Антико, царивший в золотой век ренессансной скульптуры

Досуг
№18 (837)

 

Жизнь – это замечательный праздник: 
Если она одарила тебя талантом  И решила, что он достоин и жизни, и любви
Генрих Гейне
 
Антико – имя, гремевшее во времена Высокого Возрождения. Хотя было это даже не полученное от рождения имя, а прозвище, данное Пьеру Джакопо Алари де Буонаколзе - потому, что был он великим знатоком старой греческой и римской скульптуры и сумел свои творения приравнять к лучшим античным образцам – и по знанию древней мифологии и героики, и по оригинальности замысла, и по образности, и по уровню исполнения. 
 
Рождён  он был в середине ХV века близ Мантуи и мальчишкой обучался ювелирному искусству, что помогло ему впоследствии овладеть и привнести много нового в мастерство золочения и серебрения. 
 
Потом юноша, жаждавший приобщиться к познанию искусства античности, перебрался, то есть, одолел весь путь пешком, в вечный город. В Рим. Где антик, как говорится, валялся под ногами. 
 
Многие шедевры сохранились, ещё большее их число было добыто в результате раскопок. Надо было только смотреть и видеть, учиться пониманию благородства форм и мысли шедевров великих, зачастую безымянных классиков и стараться как можно быстрее прийти к постулатам собственного творчества. 
 
Что и свершилось, сделав Пьера Джакопо художником, значимым даже в той стране и в те годы, которые Бог и природа отметили необычайным взрывом талантливости и новаторства.
 
Нужно сказать, что страсть к античности – и к архитектуре, и к декоративному искусству, но особенно к скульптуре – владела в ренессансный век умами, а потому наш молодой герой так резво вписался в круг художественной римской элиты, высоко оценившей его буквально фонтанирующие идеи и знание античного искусства, его мастерство, его самобытность и его влюблённость в старину. За что и стали его звать так коротко и звучно – Антико. 
 
Прозвище прижилось, и скульптор вошёл в историю под этим определившем его место в мировом искусстве ваяния именем.
 
До сих пор учёные-искусствоведы не могут понять, почему так мало сохранилось  работ этого столь почитаемого взыскательными и требовательными современниками художника. Отчего изваяния его столь редки. 
А оттого так важно, что сейчас один из любимейших американских музеев, знаменитый Frick Collection представил (впервые в Западном полушарии!) собрание замечательных статуэток, бюстов, рельефов Антико – 34 шедевра, похожих и непохожих на то, что оставили нам гениальные мастера древности.
 
 Большинство из них из дворца покровителя (сейчас мы бы сказали, спонсора) Антико и собирателя его скульптурных композиций маркиза Гонзага, которому мы обязаны, таким образом, сегодняшней великолепной экспозицией. 
Но, не кажется ли вам, что нам пора в выставочные залы? 
 
Первое, на что сразу же обращено наше внимание, это приверженность художника скульптуре малых форм, его увлечённость, если не миниатюризацией, то значительным уменьшением объёма и роста, восходящих к реальным параметрам человека и характерных для античной скульптуры, но с сохранением свойственных ей пластичности, одухотворённости и выразительности.
 
Вот перед нами череда дивных статуэток: юный Геркулес, уже предназначенный богами к подвижничеству и осиянный нарождающимся беспримерным мужеством; невероятно динамичная группа «Геркулес и Антей», которого сверхгерой поднял в воздух, оторвав от дававший тому силы матери-Земли и лишь там убил; на рельефах Геркулес сражается с неодолимым злом – с немейским львом и лернейской гидрой. 
 
И побеждает. Он молод, силён и могуч духом, он истинный носитель мужского начала. 
 
Геркулес – любимейший персонаж Антико, преклонявшегося перед силой и смелостью и изображавший мифологического героя много раз в разные периоды его жизни. Вот эта, самая, пожалуй, впечатляющая статуэтка из геркулесовой серии: он немолод, мудр, видел множество людей и не заблуждается на их счёт. Но готов для блага их идти на немыслимые свершения. Это и есть подлинное мужество.
 
Семь статуэток: Венера. Прекраснейшая из прекрасных. Бронза. Но кудри и прикрывающая лишь ноги ниже бёдер накидка – золотые! Потому что Антико освоил технику золочения, и сияющие фрагменты статуэток и скульптурных портретов придавали творениям художника особую привлекательность.
 
Потрясает трагический «Пан», уставший потешать и потерявший себя. 
 
Был Антико и одним из крупнейших мастеров в полной мере психологического скульптурного портрета. Император Марк Аврелий – не в победный час, а познавший горечь разочарования и крушения надежд. 
 
Глаза! Я встречаюсь с ним взглядом: художник-новатор научился так серебрить глаза, что они кажутся живыми. 
Бюст Клеопатры: ему нет аналогов в старой скульптуре, Антико опирался на письменные свидетельства римских авторов, описывавших египетскую царицу в дни посещения ею столицы империи. Лицо Клеопатры холодно и бесстрастно, но в то же время женственно и эротично, в глазах затаилось предчувствие трагического конца.
 
В портрете Александра Великого воплотились эллинистические представления о том, каким должен быть истинный правитель: умён, образован, силён, ловок,  безудержно храбр, воинственен, энергичен, справедлив. Таким и предстаёт он перед нами. А ещё красив, поэтичен, сексуален, неординарен…
 
Портрет императора Антония Пия художник изваял в последние годы жизни. Умный, властный, но, увы, не достигший в жизни того, о чём мечтал и в чём был уверен, страдающий и страдание это скрывающий человек. Бронза и говорящие серебряные глаза. 
 
Этот скульптурный портрет считается одним из лучших в мировом искусстве ваяния.
«Весь груз тоски многоэтажной, сгинь в очистительных веках!». 
Эту выставку нужно и должно увидеть. 
Музей находится в Манхэттене, на углу 5 авеню и 70 улицы (поезд метро «6» до 68 Street).