Эхо Кодорского ущельЯ

Факты. События. Комментарии
№32 (538)

Итак, ввод грузинских войск в Абхазию, о возможности которого все время говорили сухумские сепаратисты и их московские покровители, свершился. Правда, стрельба при этом шла лишь в грузинских селениях, а в Тбилиси заявляют, что проведена всего-навсего “внутренняя полицейская операция” и за пределы Кодорского ущелья она не выйдет. Так что же это за ущелье, название которого прозвучало в информационных сообщениях наравне с Бейрутом и Газой? Почему хрупкий мир на взрывоопасном Южном Кавказе оказался под угрозой, когда с грузинских вертолетов пускали ракеты не по абхазам, а по своим соотечественникам?
Здесь вам не равнина...
Драматические события разыгрались в ущелье реки Кодори, которое связывает Северный Кавказ с Черным морем, пронизывая Абхазию сверху донизу. Верхняя его часть входит в горный регион Грузии - Сванетию и так и называется: “абхазская Сванетия”. Именно по этому ущелью в 1993 году прошли десятки тысяч беженцев-грузин после поражения в войне с абхазами. Именно по нему через 8 лет после этого вторглась в Абхазию банда чеченского полевого командира Руслана Гелаева, базировавшаяся в Грузии. Абхазы в свое время не вошли в северную часть ущелья, заявив, что не хотят лишних жертв. Понять их можно - завоевать сванские территории пока никому не удавалось. Тем не менее сухумские власти и сегодня считают север Кодорского ущелья подвластным себе, а на деле это - единственная территория в Абхазии, которую контролирует Тбилиси. От южной части, вошедшей в мятежную автономию, ее отделяют блокпосты российских миротворцев.
Однако, оставаясь под юрисдикцией Грузии, этот анклав живет очень нелегко - горные дороги в него завалены снегом 6-8 месяцев в году. И несмотря на то, что еще Эдуард Шеварднадзе назначил туда своего уполномоченного, по сей день так и не удалось наладить нормальную жизнь почти для 3 тысяч человек - регулярно снабжать их продуктами и топливом, организовать постоянное сообщение с “большой землей”. Грузинских войск и полиции там не было, поэтому рубежи с абхазами охранял местный отряд самообороны “Охотник”, включенный в состав Минобороны. А криминалам отдаленный край служил вольготным прибежищем. Дело даже дошло до того, что именно оттуда меткие стрелки-сваны частенько отстреливали изоляторы на идущей из России ЛЭП “Кавкасиони”, лишая света всю Грузию.
Казалось бы, эта часть тяжелого наследства, доставшаяся Михаилу Саакашвили от свергнутого им предшественника, должна была привлечь особое внимание молодого главы государства. Но внимание это выразилось в том, что пост уполномоченного президента в Кодорском ущелье был упразднен. А Ираклий Окруашвили, возглавив Министерство обороны, объявил о расформировании отряда “Охотник”. Отобрать оружие у сванов - вещь нереальная, и отряд превратился в “незаконное вооруженное формирование”. Бытовые же проблемы в ущелье остались прежними, более того, вертолетные рейсы туда из Кутаиси практически прекратились.
И вот после того, как парламент Грузии принял постановление, предписывающее российским миротворцам немедленно покинуть Абхазию с Южной Осетией, кровь пролилась не в этих мятежных регионах, а именно в Кодорском ущелье. Бывший уполномоченный президента Эмзар Квициани объявил, что ему стало известно о намерении руководства страны провести спецоперацию по разоружению “Охотника”. Что, вместе с населением других регионов, сваны протестуют против повторного утверждения на свои посты глав МВД и Минобороны. Что, больше невозможно терпеть невнимание властей к нуждам региона. И поэтому кодорцы не намерены разоружаться и вообще могут отказаться от подчинения Тбилиси, оставаясь при этом форпостом в противостоянии с абхазами.
“Если в Минобороны хотят ввести к нам свои формирования, то вначале надо упразднить Московское соглашение 1994 года о разъединении сил в зоне грузино-абхазского конфликта. Оно запрещает ввод каких-либо вооруженных сил на территорию Кодорского ущелья Абхазии. Я и мои собратья ни одному вооруженному человеку не позволим сюда прийти”, - сообщил взбунтовавшийся экс-уполномоченный.
Реакция властей была столь стремительна, словно они только и ждали этого заявления. Спикер парламента Нино Бурджанадзе объявила, что не исключает проведения полицейской операции. Президент же страны, привыкший к образным выражениям, был более красноречив: «Я готов говорить с Квициани только в том случае, если он сдаст оружие, и только о том, какие нары у него будут в пятой тбилисской тюрьме. Этот человек не имеет отношения к сванам, он - обычный бандит и криминал, грабивший в 1993 году людей, вынужденных бежать из Абхазии через Кодорское ущелье... Я оторву руки всякому, кто позарится на целостность нашей страны”.
А по отношению к непокорным кодорцам Саакашвили вообще употребил грузинский аналог русского обещания показать кузькину мать.
Охота на “Охотника”
Мнения видных общественных деятелей разделились, но все были едины в одном: необходимо избежать этнического конфликта. Ведь говорящие на собственном языке сваны - весьма своеобразный этнос. В Грузии они считаются гордыми и отважными, но упрямыми и не очень сметливыми. Про них ходят анекдоты, аналогичные сложенным в Великобритании про шотландцев. Но какими бы ни были шутки, неоспоримым фактом остается то, что вплоть до 1940-х годов в Сванетии не знали замков, оставляя незапертыми и церкви с драгоценной утварью, и жилые дома. Во время Отечественной войны сванов объявили не подлежащими мобилизации - чтобы сохранить крохотный народ. Но они добровольцами шли в армию и на только им известных горных тропах становились бесценными проводниками частей, выбивавших с Кавказа егерей фашистской дивизии “Эдельвейс”...
С годами, увы, цивилизация испортила горцев. Сегодня сванская криминальная группировка - одна из самых дерзких не только в Грузии, но и на всем постсоветском пространстве. Добрались ее члены даже до Испании, Австрии и других европейских стран. А в абхазской Сванетии стало “модой” похищать ради выкупа заезжих людей, в том числе и иностранцев. Военные наблюдатели Миссии ООН не поднимаются туда именно потому, что 3 года назад там взяли в заложники их коллег.
В общем, заиметь врагами сванов, вдобавок к абхазам и осетинам, в Грузии не хочет никто. И министр иностранных дел страны Гела Бежуашвили убеждал журналистов, что никакой силовой операции не будет. Но не успела отзвучать его пресс-конференция, как стало известно, что вооруженные формирования уже входят в Кодорское ущелье. После того, как российским миротворцам не удалось остановить грузинскую колонну, в Москве и Сухуми было заявлено, что Грузия нарушила договоренности о разъединении сил в зоне грузино-абхазского конфликта. Посыпались угрозы, вооруженные формирования Абхазии и миротворческие силы были приведены в боевую готовность. Но Тбилиси заверил, что в ущелье вводятся не армейские подразделения, а внутренние войска, а значит, операция - чисто полицейская, и после ее завершения статус-кво будет восстановлен.
Вопреки опасениям многих, большой крови во время этой операции не было. Ранены четверо полицейских, причем двое из них - легко. Сколько раненых среди кодорцев, пока не уточнено, часть сопротивлявшихся ушла в леса. Однако известно, что пострадал личный водитель Квициани и 18 человек задержаны только благодаря тому, что были ранены в ноги. А единственная жертва - среди мирного населения - 50-летняя женщина погибла при бомбардировке села Чхалта. Она была в доме Квициани, из которого, как утверждают власти, выпустили ракету по вертолету МВД. Ответные ракеты и оказались смертельными. Но надо отдать должное военным: после этой трагедии они приостановили операцию в селе, чтобы Квициани смог уйти, не подвергая население опасности. С тех пор экс-уполномоченного ищут. Против него открыли уголовное дело, обвинив сначала в незаконном ношении оружия, создании незаконных вооруженных формирований, а затем и в вооруженном мятеже.
Сейчас объявлено, что ситуация в ущелье полностью контролируется, что уже задержаны десятки бандитов. У кодорцев изъяты сотни автоматов и гранатометов, переносные зенитные комплексы «Стрела» и «Игла», свыше 10 тонн боеприпасов - всего на $30 миллионов (!). А правительство заявило, что бытовым проблемам полностью перешедшего под юрисдикцию Тбилиси края отныне будет уделяться особое внимание. Уже начаты проектные работы по проведению нормальной автотрассы, планируется строительство аэропорта, объявлен тендер на строительство школ, детских садов, мостов и дорог, выделена крупная сумма для закупки продуктов питания. Каждой семье в ущелье выдали по 200 лари ($114) и во все семь сел отправили 70 тонн продовольствия.
Но самое потрясающее заявление сделал, как всегда, Михаил Саакашвили. Он отправляет “в освобожденное от диктата Эмзара Квициани ущелье легитимное правительство Абхазии”. Оно работало в Сухуми и после падения города бежало в Тбилиси. Нынешняя власть Абхазии и слышать не хочет о его членах, сохранивших лишь названия своих постов и никак не влияющих из грузинской столицы на жизнь бывшей автономии. “Я и раньше считал, что легитимному правительству Абхазии нечего делать в Тбилиси, на проспекте Руставели. Теперь оно осядет в Кодорском ущелье, куда его раньше не впускали бандиты. Когда несколько лет назад его руководители приехали в формально подчинявшееся им ущелье, их задержали, сильно избили и отправили назад. Теперь принято фундаментальное политическое решение. Впервые с 1993 года Грузия будет осуществлять конституционный порядок на территории Абхазии”, - заявил президент в обращении к нации. Нельзя сказать, что все министры в изгнании с восторгом встретили перспективу сменить теплые тбилисские квартиры и полное отсутствие обязанностей на далекое горное ущелье с его массой забот. Но делать нечего - для них уже возводится административное здание, а к зиме обещаны жилые коттеджи. К тому же наконец исполнится их заветная мечта оказаться на территории родимой Абхазии.
Бьют своих,
Чтоб Чужие боЯлись?
Но не успели жители в Грузии облегченно вздохнуть после кодорских событий и обсудить предстоящее переселение министров-беженцев, как власть преподнесла им новый сюрприз. Началась беспрецедентно резкая кампания против тех, кто осуждает ввод войск в абхазскую Сванетию. Семь оппозиционных партий, заявивших, что не было необходимости в применении силы, а проблему можно было решить переговорами, обвинены чуть ли не в предательстве Родины и в том, что многие из оппозиционеров “сами раньше стояли рядом с Квициани и его бандой”. Известным людям, также не поддержавшим силовую акцию, стали через СМИ напоминать об их старых “грехах”. Один, оказывается, будучи вице-премьером, воровал макароны, другой, входя в юридический комитет парламента, поддерживал Шеварднадзе, а многолетний председатель Союза театральных деятелей, известный режиссер Гига Лордкипанидзе в разгар грузино-абхазской войны вообще ездил к коллегам в Москву, поддерживавшую сепаратистов. Но больше всего досталось диссиденту советских времен, а ныне - одному из лидеров партии “Вперед, Грузия!” Ираклию Батиашвили, возглавлявшему МГБ страны после обретения ею независимости. По телевидению продемонстрировали запись его разговора с Квициани, в котором мятежник сообщает, что в Абхазии ему обещали поддержку. В вину Батиашвили поставлены и комментарии, которые он давал российским телеканалам в связи с кодорской операцией. После вызова в прокуратуру Батиашвили заявил, что запись на пленке смонтирована, и подтвердил, что считает преступными военные действия против отряда “Охотник”, отважно сражавшегося с абхазами, а затем ставшего единственным защитником кодорцев. “Власть не может угомониться, хотя я хотел лишь дать советы Квициани. У этой фашистской власти паранойя. МВД прибегает к тотальной прослушке телефонов, и каждый гражданин должен знать, что его телефон прослушивается. Такого не было и при режиме коммунистического тоталитаризма”, - сказал он. После этого его арестовали, обвинив в содействии мятежникам и сокрытии информации о готовящемся преступлении. А в коридорах власти циркулирует обвинение, не предусмотренное законодательством: “интеллектуальная поддержка мятежа”. Но радикальную оппозицию все это не пугает. Она объявила Батиашвили политзаключенным и успокаиваться не собирается.
Следующей арестовали сестру лидера бунтовщиков Нору Квициани, которая много лет возглавляла социальную службу ущелья. К первоначальному обвинению в незаконном приобретении, хранении и ношении оружия затем прибавились “покушение на обороноспособность страны” и “мятеж с целью свержения власти”. А еще власти объявили, что в тюрьмах готовился бунт, приуроченный к вооруженному выступлению отряда «Охотник». После этого лидеры некоторых оппозиционных партий заявили, что не исключают и своих арестов. Тем более что парламентское большинство предложило принять закон, позволяющий наказывать политических оппонентов за заявления, которые неприемлемы для руководства страны и могут быть расценены как экстремистские. По стране поползли слухи, что в Специальном оперативном департаменте МВД существует “черный список” оппозиционеров, которые должны быть арестованы.
Так что, несмотря на тишину в злополучном ущелье, “кодорская эпопея” не закончена. Во-первых, в ущелье остается подразделение спецназа МВД - “для обеспечения безопасности населения от агрессии и поддержания правопорядка в регионе, где уже 17 лет не было даже одного полицейского”. Во-вторых, 8 постов МВД Грузии устанавливаются на линии прекращения огня и уже обстреляны абхазами. В-третьих, не исключено, что сваны все-таки могут припомнить примененную против них силу. Из Москвы неожиданно прозвучали противоречивые заявления. Вице-премьер и глава Минобороны России Сергей Иванов утверждает, что в ущелье оставлены регулярные армейские части и наблюдатели ООН вместе с российскими миротворцами требуют тотальной инспекции “так называемых полицейских сил”. А замдиректора Департамента информации и печати МИД России Андрей Кузнецов считает, что появление в ущелье еще одного правительства Абхазии ничего не нарушает: “Если там разместятся чиновники, это не будет противоречить никаким соглашениям. Вот если абхазы вдруг пойдут воевать, они будут не правы. Пока комментировать нечего. Будем комментировать, когда они воевать станут”. Что ж, повод для этих комментариев может появиться в любую минуту - Абхазия прямо заявила, что применит силу, если правительство в изгнании обоснуется в Кодорском ущелье и грузинские формирования оттуда не выйдут.
“Маленькая победоносная война”, которую издревле применяли правительства, чтобы отвлечь внимание от проблем в стране, может принести Грузии новые неприятности и на внутренней, и на международной аренах.