на озере Лебедином

Вариации на тему
№27 (533)

В Линкольн центре закончилась неделя «Лебединого озера». В среду 28 июня дневной и вечерний спектакли Американского Балетного Театра танцевали две русские балерины: днем в роли Одетты-Одиллии вышла на сцену Вероника Парт, вечером - Диана Вишнева.

ЛЕДЯНАЯ ДЕВА
Вероника Парт до некоторой степени - феномен. С самого ее появления еще на сцене Мариинского театра от нее все время ждут, что она достигнет творческого успеха. В Петербурге руководитель балетной труппы говорил, что Парт - «будущее нашего балета». Но в 2002 году Вероника Парт покинула Мариинский театр, не успев себя проявить. По приглашению Кевина МакКензи, художественного руководителя АБТ, она начала работать в американской труппе. Парт владеет одним несомненным качеством - красотой танца, особенно - красотой поз. Это большое достоинство для танцовщицы классического балета. Большое - но не единственное. Не первый год Парт танцует Одетту-Одиллию в балете «Лебединое озеро», но никаких сдвигов, никаких сюрпризов в ее работе даже не наметилось. 28 июня она вышла на сцену опять-таки величественная и красивая, но на протяжении всего балета в ее исполнении не было даже намека на живое чувство, на какую-либо актерскую краску. Балерина протанцевала весь балет как генеральную репетицию - так иногда исполнительницы проходят перед выступлением только «текст» роли, а эмоции приберегают для спектакля. Но Парт танцевала спектакль перед публикой! Особенно она удивила меня в роли «черного лебедя», коварной соблазнительницы Одиллии: балерина танцевала весь акт, опустив глаза в пол. Не помню, посмотрела ли она на Принца хоть один раз... Кого ее Одиллия собиралась таким образом соблазнить? Да балерина и не думала о смысле роли, танцевала - и все.
Конечно, Парт выступала в этом сезоне в «Лебедином озере» всего один раз (впрочем, как и все остальные балерины, за исключением Ирины Дворовенко). Можно предположить, что актрисе одного спектакля мало, чтобы раскрыться. Но Парт уже не дебютантка, должно же было появиться в ее исполнении хоть что-нибудь, хотя бы намек на душевное движение, на самостоятельное мышление! Уж как ее любил Принц - Марчелло Гомес! Как нежно он ее обнимал, с каким восторгом клялся в любви! Ничто не вызвало в его партнерше ответного чувства. Ледяной девой вышла балерина на сцену и ледяной девой протанцевала весь балет.
А ведь случались в сценической биографии Парт несомненные удачи: Мирта- повелительница виллис в «Жизели», Терпсихора в «Аполлоне», сольная партия в современном неоклассическом балете «Карусель»... Вероятно, феномен Парт заключается в том, что, несмотря на явно выраженное даже в самом ее появлении на сцене балеринское начало, Парт не может танцевать большие балеты, где требуется развитие образа, эмоциональное напряжение. Вероятно, она была бы прекрасной исполнительницей баланчинских одноактных постановок, где одной краски - красоты танца - было бы совершенно достаточно.
В том дневном представлении только Гомес в роли Принца и радовал глаз. Я рассказывала в предыдущем номере газеты, что в другом спектакле Гомес создал замечательный образ злого колдуна, оборотня. В спектакле с Парт Ротбарта на балу танцевал молодой премьер Дэвид Халлберг и провалил роль. Красивый, но внутренне пустой, незначительный, с плохими манерами... Почему невесты шли за ним, как завороженные, понять было нельзя, Халлберг не выделялся из общей толпы на балу.
Геннадий Савельев прекрасно исполнил мужскую партию в па-де-труа. Какой замечательный классический танцовщик! Но в целом спектакль не состоялся.

ПЛЕННИЦА
В вечернем спектакле выступали Диана Вишнева и Хосе Кореньо.
Вишнева станцевала уже несколько редакций балета: в Берлине (где она и дебютировала в роли Одетты/Одиллии) - в редакции П.Барта, в Париже - в редакции Р.Нуреева, в Мариинском театре - «Лебединое» К.Сергеева, в Москве - Ю.Григоровича, в Нью-Йорке - К.МакКензи, а также танцевала разные редакции в Греции и Японии.
Я видела Вишневу в берлинском, американском и московском спектаклях. Не все выступления казались законченной работой, но каждый раз балерина восхищала новыми красками, неожиданными решениями отдельных сцен и образов. Балерина обладает неистощимым запасом творческой фантазии! Каждый спектакль Вишневой - это новый взгляд на свою роль. Самым законченным спектаклем (из тех, которые я видела) был, пожалуй, московский. Спектакль 28 июня оказался, на мой взгляд, наиболее спокойным. Как будто балерина, так неистово выплеснув эмоции в «Жизели» и «Манон», решила станцевать следующий балет в иной тональности. В целом это был удачный спектакль. Свой выход во второй картине и адажио с Принцем Вишнева станцевала так красиво, как будто рождена была танцевать Одетту. Милый и трогательный Принц Кореньо не вызывал у Одетты-Вишневой сильных чувств, и она явилась нам в этом спектакле в образе пленницы, оплакивающей свою судьбу. Тем большее впечатление произвела балерина в вариации, которую вдруг станцевала сильно и динамично: это был крик лебедя, протест против злой судьбы.
В адажио Одиллии и Принца во втором акте Вишнева и Кореньо так же, как Дворовенко и Белоцерковский, слегка потерялись в ненужной сценической сутолоке, громоздких декорациях, побочных эпизодах. Зато в последней картине Вишнева была по-настоящему трагична. Балерина нашла в пластике роли какие-то неожиданные нюансы, ее Одетта все больше и больше напоминала лебедя, как будто предательством Принца была обречена на окончательное превращение в птицу.
В роли Ротбарта на балу удачно выступил Саша Радетский. Это не был ослепительный Дон-Жуан Гомеса, но он пугал и завораживал магической силой, сочетанием злобы и своеобразного обаяния. Словом, это был хороший спектакль, который останется в памяти.