КРАСОТА ПО-ИММИГРАНТСКИ

Этюды о прекрасном
№22 (528)

Я пьяна красотой. Красотой и талантливостью всего того, что увидела здесь. На смотре? На выставке? На ярмарке? Давайте объединим все эти понятия, тогда станет ясно, что за уникальное событие, что за праздник искусства отгремел в прошлое воскресенье на бруклинской Ностранд авеню. Так и назовем его: Арт Экспо по-иммигрантски. Почему? Да потому, конечно, что удивительные – по замыслу, по оригинальности, по исполнению – творения свои продемонстрировали (ну, и продавали тоже) художники, вместе с нами совершившие рывок через океан, на одной с нами земле родившиеся, учившиеся и талант свой выпестовавшие.
Эта выставка-ярмарка, ставшая, безусловно, явлением культурной жизни не только Бруклина, но и Большого Нью-Йорка, была частью того грандиозно задуманного ежегодного фестиваля, который торжественно назван ISRAEL EXPO. Ну а в этом году – ISRAEL EXPO-2006.
Это посвящение Израилю – дань уважения и любви к мужественной этой стране, помощь ей. А еще, можно сказать, – это день открытых дверей Kings Bay YM-YWHA, еврейского центра, инициативой и трудами которого фестиваль этот организован, это приобщение к многосторонней его деятельности.
Улица шумит и полнится – музыкой, детскими криками, восклицаниями взрослых. Веселье бьет через край. Пение, танцы... Особый восторг, аплодисменты, благодарную радость вызывают выступления детских коллективов. Жаль только, что зрителей не так много, как могло бы и должно было бы быть. Может, это недоработка по части рекламы и подробного освещения бруклинцев, какое замечательное мероприятие их ожидает.
Но вернемся на ту часть улицы, где вдоль фасадной стены Центра в два ряда поставлены столы, превращенные в стенды, на которых... Господи, какие великолепные, интересные, самобытнейшие рукотворные чудеса можно было увидеть! Какие люди бережно, не расплескав, привезли сюда и дарят Америке свой талант! Поголовное большинство из них – члены Гильдии еврейских мастеров изобразительного искусства, хотя стоит заметить, что, став популярной, Гильдия стала и интернациональной – русские, грузинка, поляк, литовец... Их творчество органично вписывается в круг исканий и тем гильдийских художников.
Но тут еще одно отступление, очень, на мой взгляд, важное. В Америке, а уж в Нью-Йорке в особенности, как вы наверняка заметили, невероятное количество разноименных и разноцелевых организаций, ассоциаций, союзов и т. д. Так что еще одним сообществом никого не удивишь. Однако Гильдия, о которой мы сейчас говорим, за короткий срок (всего 9 лет) сумела о себе заявить, авторитет свой утвердить, престиж завоевать. Это художественное объединение приобрело известность в Нью-Йорке, столице мирового искусства, где число разнонациональных художников всех, какие только можно придумать, направлений зашкаливает за 300 тысяч. Лихо?
Думается, что реальный, невыдуманный успех Гильдии сводится к организаторским способностям, преданности делу, неустанному труду и человеческому обаянию ее бессменного президента Ильи Натанзона. И то, что собрались здесь мастера по-настоящему даровитые, самостоятельно мыслящие, идееспособные, – тоже в большой степени его заслуга.
На ярмарке в Бруклине плоды своей фантазии и своего мастерства показали гильдийцы-прикладники. И это в полной мере был парад большого искусства – ведь со времен глубокой древности отточенное, до совершенства доведенное ремесло, мыслью и пониманием того, что есть красота природы и красота всего живого, осиянная и насыщенная мастеровитость, искусство почиталось.
Резьба по дереву – искусство столь же древнее, как рисунок или скульптура. Яков Клейнерман в свои деревянные поделки вдохнул жизнь – как Пигмалион в Галатею. Пластика удивительная, динамика каждой его вещи просто удивляет, композиция всегда оригинальна. Вот «Лесовичок» – очарователен и трогателен, радостной песней взметнулись к небу из дерева же резаные деревья, вот-вот зажгутся свечи в резных подсвечниках...
Чеканка по возрасту не намного моложе деревянной скульптуры и узорочья. Если вы внимательно осмотрите экспозиции нью-йоркского Еврейского музея или раздела древнего Ближнего Востока музея Метрополитен, то убедитесь, что чеканка по меди, по бронзе, железу издревле была одним из почитаемых иудейских ремесел, так что Рудольф Розенблюм - в определенной степени продолжатель старой традиции. Даже двух разных по месту рождения, но очень близких духовно, да и в образности, традиций – грузинской (Розенблюм – тбилисец) и еврейской. Оттого и чеканки его поражают блестящим исполнением авторского (автор он сам) замысла, любовным претворением в металле мотивов грузинской и русской сказочности. И иудаики тоже.
Иудаика, т. е. литература и искусство, охватывающие богатейшее разнотемье еврейской жизни, Гильдией взята на вооружение, вернее, она – ее главное, нержавеющее оружие. Планов у гильдийцев – громадье, а среди них проект «Еврейское местечко, далекое и близкое». Увы, уходят, уходят люди, уникальные эти городки, их своеобразнейшие быт, архитектуру, говор, их удивительных жителей знавшие: они в местечках родились и жили, пусть в детстве, в ранней юности, все это видели своими глазами и в памяти своей сохранили.
Но чем, как не памятью генетической, можно объяснить такое глубочайшее постижение духовного мира, нравов, внешнего облика, особенной пластики движений и поз обитателей местечек шолом-алейхемовских времен, которое мы увидим в уникальном творчестве Евгении Розенцвит. Талантливейший скульптор-керамист, она вводит нас в мир полузабытого украинского или белорусского местечка, в мир унесенного беспощадным временем бытия предков и будто воскрешает их. Каждая статуэтка – это произведение высокого искусства. Но более того: художница создает композиции, группируя своих героев, выстраивая удивительные жанровые сценки, рождающие эффект присутствия. А он ведь дорогого стоит.
Один из знаменитейших нынешних кинорежиссеров Ларс фон Триер назвал себя «мастурбатором серебряного экрана». По аналогии Евгению Розенцвит можно бы назвать мастурбатором памяти о еврейском местечке. Но нет. Она этой памяти дарит образы – не тени, а будто оживших людей, она далекое местечко делает близким. Талантливо. Эмоционально, с тонким юмором. Вот уж действительно дар Божий.
Ты просто не заметила,
Как я тебя приветил,
Как без руля и без ветрил
Я, Бог, собой тебя прикрыл,
Утроил твои силы
За все твои старания...
Эти строчки очень интересный поэт Елена Хазан подарила художницу. Впрочем, Хазан – полифонист, она и оригинальный дизайнер тоже.
Замечательны продолжающие линию керамических статуэток Розенцвит «одетые» ею куклы. Каждый костюм фигурки, выполненной в тандеме с Розенцвит, с исторической достоверностью смоделирован и сделан в лучших фольклорных традициях. И традициях еврейского театра тоже. Опять мы в далеком (во времени, а теперь уже и на другом краю земли), но ставшим близким местечке.
Поражают и высочайший накал духовности, и глубокая психологичность каждого персонажа. Именно эти характеристики – духовность, психологичность плюс образность и аллегоричность - можно отнести к коллажам Люси Котляр, как, например, ее «Настроение». В черно-белом монтаже лаконично, но по-фрейдистски глубоко дан анализ женского одиночества и рожденного им настроения.
В витражной технике работает виртуоз из цветного стекла Леонид Гринберг. Витраж-картина, витраж-менора, витраж-икэбана. Он колорист-сказочник, «знатный», как говорили в старину, мастер, этот гильдийский новосел. С нетерпением жду его персональной выставки.
Мы все давно знаем этот «художественный» дуэт – Нину Цыпину и Матвея Соловья, их очаровательные, поэтичные поделки из перламутровых раковинок. Потом увлеклись супруги шахматными фигурами, придумав необычные их формы и изготовив тематические наборы – колокольчики, замочки и ключики, чайный сервиз, милые пупсики... Эти шахматы произвели огромное впечатление на Международном шахматном клубе и были раскуплены коллекционерами шахмат.
На ярмарке очень много столов со всевозможной бижутерией. В основном такой, которую уже видели и на прилавках, и на любительницах такого рода украшений. Но было и несколько (считанных!) стендов с настоящими! Оригинальными! Тонким вкусом и богатейшей фантазией их авторов отмеченных подлинных ювелирных изделий. Это прежде всего шедевры Регины Авербух, подчинившей себе металл и сотворившей оригинальнейшего дизайна и пластики форм и линий украшения. Привлекательны колье из бисера Раисы Слободовой. И верх оригинальности, изысканности, непогрешимого вкуса броши, кулоны, даже серьги – композиции из кожи, выполненные Фредой Ворошиловской, художником особенным, редкостным воображением обладающим.
И вот какое очень-очень важное, очень примечательное обстоятельство: в Гильдии все больше молодежи. Наталья Левина с интересными керамическими шкатулками, кружками, кувшинчиками, подвесками, с ящерицей в духе бажовских сказов. Инна Бабурова с чудными куклами для взрослых в пышных нарядах из мешковины. Эрик Лубин с целым букетом мастерски выполненных оригинальных поделок – и опять здесь старинное искусство витража.
И пара сюрпризов: увиденный из окна необычайно поэтичный Нью-Йорк влюбленной в удивительный этот город Людмилы Лейбович; весьма интересная колористически и композиционно сюрреалистическая живопись Игала Шифа, которого я и все читатели «Русского базара» знаем как превосходного газетного фоторепортера. И говорящая графика Юлии Сочилиной: ее «Аллегория добра» призвана помочь нам различить, что есть добро истинное или корысть, которая под добро рядится, а в полном противоречий автопортрете ожидание любви и брошенность, одиночество и надежда.
Словом, молодежь на старте, а те, кто немолод, – в строю, и талант их по-прежнему дерзок и ярок.
До встречи на Ностранд авеню через год.