ЗАБЫТЫЕ ПОЛКИ

История далекая и близкая
№28 (534)

Окончание. Начало в №27 (533)
За два года до нашего отъезда в Алжир другой советский экспедиционный корпус отправился в Африку также на двух военных транспортах. Отправились они из Кронштадта летом 1960 года в бывшую бельгийскую колонию Конго. К этому времени она получила независимость и называлась уже республика Заир. Президентом стал Патрис Лумумба, начальником Генштаба - в прошлом сержант Жозеф Мобуту. Этот самый Мобуту немедленно взбунтовался, с верными ему войсками захватил самую богатую провинцию страны Катангу и объявил ее государственный суверенитет.
Ввиду того, что войск у Лумумбы не осталось, он обратился к Никите Хрущеву: мол, строю социализм в отдельно взятой африканской стране, но не могу приступить к этому делу ввиду бунта в армии. Прошу прислать военную помощь. Недолго думая, Никита Сергеевич дал команду направить другу Лумумбе два мотострелковых полка с техникой для подавления бунта. Личному составу - около 3 000 человек - уже в пути объявили, что едут они в Конго помогать дружественному негритянскому народу по просьбе этого самого народа. Их переодели в комбинезоны и береты и стали учить французскому языку.
Но в это же время бывшие хозяева Конго, бельгийцы, решили подавить бунт сами. И без приглашений высадили войска в порту Матади. Ими командовал генерал Гейсен, знавший бывшую колонию и ее народ не понаслышке. Он со своими парашютистами в течение недели подавил восстание туземной армии.
О произошедшем умиротворении никто не сообщил командиру советских экспедиционных войск, полмесяца плывших в Африку. И в середине июня, ночью наши вошли в тот же порт Матади, где уже находилось четыре бельгийских фрегата, прибывших с войсками генерала Гейсена. Поскольку на советских транспортах не было флага своей страны и вообще никакого флага, бельгийцы захватили их вместе со всем содержимым. Благо, командиры не оказали сопротивления. Корабли с командами бельгийцы интернировали, военную технику перегнали на бывшую базу бельгийских колониальных войск, а личный состав мотострелковых полков перевезли в старый военный лагерь неподалеку от города Бандунгу. Лагерь находился в 25 км. от границы с французским Конго и состоял из палаток для солдат и коттеджей, где разместили офицеров.
Лагерь, в сущности, не охранялся: куда побегут русские в глубине Экваториальной Африки? И они прожили там около двух месяцев. Видимо, бельгийцы ожидали запросов из Москвы по поводу исчезнувших полков. Последовали, однако, лишь радиограммы из военно-морского ведомства по поводу интернированных транспортов. Их в конце концов бельгийцы отпустили с миром. А о мотострелках не позаботился никто. Позднее выяснилось, что Хрущев дал команду Генштабу, там переправили ее в свое же 10-е Главное управление, которое и занималось закордонными авантюрами. Почему, однако, это управление и другие военные и партийные ведомства СССР предпочли тогда просто забыть о судьбе трехтысячного контингента, пропавшего в Африке, до сих пор остается тайной.
Между тем люди изнывали от зноя и неизвестности. Убедившись, что скорых перемен в их судьбе не ожидается, группа младших офицеров задумала массовый побег во французское Конго, чтобы сдаться там французам и через них вернуться домой. Лейтенанты провели соответствующую работу среди солдат и в одну из августовских ночей более двух тысяч человек организованно вышли из лагеря, переправились через реку и оказались в другом Конго - не Французском, а уже независимом, со столицей в Браззавиле. Французы как раз в это время эвакуировались из бывшей колонии, передавая бразды правления местным лидерам.
Однако командование частей французского Иностранного легиона не могло не обратить внимание на тысячи безхозных солдат и предложило им вступить в его ряды. Почти половина согласилась, многие из них прослужили в Легионе не один год, став после отставки гражданами Франции. Судьба остальных мне не известна. Но те, кто завербовался, пройдя дополнительную подготовку в учебном центре Легиона, были отправлены в Алжир, где шла ожесточенная война с местными арабами. Так вот, бывшие советские солдаты в этой войне проявили себя как отважные и умелые воины. Но отличались они еще особой жестокостью по отношению к алжирским повстанцам. Попасть в руки к этим «руси» означало для араба безусловную мучительную смерть. Символично, что такую жестокость русских легионеров французские офицеры одобряли и даже поощряли.
Когда я услышал про авантюру с посылкой войск на помощь Лумумбе и о судьбе тех, кто стал легионерами, то понял, почему так откровенно враждебно были настроены арабы по отношению к нам. Вроде бы должны были понимать, что минеры, с риском погибнуть или быть искалеченным, действуют им во благо, но все равно мы оставались для местных такими же «руси», как те - из французского Иностранного легиона. А именно из них было сформировано несколько батальонов, устанавливавших «зоны смерти».
Кстати, приведенные в очерке примеры - лишь малая капля в потоке советских «военспецов», вооружения, боеприпасов и техники, который шел непрерывно в Африку после Второй мировой войны, когда на «Черном континенте» развернулся процесс деколонизации и каждое новое государство стремилось создать собственную армию. Это предоставило широкие возможности советским стратегам заняться экспортом так называемого «социализма», впереди которого шел экспорт вооружения, дешового, а то и вовсе безвозмездного. И с этим оружием в Африку прибывали тысячи военных - инструкторов, которые вскоре становились активными участниками войн и военных конфликтов. Все это предоставлялось любому диктатору, стоило ему назваться «врагом империализма», как, скажем, императору-людоеду Бокассе. Что уж говорить о действительно промарксистских режимах, воевавших с оппозицией, повстанцами или другими странами. Таких в Африке насчитывалось около двух десятков: Мозамбик, Танзания, Сомали, Эфиопия, Руанда, Бурунди, Ливия, Египет и др.
После Египта безусловный приоритет имели поставки вооружений, советников, инструкторов, а то и целых войсковых соединений для Анголы, где после ухода португальцев вспыхнула война между двумя военно-политическими группировками: марксистской МРЛА и националистической УНИТА. Кремль немедленно встал на сторону МПЛА и уже с августа 1971 года начались поставки вооружения ангольским марксистам - десятки тысяч единиц стрелкового, артиллерийского оружия, танки, бронемашины, вертолеты, катера. Вместе с этим арсеналом в Анголу прибыли тысячи советских военнослужащих. Однако сколотить сколько-нибудь боеспособные войска им не удалось.
И Кремль пошел на беспрецедентный шаг. Летом 1975 года на советских транспортных судах, под прикрытием советских же боевых кораблей и самолетов в Анголу прибыло 20 кубинских мотопехотных бригад - 45 тысяч солдат и офицеров, полностью экипированных советским оружием и техникой. Но самое главное - это были кадровые соединения, состоящие, к тому же, из добровольцев, которым не могли противостоять полупартизанские формирования националистов, плохо вооруженные и руководимые непрофессионалами.
Однако когда кубинцы стали одолевать отряды УНИТА, в военные действия вмешались вооруженные силы ЮАР, также укомплектованные хорошо обученными солдатами и оснащенные современным оружием и боевой техникой. И гражданский военный конфликт в Анголе превратился в настоящую войну кубинских и советских подразделений против регулярных вооруженных сил Южно-Африканской Республики. Она продолжалась более 15 лет, временами сражения достигали масштабов, сравнимых с боями Второй мировой войны.
Особенно кровопролитными были сражения в окрестностях Куиту-Куанвале - прозванного «ангольским Сталинградом». В 1987-1988 годах они превратились в ожесточенную битву между анголо-кубинскими и южноафриканскими войсками с участием сотен танков и БТР, десятков боевых самолетов и вертолетов. Но там же сражались и гибли советские военнослужащие, о чем в СССР никогда не писали газеты, не рассказывали радио и телевидение. Более того, в 1989 году Министерство иностранных дел СССР официально заявило, что «советские военные советники в боевых действиях в Анголе не участвуют». Как ни странно, дипломаты не соврали: там сражались не «военные советники», а кадровые советские части и подразделения.
Только за период официального военного сотрудничества СССР с Анголой с 1975-го по 1991 год в эту страну с целью оказания помощи в строительстве национальной армии было откомандировано около 11 тыс. советских военнослужащих, из них 107 генералов и адмиралов, 7211 офицеров, более 3,5 тыс. прапорщиков, мичманов, рядовых, а также много рабочих и служащих СА и ВМФ. Кроме того, в тот период у берегов Анголы несли боевую вахту сотни военных моряков, в том числе и морских пехотинцев, которые находились на борту заходивших в порты Анголы кораблей.
Но о том, сколько военнослужащих за 30 лет было послано в Африку, никаких официальных данных не опубликовано. Да и посчитать невозможно. У большинства советских военнослужащих, побывавших в Африке, и по сей день в личных делах никаких отметок о пребывании там нет. Хорошо, если вместо записи о командировке стоит неприметный штамп с номером войсковой части, за которым скрывалось 10-е Главное управление Генерального штаба Вооруженных сил СССР. Не могут многие из них рассчитывать на льготы, положенные участникам боевых действий: попробуй, докажи свою причастность к событиям тех лет. Тем более что, согласно закону о ветеранах, выходит, что воевали советники и специалисты в Африке только с 1975 по 1979 г. Поэтому тысячи советских военнослужащих, участников конфликтов на «Черном континенте» до и после этого срока, формально под огнем не находились, смертельной опасности не подвергались.
Полуофициально считается, что в период до 1991 года в Африке погибли и умерли от ран и болезней 2454 советских гражданина, в том числе 250 офицеров, 565 прапорщиков, 1300 солдат срочной службы, остальные - гражданских служащие, а 7 000 получили ранения. Однако эти данные мало согласуются с интенсивностью боевых действий и степенью вовлеченности в них советских военных. Поэтому есть все основания считать, что их потери в Африке были гораздо большими. Насколько? Нет ответа. А ведь это важно для семей погибших, самих инвалидов да и остальных «африканцев», в списки не попавших и хотя бы скудному вознаграждению не подлежащих. Как видим, вполне справедливой была рекомендация мудрого Корнея...


Комментарии (Всего: 2)

Автор - большой выдумщик. Но он точно уловил возможности журналиста в США - можно лепить что угодно про СССР, никто не проверит, половина поверит. Жаль времени, чтобы стыдить старого еврея.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
velikolepni material,otlichno podan. postroili kommunizm v afrike, ugrobili ludei svoih, mestnih... kuda b ne stupila noga nashih...tam schastie...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *