«Разбор полетов» будет после войны

Ближний Восток
№31 (537)

«У нас война», - говорят израильтяне. «Мы проводим военную операцию», - твердят в кабинете министров и Генштабе. «У них вооруженный конфликт», - толкуют за рубежом. Так что же происходит на севере Израиля и юге Ливана?
Терминологию диктует положение трактующего.
Запад никогда не признает, что на суверенное Государство Израиль напало регулярное вооруженное формирование, базирующееся на территории соседнего Ливана и опирающееся на реальное содействие его жителей. Куда выгоднее, учитывая требование США не осуждать Израиль, все же жалеть «страну кедров», страдающую от бомбежек ВВС ЦАХАЛа. И не углубляться в то, что подвергающаяся ударам область Ливана давно уже не часть мирной страны, а вотчина «Хезболлы», имеющая свою бандитскую столицу, сеть военных баз и тренировочных лагерей, систему подземных коммуникаций, связи, снабжения и эвакуации.
В Южном Ливане и в той части Бейрута, где базируется террористический центр «Хезболлы», остались жить люди, с восторгом согласившиеся быть живым щитом для своих кумиров. Они - и клака, и опора армии шиитских фанатиков. Именно в деревнях и городках приграничья нанимали ливанцев на строительство бункеров, прокладку дорог для подвозки боеприпасов, складирование ракет и снарядов - боевики к физическому труду не приучены, они умеют только убивать. Всю подготовительную работу вместо них делали те самые «простые ливанцы», за благополучие которых так переживают европейские либералы. И можно не сомневаться, что эти люди трудились не только за деньги, но и за идею, объединяющую палестинцев, ливанцев, сирийцев и выраженную шейхом Насраллой и его иранским шефом Ахмадинеджадом: стереть Израиль с лица земли. Фактически каждый гражданский дом в населенных пунктах приграничной полосы был добровольно предоставлен владельцами «Хезболле» для оборудования складов боеприпасов в подвалах и устройства на крышах пусковых площадок для «катюш». Людей, всегда готовых к тому, что их спальни и детские превратятся в дзоты, трудно назвать мирными жителями.
Население Южного Ливана фактически кормилось с руки «Хезболлы» - получало от этой финансируемой Ираном и Сирией организации постоянную материальную помощь и работу. В мечетях осуществлялась идеологическая подпитка - ведь все здешние муллы находились под контролем и на содержании исламской террористической организации. Недаром же именно благодаря населению Южного Ливана, большой части жителей южных окраин Бейрута и Тира, а также полумиллионной палестинской ливанской общине «Хезболла» получила места в законодательной и исполнительной властях Ливана. В бандформированиях, воюющих сегодня с Израилем, палестинцев, обосновавшихся в Ливане, примерно столько же, сколько коренных ливанских мусульман. Каждый второй ливанец называет «Хезболлу» армией-освободительницей, превозносит ее победы над «неверными» - будь то евреи, французы или местные христиане.
Так можно или нет считать Ливан всего лишь невинной жертвой «неадекватной реакции Израиля на приграничный конфликт»? Или все-таки он во многом несет ответственность за происходящее в эти дни в регионе?
Самому Израилю в эту пору досталось правительство, озабоченное своим зарубежным имиджем и оценками, выставляемыми «Кадиме», «Аводе» и их коалиционным партнерам так называемым мировым общественным мнением. Гражданам страны предлагают набраться терпения и воспринимать ранения, смерть, разрушения как рутину. Дескать, об избавлении от горя и унижений будет объявлено дополнительно. Самая долгая за последние двадцать лет существования Израиля, распространившаяся на треть территории страны эта война квалифицируется как «временная трудная ситуация».
Министр обороны, чей «полководческий» послужной список ограничивается званием капитана службы тыла, не позволяет Армии обороны Израиля расширить сухопутную операцию по зачистке территории, используемой «Хезболлой». Амир Перец, у которого в строчке «образование» значится лишь средняя школа в провинциальном городке, диктует начальнику Генштаба, многоопытному боевому летчику, генералу с академиями за спиной, как дозировать бомбардировку оплотов «Хезболлы» перед введением туда сухопутных сил. Вместо того чтобы зачищать территории после массированных воздушных и артиллерийских атак, идти по руинам, ликвидировать или брать в плен уцелевших врагов, израильские десантники и танкисты входят в целехонькие деревни, где их ждут засады спецназовцев «Хезболлы» и стреляет буквально каждое окно. Отсюда тяжелые потери, подобные тем, которые понес ЦАХАЛ 26 июля в Бинт-Джейбле. Вторя премьер-министру Эхуду Ольмерту и его узкому окружению, министр Перец выдвигает на первый план опасение рассердить продвижениями ЦАХАЛа Дамаск. Это, по их мнению, сегодня важнее, чем страдания Хайфы, Цфата, Кармиэля, Тверии, Нагарии, Кирьят-Шмоны, Рош-Пины, Маалота и других северных городов и поселений Израиля.
Что же касается Кнессета, то он в дни войны преспокойно ушел на долгие парламентские каникулы. Принять действенные законы, гарантирующие компенсации пострадавшим от обстрелов, лишившимся крова, бизнеса, работы, некому. Приходится обходиться экстренными ведомственными распоряжениями, подзаконными актами, временными инструкциями, не дающими гражданам исчерпывающих гарантий. В чрезвычайный период страна осталась без законодателей, часть из которых отправилась за рубеж, а часть, демонстрируя патриотизм, катается по северу Израиля. Порыв понятен: шанс у тщательно охраняемого гостя-депутата угодить под «катюшу» невелик, а вот под прицел телекамер репортеров - проще всего.
Что в такой ситуации остается простым израильтянам? Действительно, терпеть. Терпеть и уповать на свою армию, оказавшуюся, увы, не такой победоносной, какой ее привыкли рисовать, но оставшуюся родной и любимой. Терпеть и не спать ночами, опасаясь очередного ракетного обстрела или прихода в дом офицеров с похоронками на сыновей, мужей, отцов или братьев. Терпеть и обживать «народные» бомбоубежища, значительная часть которых не была готова к возможной войне (у израильской знати в этом смысле все в порядке: дома в дорогих районах оснащены убежищами «де-люкс»). Терпеть и копить в себе чувство непримиримости к свирепым и подлым соседям по региону, которые воспринимают любое движение Израиля к миру, любую его уступку как признак слабости «сионистского образования» и сигнал к вооруженной провокации. Терпеть и думать о мирных днях, например, о дне очередных выборов парламента и правительства...
... Недавно начальник Генштаба сказал: «Разбор полетов проведем, когда отбросим «Хезболлу» от границ». Это правильно: сегодня не до сведения счетов. Ныне народ сплочен, многие готовы помочь северянам, приютить их, поделиться последним. Но это не значит, что Израиль будет слишком покладистым и безропотным после этой войны.


Комментарии (Всего: 1)

bolishego duraka ne pridumaesh.amir perec, bezgramotnii pavian s ulibkoi idiota,glupimi slovami. kto ego postavil? a vse smotriat na nash pozor...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *