За крепостными стенами

Нью-Йорк
№22 (528)

Мне не раз приходилось проезжать по Throgs Neck Bridge, и всегда меня мучила загадка его названия. Что означает это странное словечко Throg, перевода которого нет ни в одном англо-русском словаре, а объяснения - даже в толковом словаре Вебстера? Я уж думал было, что это искаженное Frog, связанное то ли с тем, что здесь когда-то водилось множество лягушек, то ли с тем, что мост, подобно огромной лягушке, одним махом перескочил из Квинса в Бронкс через Ист-Ривер. Но лягушка оказалась все же ни при чем.
Разгадка нашлась, когда я заинтересовался старым фортом, расположенным почти под опорами моста. Это военное укрепление, носящее имя Филипа Скайлера – генерала Континентальной армии, было построено в 1856 году для защиты Нью-Йорка от нападения с моря - со стороны Лонг-Айлендского пролива. Форт был возведен у юго-западной оконечности Бронкса на узкой длинной полоске земли, которая вдается в пролив в том месте, где с ним сливается Ист-Ривер. Этот вытянутый перешеек, ныне известный как Throgs Neck, получил свое название от имени Джона Трогмортона (John Throgmorton), который в далеком 1642 году получил разрешение поселиться в этих местах у голландского губернатора Нового Амстердама Вильгельма Кифта. С течением времени длинное название Throgmorton’s Neck было сокращено до Throgs Neck. Ну а мосту, построенному здесь в 1961 году, это название досталось уже по наследству.
Форт же, оказавшийся «в тени» моста, гораздо старше. Идея строительства оборонительных сооружений в этом месте впервые возникла в 1818 году. Однако ее реализация началась лишь через 15 лет, когда на обширном участке земли начали возводить мощное укрепление.
Высокие, толстые каменные стены форта, прорезанные двумя ярусами амбразур, были сложены из блоков серого гранита, добыча которого велась в карьере, находившемся около города Гринвич в Коннектикуте. Все сооружение было спланировано в форме неправильного пятиугольника и явилось одним из лучших образцов фортификационных укреплений того времени, воздвигнутых во французском стиле. В некоторых местах у стен для защиты от атак с суши был выкопан ров, остатки которого можно видеть, например, под деревянным подъемным мостиком, сохранившимся до сих пор.
К 1856 году численность гарнизона составляла 1250 человек. В нем было установлено в общей сложности 440 пушек различных размеров и назначения. Тогда же форту было присвоено название, которое он носит по сей день, - в честь генерала Филипа Скайлера. В годы войны за Независимость он командовал Северной армией, победы которой способствовали впоследствии разгрому и пленению английского военного корпуса генерала Бургойна у Саратоги.
Филип Скайлер родился в 1733 году в Олбани, в богатой семье голландского происхождения. Он рано потерял отца и, будучи старшим сыном, взял на себя роль главы семьи, уделяя немало времени самообразованию. В 21 год женился на представительнице очень известного голландского рода - Катерине ван Ренсселер. В следующем году родился их первый ребенок, а всего было 15 детей.
Филип занимался торговлей с индейцами, поставками военного снаряжения для армии, а также являлся капитаном местной милиции, руководя строительством укреплений к северу от Олбани для защиты от французов. Принимал активное участие в военных действиях английских колониальных войск под Тикондерогой и в захвате форта Фронтенак.
В 1768 году он был избран в нью-йоркскую Генеральную ассамблею и служил там до тех пор, пока эта колониальная структура не была заменена на нелегальный, с точки зрения англичан, Провинциальный Конгресс в 1775 году.
Тем временем его бизнес шел в гору. Он поставлял сельхозпродукты со своих ферм, а также лесоматериалы в Нью-Йок на собственных баржах и шхунах, сделавшись одним из богатейших людей штата. Однако как и другие жители колоний, занимавшиеся торговлей и предпринимательством, постоянно испытывал давление со стороны колониальных властей, всячески препятствовавших такого рода деятельности путем введения различных ограничений и высоких налогов. Эта политика превращала людей, подобных Скайлеру, в революционеров, страстно желающих приобрести независимость.
В июне 1775 года Филип Скайлер принял участие в работе Континентального Конгресса и был назначен генерал-майором в повстанческую армию, где проявил себя способным военачальником. В 1880 году был избран в Сенат штата Нью-Йорк, а затем стал одним из первых сенаторов США, представлявших свой родной штат уже в Сенате страны. Скайлер был в то время единственным уроженцем Олбани, получившим признание за пределами своего региона, оказавшись одним из самых известных людей в ранней истории этого города. Недаром в самом центре нынешней столицы штата Нью-Йорк установлен великолепный памятник генералу Скайлеру. И я, прогуливаясь по улицам Олбани, рад был случайной встрече со своим единственным знакомым человеком в этом городе.
В память о таком человеке и было названо фортификационное сооружение на южной оконечности Бронкса, вдоль высоких стен которого я ходил довольно долго, любуясь прекрасными видами, открывавшимися на водные просторы и металлические кружева моста.
Форт несколько раз переоснащался более современным оружием, однако уже к концу позапрошлого века потерял свое военное значение. В мае 1934 года оттуда из форта был удален последний гарнизон и началась его перестройка для размещения там лабораторий и учебных классов Академии по подготовке моряков торгового флота - New York State Merchant Marine Academy, являющейся филиалом университета штата Нью-Йорк.
Была проделана огромная работа, которая, однако, не задела наружного облика стен. Благодаря этому внешний вид форта сохранился практически в первозданном виде. Внутри же все помещения были коренным образом перестроены и приведены в соответствие с современными требованиями. Кроме того, к форту был пристроен новый пирс длиной около 170 и шириной более 12 метров для стоянки тренировочного корабля.
В 1986 году часть помещений форта была выделена под Maritime Industry Museum, посвященный развитию морской торговли и торгового флота с древнейших времен до наших дней.
Мне показались интересными даже сами помещения музея, с их неоштукатуренными кирпичными стенами старой кладки и сводчатыми потолками.
Музей располагает одной из крупнейших в стране коллекции предметов, связанных с морской торговлей и морскими перевозками. Пройдясь по залам второго этажа, можно увидеть, как развивалось мореплавание со времен финикийцев и до появления крупных парусных судов, пароходных компаний, современных круизных лайнеров. В музее выставлено очень много замечательно сделанных моделей самых различных кораблей, по которым можно легко представить себе суда типа «Мавритания» и «Лузитания», когда-то бороздивших океаны и моря. Я же надолго задержался около модели джонки, купленной в Шанхае в 1929 году капитаном Уильямом Лоуренсом и подаренной музею в 1981 году. Вид этого небольшого парусного судна вернул меня к воспоминаниям далекого детства, когда первой, драгоценной для меня иностранной почтовой маркой в моей филателистической коллекции стала маньчжурская марка с изображением такой джонки. Я ее помню до сих пор.
На стенах музея висит множество картин с изображением различных парусников, известных кораблей, а также морских баталий, выполненных художниками-маринистами. Есть немало и старых плакатов с рекламой пароходных линий, многие из которых уже давно не существуют, как, например, United Fruit Company или United States Lines, интересных документов и фотографий. Ну и, конечно, подлинные навигационные приборы – старые и современные. Так что за стенами старой крепости есть на что посмотреть - и не только любителю морских пейзажей или морских историй.
Maritime Industry Museum открыт 6 дней в неделю с понедельника по субботу с 9a.m. до 4p.m. Паркинг и вход бесплатные.