“С лицензией на убийство”

Факты. События. Комментарии
№28 (534)

Итак, обещание, данное когда-то Владимиром Путиным, - «мочить террористов в сортире» - теперь может быть на вполне законных основаниях выполнено в любом уголке Земли. Как и ожидалось, Совет Федерации наделил президента России правом использовать вооруженные силы и подразделения спецназа за рубежом «для пресечения международной террористической деятельности, в целях защиты прав и свобод гражданина, охраны суверенитета России, ее независимости и государственной целостности». Ранее соответствующий закон приняла Госдума РФ. [!] Впрочем, стоит отметить: это российский закон, а не международный. В международной практике дело обстоит несколько сложнее.
По сути дела, так называемыми «активными действиями» за рубежом занимается разведка любой страны мира. Именно на этом строятся многочисленные шпионские триллеры. Настоящие разведчики, конечно, не похожи на киношного Джеймса Бонда и ему подобных, пачками убивающих «плохих парней» и, как писал один юморист, пребывающих «в состоянии усилием воли вызвать землетрясение, цунами и такси», однако и они при случае и необходимости могут замочить кого-нибудь в подходящем для этого месте.
Тем не менее в послевоенной истории официальное разрешение на использование силовых методов за рубежом в мирное время выдавали лишь несколько диктаторских режимов, а также... США. Парламент Соединенных Штатов в законодательном порядке позволил силовые действия своим спецслужбам за рубежом, «если они обусловлены защитой жизни и свободы граждан США и союзных стран, а также необходимостью пресекать террористическую деятельность, направленную, в первую очередь, против США». Следует заметить, что этот законодательный акт до сих пор подвергается резкой критике как со стороны американской оппозиции, так и со стороны мирового сообщества.
Российский президент вряд ли рискует стать объектом критики в собственной стране: во-первых, раз американцам можно - то и русским не возбраняется (но американцев мы все равно за это ругать будем). Во-вторых, закон может оказаться не более чем бумажным тигром. По одной простой причине: для того, чтобы проводить подобные операции, требуются соответствующие подразделения с высочайшей подготовкой (это у России есть), а также ОЧЕНЬ много денег. В условиях тотальной войны с терроризмом нападения на российских граждан, как это ни печально, будут продолжаться, и достойный отпор может обойтись государству в немалую сумму.
Тем не менее в необходимости подобных действий вряд ли кто-нибудь сомневается - есть ли закон, нет ли его. Израиль никогда не принимал подобного законодательных актов, однако более двадцати лет вел охоту на террористов из «Черного октября», убивших израильских спортсменов на мюнхенской Олимпиаде 1972 года. Охотился, пока не уничтожил почти всех. Последний из оставшихся в живых умер от рака за два дня до того, как на него планировалось совершить покушение.
Итальянские спецслужбы вызволили в Ираке свою журналистку Джулиану Сгрена - как выяснилось, также не путем переговоров, а напав на лагерь моджахедов, где она содержалась. И если бы не американский патруль, все итальянцы остались бы живы-здоровы.
Сотрудники испанской разведки настигли троих террористов, ответственных за взрывы в мадридских электричках, в Марокко, а французы достали похитителей и убийц парижского еврея-парикмахера в республике Кот-д’Ивуар, где те попытались скрыться. Так что в мировой практике подобные акции не редкость, и ради этого не стоило, собственно, принимать особый закон. Но раз уж приняли - придется постараться, чтобы он действовал. А это будет непросто.
«Противодействие террористам» - формулировка весьма расплывчатая. Вряд ли кто-то поверит, что российские спецслужбы «противодействовали террористам», если вдруг, например, вместо делегации Генпрокуратуры РФ в Великобританию отправится спецназ СВР, чтобы внимательно осмотреть владения того же Бориса Березовского. Кроме того, не следует забывать и еще одно обстоятельство: США являются для террористов всего мира (кстати, далеко не только исламистов) целью номер один. И раз уж там действует закон, позволяющий с этими самыми террористами бороться где угодно и как угодно, то все это принимает вид более-менее конвенциональной войны. Приняв подобный законодательный акт, Россия также становится вполне легитимной целью. До сих пор российские спецслужбы не отличались особым умением «действовать на опережение» (если только не считать таким примером пресловутые «мешки с сахаром» в подвале жилого дома). Смогут ли?
Впрочем, реальной альтернативой такому закону можно считать разве что ситуацию, которая сложилась, например, в Германии. Германская разведка БНД (Bundesnachrichtendienst), согласно Конституции, имеет право работать только за рубежом, причем исключительно пассивным образом, собирая информацию. Как раз из-за своей активной деятельности эта служба раз за разом попадает в скандалы. Сначала двоим немецким разведчикам пришлось отчитываться перед парламентской комиссией о своих действиях в Ираке (после того, как «Нью-Йорк Таймс» похвалила их совместную работу с военной разведкой англо-американского экспедиционного корпуса). Потом БНД едва удалось замять скандал с пятью немецкими журналистами, через которых разведчики сплавляли исламистам дезинформацию. Даже это, так сказать, «полуактивное» действие вызвало возмущение пацифистски настроенной немецкой общественности. Последние неприятности, следует признать, немецкие спецслужбы получили за дело: как выяснилось, они были осведомлены о похищении ЦРУ трех немецких граждан, подозреваемых в причастности к Аль-Каеде. Знали - и помалкивали.
Мало принять закон - следует еще и добиться, чтобы он действовал. Получится - замечательно. Пусть террористы боятся. Если израильтяне ради вызволения одного солдата поднимают всю армию - не грех и россиянам отыскать в Ираке тех, кто убил российских дипломатов, и выставить их головы на всеобщее обозрение. Однако если этот закон так и останется на бумаге, лучше пойти и посмотреть в кино очередную эпопею про Джеймса Бонда. Больше толку будет.