ABT 2006 в новом сезонеАМЕРИКАНСКИЙ БАЛЕТНЫЙ ТЕАТР

Вариации на тему
№23 (529)

Американский Балетный Театр возник в 1940 году. В честь 65-летия труппы американский Конгресс присудил АБТ почетное звание «Национальной балетной компании Америки», театр получил также поздравление от Сената.
22 мая АБТ открыл свой очередной сезон на сцене Метрополитен Опера праздничным концертом. Как обычно, в таком гала-концерте театр показывает отрывки из тех балетов, которые включены в репертуар этого года, а также танцуют все премьеры труппы. Вечер смотрелся с интересом, сразу было видно, что труппа находится в прекрасной форме, что и подтвердилось во время последующих спектаклей. В отрывке из «Корсара» выступили три латинянина – Марселло Гомес, Хосе Кореньо и Херман Корнеджо. Они буквально устроили соревнование в прыжках и пируэтах. И хотя некоторые критики отдали предпочтение Корнеджо, он произвел на меня плохое впечатление, что опять же подтвердилось на спектаклях. Танцовщик невысокого роста, типичный гротесковый артист, он все время «рвется из всех сухожилий», чтобы достичь уровня премьеров. Усилия, с которыми он исполняет балетные трюки, сводят на нет результат этих стараний, высота прыжка уже не имеет значения. А Гомес и Кореньо находятся в прекрасной форме, ими можно было только любоваться.
Главным «козырем» вечера стало выступление Дианы Вишневой в роли Манон в сцене из второго акта. На сцену вышла балерина высокого уровня, и это сразу стало очевидно. Остается ждать, когда Вишнева станцует этот спектакль целиком (в репертуарном расписании спектакль «Манон» с участием Дианы Вишневой и Владимира Малахова назначен на день 21-го и вечер 23 июня).
После гала-концерта наступила очередь «Корсара», а затем – вечера постановок на музыку Игоря Стравинского. Программа была составлена из одноактных балетов «Аполлон», «Игра в карты» и «Петрушка».
«Аполлон» (первоначальное название – «Аполлон Мусагет») поставлен Дж.Баланчиным для «Русского балета» Сергея Дягилева в Париже в 1928 году. На премьере в главных ролях выступали лучшие танцовщики тех лет – Серж Лифарь и Александра Данилова.
Балет посвящен Аполлону, греческому богу – покровителю искусства, его рождению и возмужанию. Сын Зевса и Лето (Латоны), он постигает искусство игры на арфе и искусство танца. После этого Аполлон отправляется на Олимп в сопровождении трех муз – Каллиопы, (музы эпоса и героических песен), Полигимнии (музы пения) и Терпсихоры (музы танца, которую, естественно, Аполлон в балетном спектакле выделяет как главную).
Этот балет – совершенное творение Баланчина. Наверно, все выдающиеся премьеры двадцатого века танцевали Аполлона. Я видела три состава исполнителей. Балет выглядел наиболее завершенным, когда Аполлона танцевал артистичный Хосе Кореньо, Терпсихору – очаровательная, нежная Джулия Кент, а двух другх муз – Джилиан Марфи и Мариа Рисетто.Это был замечательный ансамбль. В другом составе в роли Аполлона выступил мужественный и энергичный Карлос Акоста, в третьем - главные роли прекрасно танцевали Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский. Оба были достойны взойти на Олимп. Но исполнители других муз были настолько «не на высоте», что ансамбля не получилось, и другие спектакли в целом не произвели должного впечатления. Еще хуже обстояло дело с балетом, когда Аполлона танцевал Дэвид Халлберг. Театр тщетно пытается вырастить премьера из этого заурядного солиста. Конечно, труппе нужен приток молодых сил, но, к сожалению, красивый внешне танцовщик не обладает никакой индивидуальностью. Он старательно исполнил движения (даже не скажу: танцевал) – это все, что можно о нем сказать. Прекрасно выступила Вероника Парт в роли Терпсихоры (величественная, красивая, она, скорее, напоминала жену Зевса Геру), но без Аполлона нет балета!
Кроме того, оркестр под управлением дирижера Ормбсби Уилкинса играл довольно вяло, дирижер не выделял музыкальные акценты. Так, я всегда слежу за тем моментом, когда Аполлон начинает чувствовать свою божественную силу. В конце танца с музами Аполлон замирает, положив голову на подставленные ладони танцовщиц. Пауза. Удар в музыке. Кажется, что все инструменты в оркестре издают один мощный аккорд. Аполлон поднимает голову, прислушивается. Второй аккорд. Аполлон выпрямляется. Перед нами – бог. Он услышал зов судьбы, ощутил свое высокое назначение. Теперь он готов занять свое место на Олимпе. Это – решающая, кульминационная сцена спектакля. Оркестр АБТ что-то негромко «мурлыкал» (я преувеличиваю, но не очень сильно), естественно, танцовщики, не ощущая поддержки в музыке, этот момент не выделили должным образом, обозначили – но не почувствовали (Акосту выручала его мощная энергия, Белоцерковского – «божественное» величие).
«Игра в карты» - одноактный балет в трех частях, впервые был поставлен в 1937-м году Дж.Баланчиным для труппы АБТ и шел на сцене Метрополитен Опера. С тех пор многие хореографы в разных странах сочиняли балет на эту музыку. Наиболее удачной оказалась постановка Дж.Крэнко, которую он осуществил для Штутгартского балета в 1965 году. Русские зрители видели ее в России в 1972 году во время гастролей штутгартского театра. В этом варианте балет включен в прошлом году и в репертуар АБТ.
«Игра в карты» - балет-шутка, ироничный и изобретательно поставленный. Крэнко воспроизвел средствами хореографии карточную игру в покер, где Джокер, который может по правилам игры заменить любую карту, вмешивается в игру. Так, в начале балета он исправляет неправильное положение рук у двух десяток и двух семерок треф и выбрасывает из их общества Королеву червей. Затем тщетно пытается «втереться» в компанию червонных карт. Воспользовавшись той ситуацией, что третья компания карт танцует в неправильной комбинации, Джокер появляется на сцене Королевой пик и вмешивается в игру. В конце концов карты, объединившись, изгоняют Джокера из игры (так сказано в программе, в балете мне этого не показалось).
Но даже тем, кто, как и я, ничего не понимает в карточной игре, смотреть этот веселый балет интересно.
Исполнители спектакля были неравноценны. В первом составе Джокера танцевал все тот же рвущийся в «первачи» Корнеджо. Лишенный чувcтва юмора, он только воспроизводил рисунок роли. Зато действительно хороша была Ирина Дворовенко – Королева червей. Она смешно разыгрывала свою партию и при этом была по-детски наивна и по-королевски значительна.
Зато какой подарок получили зрители, которые видели в роли Джокера Хулио Бокка! Знаменитый танцовщик уходит в этом году со сцены. (Он будет прощаться с публикой 22 июня в роли Де Грие в балете «Манон»). Бокка был просто великолепен в роли Джокера! Это была талантливая актерская работа. Танцовщик разыгрывал свою роль с энтузиазмом и искренностью настоящего комедийного артиста. Он веселился сам и веселил публику, дурачился, акцентировал смешные нюансы (как и Дворовенко в роли Королевы). Его прыжок не покорял нас своей высотой, но искрометное выступление Бокка еще раз доказало, что сцена – не цирковая арена или спортивное соревнование, и что искусство настоящего актера (и успех у зрителя) не зависит от количества трюков, которые он может сделать. В последнем спектакле семерку червей удачно (и выразительно, и с юмором) танцевал Геннадий Савельев, энергичный предводитель мужского содружества, самодовольный и самодостаточный, как и вся его команда.
В третьем отделении шел знаменитый балет Михаила Фокина «Петрушка».
Балет поставлен Фокиным в 1911 году для выступлений труппы Дягилева в Париже. Состав исполнителей вошел в историю балетного искусства ХХ века: Петрушка – Вацлав Нижинский, Балерина – Тамара Карсавина... Роль Петрушки стала едва ли не лучшей в творческой биографии великого артиста начала прошлого века. Но сегодня балет восстановлен Гарри Крайстом крайне неудачно, отсюда, я думаю, и крайне неудачное исполнение всеми премьерами театра заглавной роли. Сегодня, глядя на исполнителей этой роли, не понимаешь, почему все премьеры, включая Р.Нуреева, М.Барышникова, В.Малахова, оставили след в мировом балете, выступая в «Петрушке»? Роль выглядит совершенно невыигрышной.
Конечно, они танцевали другую редакцию. Я видела два хороших варианта «Петрушки»: в труппе Джоффри, и в спектакле, восстановленном Андрисом Лиепой в Мариинском театре. Но репертуар театра, созданного Джоффри постепенно исчез после его смерти, а в Мариинском театре почему-то восстановили редакцию Л.С.Леонтьева, гораздо более бедную и вялую, чем предыдущая. В спектакле АБТ на сцене происходит такая сумятица, что в постоянной толчее и пестроте костюмов просто невозможно ни на ком сосредоточиться. Зловещий Фокусник в исполнении девяностолетнего Фредерика Франклина превратился в какого-то жалкого комедианта. Нет даже намека на философский смысл балета. Глядя на исполнителей Петрушки, я не могла бы без программки определить, кто танцует. И он, и Балерина в американском балете – фигуры чисто функциональные. Великолепная пляска кучеров совершенно потеряна в общей суете. Танцовщики театра Джоффри тоже не учились характерному танцу, как и все те, кто окончил американскую балетную школу, но тогда этот танец публика нередко требовала повторить, так крупно он был подан, с такой внутренней силой и мощью исполнен (что и соответствует музыке).
Единственным танцовщиком, который понимал, что он делает на сцене, стал Марселло Гомес. Его Арап был сразу заметен, артист точно подал характер и за ним было интересно следить. Я все больше убеждаюсь, что Гомес вырос в одного из самых интересных премьеров американского балета.
«Неделя Стравинского» закончилась. Наступила очередь премьеры этого года: балета «Золушка» на музыку Сергея Прокофьева в постановке канадского хореографа Джеймса Куделки.

Фото Нэн Мелвил


Комментарии (Всего: 1)

I love Diana so much.<br>Thank you very much for writing about her dance in US.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *