Ариведерчи, дон Сильвио!

Факты. События. Комментарии
№15 (521)

Такой интриги, таких напряженных выборов давно не видывали даже привыкшие к захватывающим политическим спектаклям итальянцы. Мало того, что сами выборы продолжались два дня и на них явилось рекордное количество избирателей (более 87%), так еще и разбираться, кто же в конце концов победил, пришлось еще два дня. Однако окончательный результат, похоже, определен: Романо Проди, доктор экономических наук, бывший председатель Еврокомиссии, стал новым премьер-министром Италии.
Сильвио Берлускони, лидер правой партии «Forza Italia» и теперь уже экс-премьер, славится в Европе тем, что не любит выбирать выражения – откровенно говоря, в этом он гораздо больше походил на стереотипный портрет темпераментного итальянца, нежели его спокойный, уравновешенный и несколько вялый оппонент Романо Проди. Вполне возможно, что именно эта разница и сыграла для Берлускони роковую роль. Дело в том, что весьма многие наблюдатели отмечали, что представители левоцентристского блока не только на протяжении этой предвыборной кампании, но и задолго до нее целенаправленно использовали кипучий характер Берлускони, постоянно провоцируя его на конфликты. Последнему не хватило ни выдержки, ни политического чутья: он то и дело срывался, сыпал проклятиями и, как результат, снискал себе славу эдакого итальянского Карабаса-Барабаса, который спит и видит, как бы кем-нибудь пообедать.
Впрочем, как говорится, снявши голову, по волосам не плачут. Когда в понедельник закрылись избирательные пункты, первые экзит-полы показали, что левоцентристы из блока «L’Unione» набрали около 52% голосов избирателей, в то время как «La casa delle Liberta» Берлускони отстает от противников на 5%. Несмотря на столь явное преимущество, Проди не торопился с заявлениями и оказался прав: буквально в течение пары часов ситуация выровнялась и теперь, судя по ходу подсчетов, каждый из противоборствующих блоков набрал порядка 49,7%. Положение осложнялось еще и своеобразной особенностью итальянской политической системы. Дело в том, что парламент в Италии, как и во многих иных странах, является двухпалатным: Сенат и палата представителей. Если на выборах в палату представителей имеют право голосовать граждане Италии с 18 лет, то сенаторов избирают только после 26 лет. При этом назначение премьера происходит только с согласия обеих палат. В палате представителей незначительное большинство депутатских мандатов завоевали левоцентристы Проди, а в сенате таким же большинством мест длительное время располагали приверженцы Берлускони. Таким образом, в случае, если бы это положение сохранилось, перед страной встал бы выбор: либо премьер-министр и правительство будут назначены путем сложных маневров, посулов и переманиваний внутри депутатского корпуса, либо – новые выборы.
Второй раз переживать дорогостоящее и отнимающее кучу времени предвыборное ралли не хотел никто. Получать премьер-министра, назначенного путем закулисных махинаций, – тем более. Оба претендента затихли, не подавая признаков жизни и осторожно взвешивая свои шансы. И тут не выдержали нервы уже у левых социал-демократов: с утра во вторник они объявили, что, по их мнению, Романо Проди и блок «L’Unione» победили. Теперь уже в роли обиженного оказался Сильвио Берлускони: он немедленно выступил с заявлением, в котором обвинил своих противников в попытке государственного переворота и сообщил, что «результаты выборов объявляет избирательная комиссия, а не площадные крикуны» и что «это напоминает ему методы, применяемые в каких-нибудь банановых республиках с диктаторскими режимами». Казалось, что оба кандидата перенеслись в предыдущую неделю – их взаимное размахивание кулаками после драки живо напоминало их же предвыборные кампании.
Спасли положение... итальянские эмигранты. Согласно недавно измененному избирательному закону, они обрели теперь право голосовать на выборах и этим правом воспользовались: результатом стало левоцентристское большинство в обеих палатах итальянского парламента. Впрочем, большинство это исчисляется долями процента или одним-единственным депутатским мандатом в каждой палате. По сути, из 47 миллионов итальянцев-избирателей за Проди проголосовало на 25 тысяч человек больше, чем за Берлускони. Однако демократия есть демократия: выбор сделан и Романо Проди становится премьер-министром Италии.
Столь незначительный перевес с непреложностью говорит об одном: новое правительство Италии будет откровенно слабым и, скорее всего, недееспособным. По Конституции, депутаты, голосующие за тот или иной закон, руководствуются не своей партийной принадлежностью, а исключительно совестью и ответственностью перед итальянским народом. А это значит, что в любой момент часть разношерстного блока партий, пришедшего к власти под руководством экс-президента Еврокомиссии, может от него отколоться. Впрочем, сам Проди весьма оптимистичен: он считает, что его правление продлится как минимум пять лет, а то и больше. Скептики же возражают: в 1996 году он уже выдавал такие же прогнозы, но был вынужден уйти в отставку, не пробыв на посту премьера и трех лет. Тогда причиной его падения стал глубочайший экономический кризис, вызванный действиями правительства – министры кабинета Проди под давлением профсоюзов и бастующих рабочих усилили социальную защиту всех и каждого, что негативно сказалось на экономике страны – была опустошина казна государства и распугав огромное количество предпринимателей. Вытащил Италией именно резкий в выражениях и взъерошенный Сильвио Берлускони, который подошел к управлению Италией, как к экономической задаче, стоящей перед одним из принадлежащих ему концернов. Либерализация благотворно сказалась на экономических показателях, выведя Италию вновь на одно из ведущих мест в Европе и мире, однако теперь, в свою очередь, пострадали наемные работники и средний класс, своими деньгами оплатившие подъем страны. Многие из них уехали за границу, в другие, в основном европейские страны. Теперь именно эти, пострадавшие от реформ изгнанники, отомстили «дону Сильвио» сполна.