Самый “зеленый” небоскреб в Нью-Йорке

Нью-Йорк
№26 (532)

Привлеченные видимыми отовсюду блестящими ножами двух небоскребов, недавно распоровшими небо в Манхэттене у юго-западного угла Центрального парка, наводняющие столицу мира туристы не сразу замечают поднявшееся всего в трех кварталах от них другое архитектурное чудо – не столь высокую, но оттого не менее оригинальную башню новой штаб-квартиры издательской корпорации Hearst.
Благодаря необычной форме, новое здание на скрещении 8-й авеню и 56-й улицы не только не теряется между окружающими его со всех сторон многоэтажными параллелепипедами, но, наоборот, еще больше выделяется на этом привычном фоне. Особенно выигрышно выглядит оно ночью, когда льющийся изнутри свет подчеркивает невиданные ромбовидные формы стального каркаса, образующего в местах сочленения граней ярко светящуюся “зубчатую” поверхность.
...В градостроении, как и во всех других областях современной жизни, наблюдается сейчас процесс глобализации. Вот и в Нью-Йорке можно увидеть воплощенные в камень металл и стекло идеи известных архитекторов со всего мира. В частности, башню Херста в Манхэттене спроектировал англичанин сэр Норман Фостер - человек-легенда, известный такими архитектурными шедеврами, как Мост Тысячелетия в Лондоне, самое высокое в Европе здание Коммерцбанка во Франкфурте, банк в Гонконге, Британский музей, фантастическая башня Свисс Ре в Лондоне и множество других не менее примечательных сооружений.
В Германии Фостер руководил реконструкцией двух уникальных исторических памятников, разрушенных в самом конце Второй мировой войны, - рейхстага в Берлине и городского вокзала в Дрездене. Архитектурные решения мастера отличаются не только смелостью, но и необыкновенными тактом и деликатностью в подходе к чувствам жителей обоих городов и их истории. Обновленное здание рейхстага с огромной прозрачной полусферой над залом заседаний стало визитной карточкой нового Берлина, а для жителей Дрездена реконструкция вокзала вылилась в своего рода дружеский символический акт.
Знаменитый англичанин, родившийся в Манчестере в семье рабочего и получивший за свои заслуги титул лорда от королевы, принадлежит к числу выдающихся фигур в мировой художественной культуре. Он сформировал новый взгляд на архитектуру как целостную среду человеческого существования. Фостер - лауреат многих престижных наград и премий, ведущий мастер направления “Архитектура высоких технологий”.
Начав в середине прошлого века с конструктивистских опытов, к концу его архитектор по достоинству оценил и максимально использовал возможности современных строительных технологий и материалов. Особенно наглядно такой подход проявился в одном из последних творений Нормана Фостера - знаменитом лондонском небоскребе необычной формы, который жители британской столицы называют попросту “Огурцом”.
“Это самый оригинальный и элегантный небоскреб, построенный за последние 30 лет”, - писала про него газета Wall Street Journal. 40-этажное здание, полностью состоящее из криволинейных конструкций, Фостер назвал “первым экологически прогрессивным высотным зданием в Лондоне”. И подчеркнул, что такое архитектурное решение стало технологически возможным лишь в самое последнее время.
Аэродинамическая форма “огурца” создает такой баланс розы ветров, что они не устремляются к поверхности земли, а значит, не создают проблем для пешеходов. В этом офисном здании работает система естественной вентиляции, что на протяжении года позволяет в среднем отключать почти половину вентиляционной и охлаждающей аппаратуры. А расположенные на фасаде световые колодцы значительно сокращают необходимость искусственного освещения. Такое комплексное сокращение потребления энергии вместе с отказом от кондиционеров приводит не только к экономии средств, но и к уменьшению вредных выбросов в атмосферу.
Аналогичные принципы, но с еще более выраженной экологической заостренностью, Фостер использовал и в своем нью-йоркском проекте. 42-этажная башня из нержавеющей стали и стекла, поднявшаяся над шестиэтажным каменным зданием, которое корпорация Херста занимала с 1928 года, построена с таким расчетом, чтобы быть эффективным потребителем энергии, минимизировать отходы и обеспечить яркую, привлекательную внутреннюю окружающую среду для 1800 служащих. Именно такой подход архитекторы называют “зеленым” или толерантным к окружающей среде, поскольку он уменьшает потребление ресурсов, а также загрязнение земли, воздуха и воды.
Что касается ресурсов, для строительства каркаса нового небоскреба стоимостью 500 миллионов долларов потребовалось на 20 процентов меньше стали, чем при возведении типичного манхэттенского офисного здания. А материалы, полученные в результате вторичной переработки ранее использованных, составили 90 процентов всех материалов, доставленных на строительную площадку.
Одна из отличительных особенностей здания Херста - большой многоэтажный атриум-вестибюль высотой 70-80 футов с окном в крыше. Для того чтобы поддерживать в столь большом объеме заданную температуру с помощью обычных кондиционеров, потребовалось бы очень много энергии. В новом здании эта проблема решается по-иному. Под полом атриума проложена система труб, по которым циркулирует охлажденная или нагретая жидкость. Таким образом, пол является поверхностью, испускающей тепло или поглощающей его по мере надобности.
Тут же, рядом с эскалаторами, доставляющими работников и посетителей на верхние этажи, по ступенчатой стене стекает вода. “Этот “водопад” выбран нами по архитектурным соображениям, но мы используем его воду и для регулировки температуры внутри помещения, - сказал вице-президент консалтинговой инженерной фирмы Flack & Kurtz Азиф Сайед. - Если мы хотим, например, чтобы температура там была 75 градусов, мы получаем их, охлаждая воду до 65 градусов”. Этот подход уже известен в Европе, но в Манхэттене он используется впервые.
С целью еще большей экономии на крыше башни имеется резервуар для сбора дождевой воды. За счет этого во время сильных ливней в расположенные вокруг здания сливные люки городской канализации попадает на 25 процентов меньше стоков, чем это обычно бывает у таких же по величине обычных небоскребов.
А собранная дождевая вода сохраняется и используется для замены влаги, потерянной от испарения в системе кондиционирования. Она также покрывает половину ирригационных нужд башни, питая насосную систему, предназначенную для полива растений внутри здания и уличных деревьев.
На верхних этажах небоскреба используется высокоэффективное кондиционирующее оборудование с датчиками и воздуходувками, позволяющими подавать в помещения те объемы воздуха, которые соответствуют фактической потребности, а не заранее заданным уровням. Так, во время ланча, когда работники уходят из своих комнат и оставляют компьютеры, датчики реагируют на это, автоматически изменяя на более экономичный режим работы системы кондиционирования. При этом в ней не используется ни одно из тех химических веществ, которые разрушают защитный озоновый слой в атмосфере.
Столь же умно действует здесь и система регулирования освещения. Специальные датчики выключают искусственные светильники, когда в помещениях нет работников или тогда, когда в них поступает достаточно естественного света через стеклянные стены. При этом о наличии или отсутствии людей датчики освещения “узнают” от других датчиков, фиксирующих наличие или отсутствие в помещении движущихся предметов.
Как и у соседних небоскребов, практически все наружные стены новой башни выполнены из стекла. Но это не обычное стекло. Оно имеет специальное покрытие, пропускающее видимый свет и отражающее большую часть невидимого теплового инфракрасного солнечного излучения.
И еще одна новинка: при строительстве здания Херста запрещалось использовать материалы, покрытия и клеи, которые испускают летучие органические соединения (volatile organic compounds, или, как их коротко называют инженеры, - VOC), в том числе и опасные для здоровья химические вещества.
“Поэтому работающие внутри нашего дома люди даже в самое первое время не ощущали неприятных запахов, свойственных всем только что сданным в эксплуатацию помещениям, - говорит Брайан Швагерл, старший менеджер по оборудованию башни. – То есть мы фактически имеем нулевой уровень VOC” Новая нью-йоркская штаб-квартира одной из крупнейших медиа-корпораций претендует сейчас на получение сертификата LEED (Leadership in Energy and Environmental Design), присуждаемый зданиям, наиболее “дружелюбным к окружающей среде”. До сих пор ни один небоскреб в столице мира не заслуживал такой чести – в случае успеха башня Херста будет первым. Правда, не так давно у нее появился конкурент – поднявшийся в Нижнем Манхэттене 7-й билдинг Всемирного торгового центра. Какая из этих двух высоток получит вожделенный “зеленый” приз - мы скоро узнаем.
А Норман Фостер уже готовится к архитектурному “завоеванию” еще одной страны - России. В феврале этого года жители Санкт-Петербурга получили возможность ознакомиться с макетами проектов, участвовавших в конкурсе по развитию одного из самых живописных уголков Северной Пальмиры - острова Новая Голландия. Среди авторов представленных на выставке работ были архитектурные мэтры из Германии и Голландии. А выиграл это соревнование их британский коллега Норман Фостер.
Его проект Дворца фестивалей был таким необычным, что даже видавшие виды журналисты отзывались о нем в возвышенных тонах. “Сэр Норман Фостер посадил на питерский остров полупрозрачный звездолет. Его лучи обнимают центральную площадь с прудом, в пруду плавает сцена, пруд обрамляют фонтаны, новые здания по периметру острова вторят старым, круглое, колизееобразное здание бывшей военной тюрьмы перекрыто нежнейшего рисунка стеклянным куполом, а каналы, мосты, открытые террасы заставляют поверить, что идея Северной Венеции не такое уж и умозрительное построение”, - писала о проекте Фостера газета Коммерсант.
В прошлом месяце замечательный архитектор посетил посвященную его творчеству выставку, открытую в московском Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Естественно, наибольшее внимание зрителей экспозиции “Норман Фостер. Пространство и время” привлек разработанный британским архитектором проект 110-этажного 660-метрового небоскреба “Россия”, который будет возведен на территории международного делового центра “Москва-Сити”.
А почему архитектурная выставка была на этот раз организована в музее искусств, объяснила публике его директор Ирина Антонова: “Фостер представляет не только совершенно новую технологию, но и художественно насыщенную архитектуру. Недаром его выставка смотрится почти как выставка современной скульптуры. Каждая его архитектурная форма насыщена той энергией красоты, которая неразрывно связана с нашим представлением об искусстве. Соотношение искусства, технологии, архитектуры у Фостера безупречно”.
Те, кто уже видел башню, украсившую собой и без того один из красивейших районов Нью-Йорка, наверняка с этим согласятся.