Евросоюз: «Большой Взрыв» продолжаетсЯ?КориЧневаЯ зарЯ Востока

Факты. События. Комментарии
№31 (537)

Некоторые страны-новички Евросоюза постепенно становятся хронической головной болью для Брюсселя: в результате завершившихся парламентских выборов в этих государствах к власти пришли радикалы самого крайнего толка. Причины у этого явления для всех стран общие: грамотная пропаганда «политмаргиналов», ориентированная на социально слабые слои населения, а также рост недовольства Евросоюзом как таковым.
Ян Слота, руководитель Национальной партии Словакии (SNS) – один из тех политиков, которых в ЕС с некоторых пор принято с изрядной долей иронии называть «европейскими жириновскими»: он обожает обличительные речи и броские фразы по любому поводу. Его конек – «простые» решения сложных проблем. Например, словацких проституток, «обычно уродливых цыганок», он с удовольствием подверг бы публичной порке. От имени своей партии он уже успел пару месяцев назад предложить цыганам обоих полов заплатить им по 20 тыс. крон (около 522 евро), если те добровольно подвергнутся стерилизации. Не жалует 52-летний ура-патриот и венгров: по его мнению, это «варвары-кочевники, разбойники и детоубийцы» - короче говоря, «несчастье Европы», которые спят и видят, как бы поработить маленькую, но гордую Словакию.
Ирония судьбы: именно Словакия, объявленная в последние годы образцовой страной-новичком Евросоюза, снискавшая уважение соседей, ближних и дальних, за свои смелые реформы и реальное улучшение благосостояния своих граждан, получила отныне правительство, в котором тон будут задавать ультраправые – и не только они. Новый словацкий премьер-министр, лидер социал-демократов Роберт Фико, не нашел ничего лучшего, как предложить войти в состав правящей коалиции двум небольшим партиям, которым в нормальных условиях место – на обочине. С одной стороны, это правоэкстремистская SNS Яна Слоты, с другой – партия с красивым названием «Движение за демократическую Словакию» (HZDS). Под этим звучным титулом скрываются... экс-коммунисты, ведомые бывшим «почти диктатором» Владимиром Мечаром. Методы последнего еще неплохо помнят не только словаки, но и иные европейцы: его участие в похищении сына словацкого президента Ковача до сих пор расследуется. Вернее сказать – расследовалось в Словакии, так как одним из условий, выдвинутых Мечаром за то, что он согласится поддержать социал-демократов, было немедленное прекращение следствия. Евросоюз свои розыски вряд ли прекратит - независимо от того, находится Мечар у власти или нет.
У Роберта Фико и его соратников была возможность создать так называемую «Большую коалицию» по примеру Германии – если бы они предложили союз тем, кого победили на выборах, – христианским демократам премьера-реформатора Микулаша Джуринды. Однако, как заявил сам Фико в разговоре с лидером фракции социал-демократов Европарламента Мартином Шульцем, это было совершенно невозможно по причинам личного характера. Сам Шульц попытался, похоже, убедить экс-коммуниста Фико «не делать этого», но – безуспешно. Свои впечатления от разговора немецкий социал-демократ выразил так: «Боюсь, Робертом Фико владеет не забота о благе его страны, а личные амбиции». Впрочем, беспокойство в Европе вызывает все же не столько Владимир Мечар, изрядно подрастерявший за последние годы свой электорат и вошедший в правящую коалицию самым младшим партнером, сколько помянутый ультраправый Ян Слота. Его партия, до сих пор не проявившая себя ничем, кроме ненависти к венграм и цыганам, в качестве ближайших партнеров называет, к примеру, «Национальный фронт» Ле Пена и бельгийский ультраправый «Vlaams Block». Европейские социал-демократы даже всерьез задумались над тем, чтобы «попросить» словацких коллег из своих рядов.
«Главной проблемой, - написала по этому поводу словацкая центральная газета с ностальгически звучащим для каждого гражданина бывшего СССР названием «Правда», - является моральный характер нового правительства, держащегося на трех китах: популисте, пьянчуге и лгуне». Словацкое правящее трио нового созыва является, таким образом, худшим из всех возможных после выборов вариантов. К разочарованию предпринимателей, социал-демократы еще перед выборами заявили о том, что намерены свернуть некоторые успешно зарекомендовавшие себя реформы, в том числе и единый 19-процентный подоходный налог – чтобы «восстановить социальную справедливость». Очевидно, в качестве основной модели таковой полагается ввести заново одну из наиболее громоздких систем налогов и льгот, какие только знала Европа – систему, функционировавшую при коммунисте Мечаре и не только успешно отпугивавшую иностранных инвесторов, но и препятствовавшую развитию словацких частных предприятий. Кроме того, предполагается возможная реприватизация (это красивое слово означает «передел имущества») и новая система налогообложения доходов. Что касается правого радикала Слоты, то он, очевидно, хорошо сознавая собственную неприспособленность к реальному решению экономических проблем, истребовал для своей партии, на первый взгляд, куда менее важный, но на самом деле – гораздо более удобный с точки зрения воздействия на умы пост министра образования – к слову, SNS уже руководила образовательным ведомством с 1994 по 1998 годы. В то время, как утверждают немецкие политологи, словацкие националисты, формально выполняя минимальные требования Евросоюза, успели почти полностью сменить венгров на постах директоров школ – под предлогом опасности «мадьяризации Словакии» (со ссылкой на те времена, когда Чехословакия входила в состав Австро-Венгерской империи). Интересно, что правые и левые радикалы, соблазнившись возможностью урвать для себя толику власти, позабыли принципиальные разногласия между собой и ринулись в правительство. Подобному поведению неплохо бы поучиться словацким Ивану Ивановичу с Иваном Никифоровичем – социал-демократам и консерваторам. Глядишь, и договорились бы.
Впрочем, схожие политические пертурбации испытывает не одна только Словакия, да и не эта страна стала первой на пути к радикализации европейского Востока. В середине июня Европарламент принял резолюцию под названием «Усиление расистских тенденций в Польше». В этой стране, управляемой отныне братьями-близнецами Лехом и Ярославом Качиньскими, в состав правительства входит, к примеру, ультраправая «Лига польских семей», один из членов которой уже в официальном своем качестве призвал к избиению гомосексуалистов. Руководитель Лиги и вице-премьер польского правительства Роман Гыртих еще в студенческие свои времена, в 1989 году, реанимировал печально знаменитую в довоенной Польше организацию «Всепольская молодежь», призывавшую, в частности, к сотрудничеству с гитлеровцами и еврейским погромам. Сам Гыртих с удовольствием время от времени приветствует «единомышленников» гитлеровским салютом, а наиболее известная «акция» его партии – создание «антиабортного телефона», по которому любой может позвонить и «накапать» на врачей, заподозренных в том, что они проводят операции по избавлению от плода – так это или не так, но с этого момента «заложенному» медику не позавидуешь, его начинают преследовать по полной программе, вплоть до избиений на улице. Вице-премьер Роман Гыртих – достойный продолжатель дела своего отца Матея, депутата Европарламента, запомнившегося коллегам своей пламенной речью, восхвалявшей испанского диктатора Франко. Еще один вице-премьер польского правительства не менее достойно дополняет правящий триумвират: Анджей Леппер, лидер праворадикальной партии «Самооборона», сам себя называющий «умеренным Гитлером».
Дабы противодействовать всем этим «новым европейцам», вице-шеф фракции европейских либералов, немка Сильвана Кох-Мерин, предложила Европарламенту задуматься наконец о возможности применения параграфа 7 Европейского договора. Согласно этому параграфу, права государства-члена ЕС могут быть ограничены либо даже полностью отменены, если это государство нарушает основы демократии и попирает права человека, записанные в Конституциях всех европейских стран. «Европа должна оказывать на подобные правительства сильное политическое давление, чтобы члены национальных кабинетов не могли даже пытаться устраивать подобные расистские и националистические демарши» - считает она.
В соседней же Чехии, где консервативный союз ODS и социал-демократы никак не могут найти выхода из патовой ситуации, сложившейся после выборов, страху нагоняют не правые, а самые что ни на есть левые: наиболее консервативная в Европе Коммунистическая партия Богемии и Моравии увеличила свой электорат за счет недовольных Евросоюзом граждан, обеспокоенных сокращением социальных гарантий. Коммунисты сталинистского толка стали третьей по силе партией в стране. Политологи считают их классической партией протестного характера – без внятной экономической программы, однако привлекающей к себе недовольных нынешним положением вещей за счет броских лозунгов типа «все поделить». Примечательно, что и здесь «левые крайние», стараясь заполучить как можно больше голосов, не гнушаются лозунгами национал-радикалов: борьба против инородцев, «ведущая роль чехов в Европе» - все эти идеи коммунисты-интернационалисты взяли в свой арсенал. Политики вроде Вацлава Гавела их попросту игнорировали. Новый президент страны Вацлав Клаус был избран на свой пост уже с помощью голосов, поданных за него коммунистами. Вполне возможно, что и социал-демократы не погнушаются пригласить их в кабинет – ради «стабильного правительства», ради «интересов народа» и прочих вещей, о которых так любят вспоминать те, кому хочется власти ради власти.