Снова в России

Культура
№16 (835)
В 1986 году первое приглашение Наталье Макаровой приехать танцевать в Россию ничем не завершилось. Но в 1988 году Олег Виноградов, художественный руководитель Кировского балета (Мариинский театр), добился разрешения пригласить Макарову танцевать с русской труппой на гастролях в Лондоне.
 
А это были знаменательные гастроли! Ровно 18 лет назад молодая танцовщица театра Макарова попросила политического убежища в Лондоне - как раз во время Лондонских гастролей, - и  с тех пор театр не выпускали за границу. Но 2 августа Наталья Макарова пришла на утренние ежедневные занятия труппы в театре Коллизей и встала к палке  между балеринами театра. Педагог Геннадий Селюцкий, в прошлом – премьер труппы, с которым Макарова когда-то выступала в Ленинграде, ходил между занимающимися артистами и мимоходом поправлял Макаровой то локоть, то спину... Вся лондонская пресса была осведомлена о происходящем событии, вокруг танцовщиков, делавших экзерсис, плотной стеной стояли телевизионные операторы с телекамерами и фотографы с фотоаппаратами. После окончания урока журналисты буквально накинулись на Макарову, на ходу задавая вопросы.
 
6 августа Макарова вышла на сцену Коллизея с русской труппой во второй картине «Лебединого озера». Ее партнером был элегантный, обаятельный Константин Заклинский. До самого выхода Макаровой на сцену Виноградов еще улаживал формальности. Московское министерство культуры отмалчивалось.  Но Виноградова поддерживал советский посол в Париже. И беспрецедентное событие состоялось. 
 
В переполненном зале погас свет, все свободные от спектакля артисты и работники театра забили кулисы, и бледная от волнения Макарова вышла на сцену в окружении белых лебедей – кордебалета Кировского театра. Константин Заклинский бережно и нежно прикасался к своей необычной партнерше, танцовщицы кордебалета придирчиво рассматривали легендарную балерину, а «королева лебедей» билась и трепетала в руках принца, складывая на груди руки-крылья. 
«Я ничего не видела, когда вышла на сцену, - говорила мне потом Макарова, - я просто ничего и никого кругом не видела». 
Публика в зале понимала всю необычность этого зрелища, аплодисменты были нескончаемы. 
 
Во множестве интервью Макарову спрашивали – иногда с интересом, а иногда с иезуитской интонацией: «Кто Вы: русская эмигрантка, живущая за рубежом, или балерина, для которой географические границы – понятие абстрактное?»
 
- Для меня они всегда были абстрактными, потому что у искусства нет границ.
- Кто были первые леди в Англии, с которыми Вы общались?
- Это были работники Скотланд-Ярда.
- Они подвергали Вас какому-нибудь медикаментозному воздействию?
- Разве я похожа на человека, которому можно что-нибудь вколоть без его согласия? Поверьте, я была в ясном сознании.
- Что Вы думаете о судьбе личности, живущей вне Родины?
- Смотря по тому, какая это личность.
 


Макарова и Виноградов после спектакля. 1988 год. Фото Н. Аловерт

Сама Макарова – личность совершенно незаурядная, и судьба ее сложилась так счастливо, как не сложилась бы, останься она танцевать на родине. Макарова не только стала «первой леди» мирового балета, но смогла вернуться в Ленинград, увидеть свою мать и родных и выступить на сцене театра, где началась ее карьера.
 
22 января 1989 года Макарова - как участница международного фестиваля документального кино - прилетела в Ленинград. Она привезла фильм «Балерина», снятый о ней на студии Би-би-си. Вместе со своим мужем Эдуардом Каркаром, сыном и ближайшей подругой, фотографом Диной Макаровой,  они сошли с самолета в ленинградском аэропорту...  Аэропорт был забит поклонниками, журналистами, съемочными группами. Но главное – Наташа, наконец, увидела маму... Всю дорогу в машине по дороге в гостиницу Наташа прорыдала. Вечером того же дня Макарова пришла в театр на второй акт «Жизели», танцевали А. Ассылмуратова и Ф. Рузиматов. В зале к  креслу, в котором она сидела, потянулась очередь зрителей, желающих получить ее автограф на программке... 
 
Когда Макарова впервые пришла на сцену после спектакля, Виноградов спросил ее: «Ну, как тебе сцена, на которой ты танцевала?» 
 
«Такая маленькая...» - растеряно сказала Макарова.
И на эту сцену она вышла еще раз в своей жизни и танцевала два дуэта из балета Крэнко «Евгений Онегин». Нужно ли говорить, какой балерина имела успех...
 
В своей книге «Биография в танце» (вышла сначала в Америке в издательстве Кнопф, затем в России) балерина писала: «Те дни были самыми драматичными и эмоциональными  в моей жизни – это полное слез воссоединение с семьей прямо у самолета... и спектакль на моей любимой Кировской сцене, который повлиял на меня так глубоко, как только было возможно».
 

Макарова с мамой на фоне Кировского театра.  Ленинград, 1989 год. Фото Н. Аловерт

Век балетных танцовщиков раньше или позже приходит к концу, когда артист еще находится в расцвете творческих возможностей. Покинув сцену, Макарова не оказалась вне искусства. Она создавала свои редакции классических балетов.  Ее  стали приглашать на роли в драматических спектаклях. Сначала – в Лондоне. А затем ей вновь довелось выступить на русской сцене, но уже по приглашению Р. Виктюка в драматическом спектакле «Двое на качелях». При этом Виктюк сделал героиню танцовщицей и уделил большое внимание пластике, в которой Макарова-актриса могла выражать самые сильные эмоции. Словами Виктюка о Макаровой я и закончу свои истории из ее жизни. 
 
«О Наташе с любовью.
Впервые увидел ее в восемьдесят  восьмом году на сцене тогда еще Кировского театра. Мы не были знакомы, знал только ее имя, долгие годы находившееся в нашей стране под запретом. В тот вечер она танцевала па-де-де из «Евгения Онегина» в постановке Джона Крэнко.
 
Она вернулась в Кировский театр в облике русской романтической мечтательницы Татьяны, каковой оставалась все эти годы. Нервное, возбудимое, утонченное существо, полу женщина, полу ребенок, всегда неожиданная, немного безумная гениальная Жизель, еще более гениальная виллиса – бесплотный дух, посещающий нашу грешную землю, чтобы напомнить людям о том, чего они лишают себя. Макарова для меня воплощение страсти. Высокой страсти, которая одна способна одухотворить эту жизнь смыслом и целью. Она самая загадочная балерина нашего времени и самая простодушная женщина, которую когда-либо знал в жизни». 
 
Вечера в честь Макаровой, которые проходят в России, а теперь – в Нью-Йорке – это естественная дань ее непрекращающейся творческой активности.

Комментарии (Всего: 2)

слава Русскому Балету

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
все они Жизели были ими и остануться за чем бы они и куда б ни ездили

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *