NEW YORK CITY BALLET

Вариации на тему
№27 (533)

В Линкольн центре закончился сезон другой американской балетной труппы - New York City Ballet. Ежегодно театр показывает несколько новых балетов в рамках фестиваля Diamond Project.
В этом году из семи премьер наибольший успех имели «Русские сезоны», поставленные Алексеем Ратманским (художественным руководителем балета Большого театра) на музыку Леонида Десятникова, и «Slice to Sharp» финского хореографа Йорма Ело на музыку Генриха Франца фон Бибер и Антонио Вивальди.
Музыка Десятникова построена до некоторой степени по аналогии с «Четырьмя временами года» Вивальди. Десятников еще ввел в музыку и женский голос. Музыка следует церковным ритуалам, связанным с временами года. Ратманский проявил незурядную изобретательность, создавая хореографию на смешении классического и фольклорного русского танца и танца-модерн.
Реакция американских критиков была в целом очень положительной, я с нее и начну. Клайв Барнс, образованный американский критик, знаток истории мирового балета, обладающий оригинальным мышлением, написал в газете «Нью-Йорк пост», что Ратманский в русском балете - следующий после Григоровича и Якобсона, а в мировом, возможно, - после Баланчина. На мой взгляд, характеристика явно завышена, но над мнением Барнса всегда стоит поразмыслить.
Другую, удивившую меня рецензию написала Джон Акочелла в элитном журнале «Нью-Йоркер». Акочелла, которая откровенно признается, что не любит русский балет («Я люблю только двух русских, - говорила она мне, - Баланчина и Барышникова»), неожиданно для меня высоко отозвалась о балете Ратманского. - Возможно, оттого, как она правильно отметила, что Ратманского нельзя назвать полностью «русским хореографом»: Ратманский хотя и окончил русскую балетную школу, но вскоре уехал из России и сложился как хореограф на Западе. Акочелла увидела в балете Ратманского воплощение темы жизни и смерти, и это произвело на нее сильное впечатление.
Мне безоговорочно понравился балет Ратманского, но я не нашла его настолько выдающимся, чтобы ставить имя создателя следом за титанами русской и мировой хореографии. Тему смерти я не обнаружила. Меня не вдохновляла музыка Десятникова, она казалась мне не слишком глубокой, а для балета - слишком длинной, отчего и в балете есть длинноты. Меня сбивали с толку костюмы Галины Соловьевой. То есть краски, как всегда, художница подобрала восхитительные. Но имитировав крестьянские костюмы, она надела при этом на головы танцовщиц головные уборы, завязанные под подбородком, чего в деревне никогда не делали. В последней части балета главная героиня выходит замуж. Так почему она в начале балета - в шапочке? Крестьянки надевали головной убор только выйдя замуж. Возможно, я не права: в балете нет и смысловой связи между частями. Но главное, чтобы понимать происходящее на сцене так глубоко, как поняла Акочелла, по-видимому, надо знать текст песен. Певица исполняла их на русском языке, но ни одного слова разобрать было нельзя, а я не стала читать заранее английский перевод. Словом, раньше, чем я посмотрю этот балет еще раз в следующем сезоне, я не могу составить о нем окончательное мнение. Но повторяю: понятный или нет, балет производит очень хорошее впечатление.
Огромный успех выпал и на долю «Slice to Sharp». Йорма Ело учился балету в Хельсинки и в Хореографическом училище в Ленинграде. Танцевал в различных европейских компаниях. С 2005 года Ело - хореограф балетной труппы в Бостоне. Его бессюжетный балет - это бурный хореографический поток, калейдоскоп сложнейших движений. Ело, по-видимому, обладает незаурядной хореографической фантазией. Труппа проявила чудеса профессионализма, особенно чудеса координации в танце. Танцевали весело, азартно, ну просто не верилось, что это - безликие танцовщики Нью-Йорк Сити Балета! Впрочем, и в балете Ратманского почти все исполнители «ожили», было видно, что танцевать этот спектакль им самим доставляет удовольствие. Особенно хорош был лидирующий черный танцовщик Альберт Иванс, который, как никто другой, чувствовал характер русского танца.
Оба спектакля включены в репертуар театра. Кроме того, Елмо будет ставить новый балет для осеннего сезона АБТ.
АБТ продолжает выступления в Линкольн центре. На этой неделе труппа танцует балет Фредерика Аштона «Сильвия» и классический балет «Корсар», со следующего понедельника наступает очередь «Ромео и Джульетты» МакМиллана, так заканчивается летний сезон. Тем, кто захочет посмотреть «Ромео и Джульетту», советую купить билет на один из трех спектаклей: 10 июля в главных ролях выступают Диана Вишнева и Анхел Корелла, 13-го - Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский, 14-го - Джули Кент и Марчелло Гомес.
Нина Аловерт
Фото Пола Колника