущая наша ирония: «Русским завидно стало, они простить не могут Абаю, что он перевел «Письмо Татьяны» лучше, чем Пушкин его написал».
Сей момент надо объяснить. Переведенный Абаем «Евгений Онегин» все казахи наизусть не выучили, но «Письмо Татьяны» стало истинно народной песней в дореволюционных феодальных степях, чем-то вроде русских народных девичьих «Страданий» на казахском языке. Но – лишь на казахском. И потому другой иронист откликнулся так: «Конечно, русские, может, и позавидовали бы, но они не знают казахского языка и не поют на казахском».
К счастью, многое в нашей жизни все-таки смягчается иронией. Тем более – самоиронией. Но сколько ни иронизируй, а от реальности не спрячешься. Ведь уже все, что надо, разрыли, забетонировали, поставили – осталось только торжественно открыть. Поймите меня правильно... Кстати, я по происхождению казах, знаю стихи Абая и осознаю его величие. Но как можно даже ради Абая в исторически сложившийся городской ландшафт, в заповедный уголок Москвы что-то встраивать, тем более скульптурную композицию!? Тогда давайте на Тверском бульваре поставим Шекспира или Марка Твена! Как раз напротив Пушкина. Пусть через Тверскую улицу перемигиваются: «Ну что, брат Пушкин? – Да так, брат... так как-то все...» (Цитата из пьесы «Ревизор» сочинения господина Гоголя Николая Васильевича.)
На самом деле, конечно, все куда как серьезно. Куда уж дальше, самую что ни на есть памятную, неприкосновенную Москву гробят! А еще серьезность в том, что стравливают два народа, возбуждают самые нездоровые страсти. На это ведь много ума не надо. Вот самый подходящий пример. Накануне событий в Москве произошло почти такое же событие в городе Сарканд Алма-Атинской области. Там жил и работал главой администрации достойный человек – Серик Абдыхамитов. К великому сожалению родных, близких и всех сограждан, в прошлом году он покинул этот мир. И районная ономастическая комиссия приняла решение местную улицу Пушкина переименовать в улицу Абдыхамитова... Не буду комментировать. Просто сравните решение саркандских казахстанских властей с решением московских российских властей и найдите хотя бы одно отличие! По-моему, близнецы- братья, как их партия и их Ленин, что и отметил еще один человек, пишущий в рифму – Маяковский Владимир Владимирович.
Но там, в Сарканде, на возмущение местной общественности тотчас отреагировал местный районный прокурор господин Карымсаков, который опротестовал и отменил это решение. А где у нас в Москве найти такого человека? Представляете, на церемонию открытия приезжают президенты Назарбаев и Путин, и тут, в разгар торжественных мероприятий, на трибуну поднимается местный Генеральный прокурор господин Устинов и говорит, что все отменяет и выносит постановление в 24 часа вернуть Чистопрудному бульвару первозданный вид?! Не смешно.
Да-да, все тут на высшем уровне. Приезжают два президента. Нынче ведь, кстати, Год Пушкина в Казахстане. И памятник Пушкину открыли в самом центре казахстанской столицы – города Астана. И потому памятник Абаю вроде негоже ставить где-нибудь в районе метро Марьино, на улице Алма-Атинской. Не поедут же главы двух могучих держав на самую что ни есть окраину Москвы. Политика-с... Но ведь Астана – молодой город, и как столица вообще отстраивается заново, с чистого листа. А в Москве каждый метр земли в центре имеет свою историю, свой сложившийся веками облик. Как это объяснить политикам?!
Разумеется, все, кто причастен, от архитекторов до чиновников, действуют из самых лучших побуждений. Желая всем сказать и показать: русский с казахом братья навек. Только почему-то в результате их усилий братья начинают коситься друг на друга. Но об этом еще Грибоедов написал: «Шел в комнату - попал в другую... Подписано – и с плеч долой». То есть этим людям в любом случае всё как с гуся вода. Что и отмечал в философических словах назидания Абай: «Блажен, кто глуп и беспечен».
Но коли так, то я предлагаю рядом с Грибоедовым и Абаем поставить на Чистопрудном бульваре еще и памятник (при жизни!) Черномырдину Виктору Степановичу (бывший премьер-министр России, ныне посол России в Украине). И на постаменте высечь его бессмертные слова, взятые им из самой толщи и глыби народных наблюдений: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».