«ПОВЕРНУТЬСЯ К ЕВРОПЕ ЗАДОМ»

История далекая и близкая
№19 (525)

В этом году исполняется 285 лет, как Русь, Московия, Московское государство стало называться Российской империей. А царь Петр стал первым императором. Правление Петра длилось 36 лет. Поворотная эпоха в истории.
Оценки его деяний уже устоялись. В двух вариантах. Они дискутируются в русском обществе уже три века. Одни говорят, что Петр свернул Россию с исконного русского пути в порочную Европу и тем погубил. Другие – что недовернул, не довел до Европы, не вытравил до конца расейское, нутряное и отсталое.
И то, и другое, на мой взгляд, – факт коллективного помрачения разума. Или шизофрении. В особо тяжких размерах. В масштабах огромной страны. Сначала России, потом Советского Союза, теперь снова России.
Потому что и те, и другие сходятся на одном ключевом слове - Европа. Мол, повернул в Европу. Или – недовернул до Европы. Вот это и вызывает у меня недоумение. А точнее - оторопь. На мой взгляд, мы имеем случай массового исторического самогипноза. Ни о какой Европе речи не было, нет и быть не могло! Даже при первом приближении очевидно, что ни к какой Европе Петр не повернул, а совсем наоборот – в Азию он россиян завернул, в Азию! А точнее – в азиатчину. Еще точнее - вверг страну в пропасть жутчайшего азиатского деспотизма.
Тянуть Русь в Европу не было никакой необходимости. Русь, русские – были и есть исконно европейская нация.
Хотите пример от противного? Киевская Русь называлась каганатом – Киевский каганат, Русский каганат. Великий киевский князь назывался каганом. У русских князей Средневековья половецкой крови было не меньше, чем славянской. Наверно, больше трети дворянских родов – оттуда, тюркско-ордынского корня. При таком тесном контакте, да еще как минимум 250-летней зависимости от Золотой Орды, должно быть ощутимое во всех сторонах жизни наследие, отпечаток. А что мы, россияне, имели и имеем? Ну ничего степного не прижилось в российском быту, в бытотипе. Даже чай с молоком не прижился! Русские перемалывали все тюркско-ордынско-степное, а также балтийское, угро-финское, и все вместе они составляли русскую европейскую нацию и шли путем европейской цивилизации. Без всяких особых усилий – естественным образом! Безусловно, сказался выбор веры – христианской, православной. Но наверняка здесь было и нечто более глубинное, исконное, запрограммированное от природы. Как нынче говорят, национальный менталитет.
И никакого такого особого пути у Руси не было. А был обычный путь европейской страны, пусть и не очень простой.
Ибо что считать европейскостью? Насильственное бритье бород и питье кофия? Передовую технику и придворные манеры? Всё это мы перенимали и перенимаем с петровских времен и всё равно почему-то отстаем. Потому что Европа – это прежде всего система общественного, политического устройства. Начиная, к примеру, с английской Великой хартии вольностей (1215 г.), никак не совместимой с нашим крепостным правом.
История Европы - это история борьбы монархов с феодалами и вольными городами. Полную победу в ней не одержал никто. Но в ее процессе укреплялась и центральная власть, и в то же время у власти отвоевывались и законодательно закреплялись имущественные и гражданские права сословий, народа, всего населения. Как в советско-марксистские времена говорили, закон единства и борьбы противоположностей. Диалектика, однако.
А церковь при этом была как третейский судья, как высшая духовная сила. Так и пришли европейские страны к нынешним конституционным монархиям и парламентским республикам.
Той же дорогой шла и Россия. И здесь со временем боярская оппозиция и Боярская дума стали бы парламентским, общегражданским институтом. Если бы ей не переломили хребет. Начал первый русский царь Иван Грозный, а завершил первый российский император Петр Первый. Оба они, борясь с боярством, использовали вечный конфликт отцов и детей. Молодость всегда отрицает опыт старших, хочет по-своему... Равновесие здесь устанавливает сама жизнь. Но когда власть вооружает и натравливает младших на старших, получается не прогрессивная молодежь, а опричники и хунвэйбины. До сих пор никто не задумывается: а что это значило - публично остричь бороду достойному старому человеку, боярину? Тогда представьте, что вас, мужчину, показательно насилуют на сцене, опускают, по уголовному говоря - вот что это значило, потому что борода в те времена считалась символом мужского боярского достоинства. Потому-то историк князь Трубецкой считал петровских соратников подонками и проходимцами: “Достойные русские люди не могли примкнуть к Петру...”
Петр довершил разгром боярства, начатый Иваном. Динамическое, диалектическое равновесие в обществе было разрушено. Началась эпоха азиатского абсолютизма. Потому что Иван и Петр в зародыше уничтожали и уничтожили семена общегражданских институтов власти. А Петр устранил и церковь как центр духовной власти, влияющий на власть светскую. Третейского судью, который стоит и над царями, и над людишками. Он упразднил патриаршество, ввел Священный Синод, полностью подчиненный самодержцу. То есть поставил церковь на службу власти. Что еще разрушительней для общественного сознания.
Результат известен.
Не случайно же для Сталина образцами государственных деятелей в русской истории были именно Иван Грозный и Петр Первый. Не случайно же сталинская и послесталинская пропаганда насаждала их исторический культ в нашем сознании. И это было легко. Всё уже сделано в 1917 году. По сути вся страна – взбунтовавшиеся большие и малые дети, которые с восторгом смотрели талантливейший фильм “Петр Первый”, сформировавший сознание всех ныне живущих поколений советских и российских людей. Грудь вздымалась и глаза горели – вот как надо, отречемся от старого и замшелого мира, вперед по пути прогресса, в Европу! И будущий президент Путин смотрел его, как и все мы, несколько раз, наверно. Не случайно же он говорит, что Петр для него – образец политического деятеля.
Вот так в людей вбивали и вбили, что европейский путь - это когда вся страна зажата в едином кулаке. При помощи Всеобщей Бюрократической Системы, основателем которой, кстати, был Петр Первый и которая живет до сего дня даже в деталях, в той же Табели о рангах, воссозданной ныне российским чиновничьим аппаратом. А как писал опять же Маркс, собственностью чиновников является само государство.
Унижая и отрицая все русское, превознося и насаждая все западное, Петр Первый породил в русских людях жесточайший комплекс неполноценности, который разрывает сердца и души до сих пор. С одной стороны, вроде бы Европа, но, с другой стороны, Европа-то русских за своих не считала и не считает. Отсюда всевозможные комплексы и оглядки. Метания и страдания души. Чаадаев убеждал, как прекрасно и благотворно для народа, общества и государства европейское католичество по сравнению с русским православием. Тургенев, долго живший и умерший во Франции, писал, что русский человек ведет себя за границей так, будто там каждый имеет право дать ему в морду. А Достоевский отчаянно вопрошал: кто мы есть и что мы есть перед лицом просвещенной Европы? Отсюда и взрывы, крайности русского человека – от самоуничижения до высокомерия, от добродушия до агрессии и угроз разнести к чертовой матери весь европейский дом саблями или ракетами.
Комплекс неполноценности – страшная разрушительная сила.
Именно со времен Петра Первого русский человек стал стыдиться самого себя, своей истории, отрекаться от своего прошлого. Именно с того времени и возникла история Руси и России, полностью написанная под диктовку Запада. Еще академик Бартольд отмечал: “Русские ученые следуют большею частью по стопам европейских и большей же частью принимают взгляды, установившиеся на Западе”.
Очевидно, и ходом времени показано и доказано, что фундамент петровского государства, несмотря на его сталинскую колоссальность, на самом деле крив, страшен, не приспособлен для строительства хорошего дома и житья в нем. А мы, русские, так и живем. Наследием Петра. По-прежнему считая, что “Петр Первый” и “Европа” - синонимы. А каковы синонимы – таковы и антонимы. Отсюда и чудовищные разрывы сознания, совмещение несовместимого. В повседневной жизни у россиян, в отличие от Запада, символ государства - чиновники. В то же время никто им и на грош не верит. По опросам социологов две трети россиян уверены в низком своекорыстии губернаторов, половина их не уважает, а каждый третий считает их просто-напросто преступниками. Тогда кто же их выбирал, этих губернаторов? Немцы, что ли... При этом большинство россиян тоскует по “сильной руке” и полагает Россию особой цивилизацией, где никогда не привьется европейский образ жизни...
То есть дело не в Петре и не в катаклизмах его времени. История есть история. Что было – то было. Дело в том, что и как мы сегодня думаем о Петре. По опросам социологов из всех монархов Петру Первому отдает предпочтение почти половина россиян. А как думаем – так и действуем, так и живем. Неточная мысль - разрушительна.
Разруха, она в головах.


Комментарии (Всего: 2)

Не думаю, что Баймухаметов по профессии психиатр, а, стало быть, он не правомочен ставить кому бы то ни было психиатрический диагноз: кто там шизофреник, кто параноик, у кого мания преследования и т. д. Кстати, психиатру профессиональная этика и не позволяет публично объявлять о диагнозе своих пациентов. (в конце концов, не смотря на заявление автора статьи, что все, кто кто с ним не согласны, шизофреники в особо тяжких размерах, мы ведь его не объявляем душевно больным, страдающим манией величия, хотя самомнения, веры в непогрешимость своих убеждений у него выше нормы). Конечно, автор и не претендует на звание психиатра, и слово «шизофреники» в его либеральных устах не психиатрический диагноз, а просто оскорбление, проявление элементарного хамства: «Вы имеете наглость думать не так, как я? Вот вам плевок в лицо: шизофреники, к тому же в особо опасных размерах!»

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
"Русь, русские – были и есть исконно европейская нация».
«Русские – исконно европейская нация» - это либеральный символ веры, те самые три кита, на которых, как Земля в представлении древних, стоит их мировоззрение. Для полноты картины осталось только, чтобы сами европейцы так считали, да вот беда – они почему-то нас европейцами не считают. И не потому, что проклятый Пётр нас, исконных европейцев в Азию завернул – они и до Петра не считали, ни при Иоанне Грозном, ни при Калите, ни при Юрии Долгоруком, ни при Рюрике – вообще никогда не считали и считать не будут. Мы для них индоевропейцы, (как определил один умный француз, особая, самостоятельная цивилизация), этим для них и интересны, и ценны – и страшны для тех, кто хочет нас превратить во вторую Югославию или Украину.
Либерал ненавидит реальную, не выдуманную им Россию именно за то, что она на самом деле не Европа, а Россия и ненавидит всех, кто отстаивал в прошлом и отстаивает в настоящем её право быть Россией. От того и поливает её фекалиями своей души: "Разруха, она в головах ». Меня всегда забавляло графоманское самомнение либералов. У многомиллионного народа «разруха в головах», и только они, либералы – ума палата, светлые головушки, ходячие истины, перед мудростью коих меркнет ум В.С. Соловьёва, Ф.М. Достоевского, Н. А. Бердяева, русских космистов, Л.Н. Гумилёва, евразийцев Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого, Г.В. Флоровского, Г.В. Вернадского, Д. П. Святополк-Мирского, Л.П. Карсавина, Н.Н. Алексеева ти др. Откуда они, либералы, взялись в России, этой стране сумасшедших с разрухой в головах? Наверно, из Европы – больше не от куда!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *