Китайский синдром

Факты. События. Комментарии
№17 (523)

Прогнозы политологов сбываются не так уж часто. На этот раз они оказались верными на все сто процентов.
Политологи не ждали никаких значительных результатов от американо-китайского саммита, полагая, что обе стороны к переменам не готовы, а разговоров на важные темы и без того было достаточно. Так и случилось. Судя по тексту официальных комментариев, президент США Буш и председатель КНР Ху Цзянтао лишь подтвердили свои позиции по ряду кардинальных пунктов современной геополитики. Существенных сдвигов ни по одному из пунктов, по-видимому, не произошло. И это вполне закономерно.
Еще до встречи было ясно, что в США и Китае ее оценивают по-разному. Китайцы называли визит своего лидера государственным, американцы, согласившись соблюдать соответствующую протокольную обрядность саммита, тем не менее рассматривали приезд Ху Цзянтао как визит вежливости или как дружественный визит. Лидер КНР сначала побывал в гостях у основателя и владельца корпорации «Майкрософт» Билла Гейтса, а уж потом прибыл в Вашингтон для короткой встречи с Джорджем Бушем. Нельзя было не заметить, что китайцы придавали гораздо больше значимости, чем американцы, и потому всячески демонстрировали готовность к сотрудничеству. В США предварительно прибыла китайская торгово-промышленная делегация в составе 200 человек во главе с вице-премьером КНР Ву Чжи. Она посетила 13 городов и заключила множество соглашений по закупке американских товаров на общую сумму 16,2 миллиарда долларов. Самой весомой была сделка по приобретению 80 самолетов «Боинг-737» для внутренних авиарейсов на сравнительно малые расстояния.
Закупки столь значительного объема несколько ослабили напряженность в торговых отношениях двух государств. Дефицит Соединенных Штатов в торговле с КНР в прошлом году превысил 200 миллиардов долларов и продолжает расти. Это вызывает беспокойство. Правда, не столько в Белом доме, сколько на Капитолийском холме. Законодатели не раз поднимали этот вопрос перед администрацией, требуя более решительных мер по отношению к заокеанскому партнеру. Но организаторы саммита так точно рассчитали время визита, что оно пришлось на пасхальные каникулы Конгресса, и лидеру КНР не довелось встречаться ни с конгрессменами, ни с сенаторами. У них к властям коммунистической Поднебесной накопилось немало претензий. И не только по поводу диспропорций в сфере торговли.
Объектами давних споров остаются Тайвань и Тибет. На острую критику и самые решительные требования Китай отвечает спокойным, но столь же решительным отказом. Тибет от оккупации не освобождает, но и присоединять Тайвань силой не торопится. Время работает в его пользу. Никаких договоренностей на этот счет ожидать не приходится, а словесные перепалки могут продолжаться еще очень долго. На саммите в Вашингтоне поговорили немножко и об ущемлении гражданских прав китайского населения, и о недостаточном развитии демократии в стране. Обе стороны в который уже раз изложили свое мнение, чем дело и ограничилось. Заранее было известно, что ни в коем случае не уступят друг другу.
Многих в Америке смущает и даже пугает необычайно быстрый рост экономики Китая и его политического влияния на мировую политику. Когда-то американцы приложили немало сил и потратили немало средств, помогая Китаю выбраться из вековой нищеты и создавая таким образом противовес прежнему противнику – Советскому Союзу. Помогли. Потом ситуация круто изменилась. СССР рухнул и рассыпался, Китай стал стремительно набирать силу. Уже сегодня он доминирует в Юго-Восточном регионе, постепенно оттесняя Соединенные Штаты с завоеванных когда-то позиций.
В последнее время страх перед растущей мощью далекой многонаселенной страны в головах некоторых американцев обретает, мягко говоря, болезненные черты. Некоторые политологи все чаще прибегают к терминам «угроза», «война», «победа», «поражение», будто военные действия между двумя державами вот-вот начнутся. Известный политобозреватель Фарид Закариа, обычно весьма осторожный в формулировках, пишет: «Самые важные стратегические решения на ближайшие годы Соединенным Штатам предстоит принять не по поводу Ирака, Ирана или Северной Кореи, а исключительно по поводу Китая». Возможно, маститого журналиста напугали недавно опубликованные данные о расходах китайского бюджета на военные нужны – в 2005 году они возросли на 15 процентов и достигли 35 миллиардов долларов.
Официальный Вашингтон «китайским синдромом» пока не страдает. Заместитель госсекретаря США Роберт Зелик заявил, что Америка по-прежнему желает видеть Китай богатым и сильным государством, ответственным участником геополитики, готовым к сотрудничеству с Соединенными Штатами. Кондолиза Райс полностью поддержала заявление своего заместителя. Такая оценка представляется вполне объективной. Несмотря на массу разногласий, наши страны могут оставаться добросовестными партнерами. Ху Цзянтао обещал Бушу рассмотреть возможности дальнейшего укрепления юаня – заниженный курс китайской валюты в определенной степени ущемляет торговые интересы США. Одновременно лидер КНР снова подтвердил, что выступает против силового давления на Иран. Но еще вопрос, на пользу или во вред это Америке. Может быть, и на пользу. Что касается ядерных амбиций Северной Кореи, то тут Вашингтон и Пекин действуют в принципиальном согласии.
Ради объективности следует учесть и внутреннюю ситуацию в Китае. Она вовсе не так однозначна. Высокий, почти 10-процентный, темп развития китайской экономики резко поднял объем валового продукта страны. Сегодня этот показатель достиг 2,2 триллиона долларов, втрое превысив ВВП России. Но проблем еще очень много. Больше трети населения живет ниже уровня бедности, зарабатывая всего по 2 доллара в день. Десятки миллионов людей остаются без работы, в стране участились акции протеста. Как заметил один из ответственных сотрудников Госдепартамента США, от лидера КНР все ждут невероятно трудного, а скорее, невозможного – ежедневно увеличивать число рабочих мест примерно на полмиллиона.
Агрессивными устремлениями верховных властей такие проблемы не решаются. Вместе с тем коммунистическое правительство очень искусно воспитывает в народе неприязнь к Америке. В беседе с американским журналистом один пекинский студент без тени сомнения заявил: «Мы вывели из нищеты больше 300 миллионов человек. Но по мере того, как мы становимся богаче и сильнее, вы все настойчивее стремитесь разрушить наше правительство, как вы уже сделали в Ираке и Нигерии». Своего имени студент не назвал, побоялся. И это факт примечательный: власти не одобряют публичной критики Соединенных Штатов, местные газеты откровенно антиамериканских материалов не публикуют. Видимо, надо быть китайцем, чтобы сквозь текст вроде бы лояльных статей и телепередач уловить скрытую подозрительность к Америке и ее жизненным стандартам.
Китай по многим обстоятельствам заинтересован в том, чтобы Америка оставалась могучей державой. Для него это великолепный рынок сбыта дешевых китайских товаров, средоточие учебных заведений высокого класса, где миллионы молодых китайцев получают высшее образование. Американский доллар составляет многомиллиардную основу валютных резервов страны. К тому же продолжается интенсивная мирная экспансия китайцев по давно освоенной тропе в Америку. На Западном побережье их уже тьма. Недаром в тех краях бытует полушутливый спор: какой язык в ближайшие годы вытеснит из обихода английскую речь – испанский или китайский? Незачем открывать войну за новые территории, раз и в Америке, и в России их можно заселить мирным путем.
Америке тоже лучше иметь дело с сильным и самостоятельным Китаем. При нынешнем, пусть и не очень симпатичном его режиме политический и экономический курс огромной страны предсказуем, правила игры соблюдаются. Американские инвесторы и производители без особой опаски и со значительной выгодой ведут там свой бизнес. Население США охотно приобретает китайские товары, ассортимент которых постоянно расширяется, а цены остаются вполне доступными. Крутые и скоропалительные перемены в общественном устройстве, несомненно, чреваты нежелательными последствиями. Демократические преобразования в полуфеодальном государстве – процесс вовсе не простой. Так что китайцев лучше не торопить. Время и обстоятельства так или иначе все расставят по своим местам. Твердое следование законам свободного предпринимательства все равно потребует расширения гражданских свобод. К тому же легко заметить, что западные ценности, как оказалось, населению Китая гораздо ближе, чем жителям большинства мусульманских стран с не менее жесткими режимами.
Разумеется, у американской стороны по-прежнему немало претензий к властям Поднебесной, начиная с намеренно несправедливого курса юаня и кончая попустительством пиратскому использованию чужой интеллектуальной собственности. Однако все это не повод для конфронтации и открытой вражды. На встрече в Вашингтоне никто не стучал кулаком по столу, не повышал тона. Так и положено вести себя партнерам, готовым к сотрудничеству, а вовсе не к войне – холодной или горячей.