кто спас японию ОТ РЕВОЛЮЦИИ?

История далекая и близкая
№29 (535)

В 80-е годы я был в Японии в качестве переводчика группы специалистов по сельскому хозяйству, посетившей эту страну, как тогда было принято говорить, «для обмена опытом». В конце нашей поездки губернатор одной из южных префектур предложил нам посетить японский колхоз. В первый момент мы решили, что он имеет в виду один из сбытовых кооперативов, в которые входят многие японские фермеры. Но наш хозяин снова повторил слово «корохозу». Его основателем был бывший военнопленный. После возвращения в Японию он решил создать настоящий советский колхоз с объединением собственности, трудоднями и приусадебными участками. Возглавлял «корохозу» пожилой японец, одновременно являясь и бухгалтером. Как мы быстро выяснили, в японском колхозе не было парторга, комсорга и прочих бездельников, как и не было традиции распития водки по различным поводам и без оных. Колхозники выращивали овощи и петухов с огромными декоративными хвостами для близлежащих отелей. Они богатели из года в год, многие из них имели на приусадебных участках несколько автомашин и посылали своих детей учиться в университеты. После посещения японского колхоза у меня возникла мысль: а что было бы, если бы в Японии произошла революция и японцы начали бы строить социализм? Вполне возможно, что они построили бы его досрочно. И Япония стала бы плацдармом на Тихом океане не американского империализма, а оплотом «мира и социализма» на Дальнем Востоке. Эти мысли вполне вписываются в модные сегодня теории альтернативной истории. Что было бы, если бы...
Но парадокс состоит в том, что Япония после Второй мировой войны действительно была довольно близка к революции. И только дальновидная политика американских властей, и прежде всего командующего оккупационными силами генерала Макартура, спасла её от этой участи.
После поражения Японии ее экономическое и социальное положение было несравнимо хуже, чем в России после развала Советского Союза. Большинство промышленных предприятий были разрушены или не работали, Прервались все торговые связи с другими странами. Страна лишилась всех своих сырьевых рынков, цены выросли в 100 раз.
Американские оккупационные власти подготовили ряд важных демократических реформ, чтобы не допустить полного экономического коллапса и политической анархии. Они затрагивали все сферы жизни японцев: сельское хозяйство, промышленность, политическую систему. Значительное число наиболее дискредитировавших себя политиков и военных были объявлены военными преступниками и посажены в тюрьмы.
В то же время были выпущены на свободу члены запрещенных до войны политических партий, в том числе коммунисты, разрешена их деятельность. Из СССР прибыли члены Коминтерна, вожди довоенной японской компартии для осуществления подрывной деятельности против оккупационной армии. Прежде всего они добились контроля над возрождающимися молодежными, женскими организациями и профсоюзными центрами. Значительная часть японской интеллигенции, прежде всего преподаватели высших учебных заведений, школьные учителя, находились под влиянием марксизма и активно участвовали в революционном движении. По указанию Москвы в конце 40-х годов японские коммунисты начали нагнетать в стране “революционную ситуацию». КПЯ организовывала бессрочные забастовки, особенно на угольных шахтах. По призыву коммунистов рабочие комитеты брали контроль над предприятиями и осуществляли революционные суды над предпринимателями и высшими служащими. Как стало известно из рассекреченных после перестройки документов, из Москвы в Токио постоянно шли «партийные деньги». Чтобы не допустить подписания мирного договора, коммунисты стали организовывать крушение поездов и бросать в американских солдат «коктейли Молотова». После ожесточенных схваток между демонстрантами и американской полицией в мае 1950 г. генерал Макартур объявил о запрете политической деятельности ряда руководителей КПК и передаче зачинщиков беспорядков военному трибуналу.
Особенно важный вклад в стабилизацию положения в Японии внесли инициативы генерала, направленные в поддержку тех исторически сложившихся структур в обществе, которые можно было бы противопоставить коммунистической угрозе.
Необходимо напомнить, что основной проблемой, которая препятствовала принятию Японией капитуляции, являлось требование японской стороны сохранить в той или иной форме императорскую систему. Макартур был готов принять это условие. Он исходил из того, что суд над императором Хирохито, живым потомком прародительницы Японии, богини солнца Аматерасу, мог бы лишить японцев стимула к возрождению страны. Что касается Трумэна, то в принципе он поддерживал позицию Макартура, но в то же время как политик не мог не считаться с тем, что американцы считали Хирохито главным военным преступником и требовали над ним суда. И только после того, как были сброшены атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, президент изменил свою позицию в этом вопросе. 15 августа 1945 г. император Хирохито объявил о капитуляции Японии и публично отказался от своего божественного происхождения. Новая Конституция провозгласила императора “символом государства и единства народа”. И хотя было немало японцев, обвинявших Хирохито в развязывании войны на Тихом океане, большинство считали, что только монархия может спасти Японию от левых и правых потрясений. По оценкам американской военной администрации, за сохранение монархии выступало около 90% всех японцев. Даже марксистская Социалистическая партия признавала возможность построения социализма в условиях существования императорской системы. Последняя стала важным элементом преемственности многовековой истории Японии и идентичности японской нации.
Вторая важная инициатива Макартура - использование японской бюрократии для непосредственного управления Японией в период оккупации страны. Именно чиновники осуществляли подготовленные американцами реформы, создававшие базу послевоенного экономического развития Японии. В дальнейшем министерская бюрократия разработала модель послевоенного развития страны и явилась инициатором программ, позволивших стране добиться феноменальных успехов в области новейших технологий. Следует подчеркнуть, что значительная часть японской элиты сделала определенные выводы из поражения во Второй мировой войне. Один из первых послевоенных премьер-министров, бывший дипломат Ёсида, провозгласил доктрину послевоенного развития Японии как мирной торговой экономической державы. И как показывает послевоенный опыт Японии, следование этой доктрине способствовало её превращению в процветающее государство.
Годовщина капитуляции Японии напоминает о тех огромных жертвах, которые понесли американцы, чтобы добиться победы в самой страшной войне, которая выпала на их долю за все время существования США. Одним из важных позитивных итогов этой победы явилось появление демократической Японии, ставшей одним из основных союзников Америки на Дальнем Востоке.
Если будущие поколения зададут вопрос: спасли ли лидеры США начала XXI века себя и мир от терроризма, то вряд ли смогут дать однозначный ответ. Одна из основных ошибок американской администрации в Ираке заключается в том, что она не подготовила лидера, который мог мы в какой-то степени вызвать доверие иракцев. Прибывшие в обозе американской армии иракские эмигранты так и остались на обочине политической жизни Ирака. Команда Буша отказалась от использования части бывшей администрации, чтобы не допустить полного хаоса после «победы». Пока же политика американской администрации способствует распространению радикального ислама и росту антиамериканских настроений в различных странах земного шара. Неудивительно, что в последние годы так возрос интерес к генералу Макартуру , одержавшему победу в войне на Тихом океане и не допустившему сползания Японии к хаосу и гражданской войне.