Платья звезд

Мир искусства
№22 (318)

Покинув Еврейский музей, мы совершим с вами, дорогие читатели, прогулку по Музейной миле вдоль ограды буйно зеленеющего Центрального парка.
экстренное
сообщение
Во вторник, 11 июня, с 6 до 9 часов вечера состоится ежегодный Праздник Музейной мили, как обычно, шумный, веселый, радостный и очень интересный. Двери всех музеев открыты. Вход повсюду бесплатный. Играют оркестры. Не упустите возможности побывать на этом торжестве и увидеть те замечательные выставки, о которых мы вам рассказываем!
А пока давайте-ка подойдем к парадной лестнице знаменитого Метрополитен, Главного американского художественного музея. Войдем в великолепный его холл и, не останавливаясь, спустимся на самый нижний этаж, где демонстрируются экспозиции прославленного Института Костюма. Итак...

Это не просто показ модной одежды и даже не демонстрация сценических костюмов известнейших актрис Голливуда. Перед нами творения гения дизайна одежды, одного из замечательнейших художников (да, да художников) ХХ века Джилберта Адриана, одевавшего таких титанов кино, как Рудольф Валентино, Сесил де Милле, Грета Гарбо, Джоан Кроуфорд, Норма Шерер, Кэтрин Хёпберн, Джуди Гарланд... Еще в 1928г. Адриан связал свою судьбу с могущественной МГМ, Метро Голдвин Майер, на чьих студиях создавались лучшие ленты того времени, в которых снимались выдающиеся актрисы, и были заняты замечательные режиссеры, сценаристы, операторы, художники, костюмеры.
Первым большим художником, преобразовавшим театральный дизайн, доказавшим, что сценография, сценический костюм и сценический образ – единой целое, был россиянин Лев Розенберг, которого мир знал под именем Леон Бакст. Он принес в театр свою доктрину дизайна, свое видение сценического костюма как визитной карточки, начальной характеристики героя, дав мощный импульс, новое направление искусству оформления театрального спектакля.
Для кинематографа таким же преобразователем оформления строящегося по своим особым законам (а это пришло далеко не сразу) спектакля экранного стал именно Адриан, первым пришедший к революционным переменам взгляда на задачу костюмера изготовить нечто эффектное, декоративное, псевдоисторическое. Костюмы Адриана разрабатывались с учетом психологической характеристики, мотивировки действий персонажа, его окружения и, обязательно, эпохи. Пример: показанные на выставке туалеты Марии Антуанетты, ее тронное расшитое золотом платье, ее летящие бальные одежды, ее амазонка и ее черная блуза, в которой она взошла на эшафот. Именно эти платья помогли выявить, проявить характер казненной королевы – ее высокомерие, легкомыслие, сладострастие, мотовство, не знающую удержу капризность, но и женственность, ранимость, дерзость, все то, что сумела показать мгновенно ставшая звездой Норма Шерер.
Великая Грета Гарбо не только высоко ценила работу Адриана. Она считала, что попросту не смогла бы так сыграть, так раскрыть образ, не будь она одета в его творения, которые ощущала как собственную кожу. Прославившие ее и прославленные ею такие фильмы, как «Вдохновение», «Королева Христина», «Дама с камелиями», «Анна Каренина», были бы невозможны без созданных Адрианом костюмов, которые свидетельствуют: мастер глубоко изучал историю и приметы того времени, к которому восходил сюжет, биографию исторической личности, литературный первоисточник. А еще историю костюма, историю искусства, театрального дизайна, в особенности, и, безусловно, психологию, ну и, конечно же, характер, типаж, фигуру, пластику своей модели и ее киноперсонажа.
Вот платье, сотворенное им для Джин Харлоу в ставшем боевиком фильме «Обед на девять персон», говорит о том, что Адриан, по-видимому, знакомился с творчеством Бакста и видел его знаменитый портрет декаденствующей актрисы Иды Рубинштейн в черно-белых полетных одеждах. Кстати, сочетание черного и белого щедро использовалось Адрианом и для сценического, и для бытового костюма. Прекрасен вечерний туалет Джоан Кроуфорд в роли Летти Линтон, подчеркивающий все лучшее, что есть в характере и в лице легендарной артистки – нежность и тонкость души, элегичность, стыдливость. И совсем другая Грета Гарбо – Мата Хари: и в характере, и в одежде что-то экзотическое, остроавантюрное, несущее зло.
Так кто же был он, подписывавшийся коротким и звонким – Адриан? Называть себя просто именем, отбросив фамилию, в общем-то достаточно традиционно, что и сделал Адриан Адольф Гринбург, происходивший из семьи эмигрантской, но родившийся уже в Америке и в своей стране получивший художественное образование. Из родного Коннектикута приехал он... Куда? Ну, конечно же, в Нью-Йорк, уже тогда, в начале двадцатых, подбиравшийся к статусу столицы искусства. Учился в нью-йоркской Школе изобразительного и прикладного искусства, которой позднее дали имя одного из замечательных американских художников-жанристов Чарлза Парсонса.
Вниманию наших юных читателей, которые хотят посвятить себя искусству: Parson’s School of Design – одно из лучших учебных заведений, соответствующих по значимости академии с мировым именем.
Как дизайнер костюма Адриан свою карьеру начал на Бродвее, но уже в 1923 году, двадцатилетним, работал над своим первым фильмом, потом – МГМ, и нарастающая всеамериканская, а потом и всемирная слава короля экранного костюма, творца «американского очарования». Это почетное прозвище приклеилось к Адриану, добавившему к своему имени звучное Джилберт, намертво. Так его и знает Америка, так и названа сегодняшняя выставка в музее Метрополитен.
Одним из впечатляющих экспонатов выставки стал демонстрирующийся на большом мониторе театрализованный показ мод, вернее умело смонтированные фрагменты разных показов 1939-52гг. Дизайнер, естественно, Адриан. Причем ткани, их рисунок, фактура – тоже его разработки. Смотрится фильм с неослабевающим интересом: ОООчень красивые женщины, совсем не такие высоченные и тощие, как нынешние манекенщицы, о длине ног и говорить не приходится – растут не от плеча, а от положенного природой места, но стройны, пластичны, женственны. Девизом Адриана и было – «простота и женственность».
Фильм являет нам все новинки, которые изобрел и ввел в современную ему моду дизайнер, и большинство из них остались в женской одежде на десятилетия, перебравшись на волне моды в XXI век.
Вышивки, аппликации, отделки шитым шнуром, которые продемонстрировала великая Кэтрин Хёпберн в ставшем классикой фильме «Филадельфийская история»; поэтические рюши (женственность, женственность!); анималистический рисунок: все эти тигрино-леопардовые полосы и пятна, свирепо-добрые (бывает тоже!) морды, зеленый огонек звериных глаз Адриан вывел на экран и преложил для повседневного костюма двумя десятилетиями раньше, чем их использовала снова уже в быстренько ринувшейся на улицу и заполнившей мир рок-моде Алиса Купер, почему-то почитаемая как автор «зверячьих» сюжетов в моде. Но вот фильм и платья на манекенах свидетельствуют: автор – Адриан. Так же, как и открытого им абстрактного рисунка. Адриан широко использовал в своих разработках черты разнообразных авангардных течений искусства – кубизма, футуризма, сюрреализма, конструктивизма.
Но вот радикальное новшество военных лет, выданное на-гора уже покинувшим кино и создавшим собственный дом моды Адрианом: подплечники, специальные подушечки, подшиваемые к изнанке платья, блузы, жакета над плечами, что зрительно делало талию тоньше, а фигуру стройнее, и что неизменно, с короткими перерывами, осталось атрибутом моды по сей день. Как и нашивки-лейблы на рукавах, перекочевавшие позднее на грудь, спину и прочие места.
Очень интересна повторяемость моды: в наше сегодня в целости и сохранности вернулись женственнейшие блузы с вышивками и оборками; открытые вытачки Адриана; приталенные жакетки, требующие не узкие, почти мужские, а весьма даже выпуклые бедра и кое-что еще; высокие застежки на жакетах... Впрочем, дадим слово специалисту, одному из популярнейших нью-йоркских дизайнеров одежды Марджори Нэзин, которая любезно согласилась высказать, эксклюзивно для «Русского базара», свое мнение о выставке и о творчестве Адриана: «Его работы ценны и актуальны сейчас не менее, чем в его дни. Он был практически первым в целом ряде начинаний, которые мгновенно подхватывались крупнейшими, в первую очередь европейскими домами моды, в том числе Христана Диора, Нины Риччи, Шанель, Баленсиачи и просто «шьющими» женщинами, которых было в ту пору куда больше, чем сейчас. Но взгляните, сколько народу толпится с записными книжками у стендов и перед экраном – делают зарисовки, выхватывают отдельные детали. Это не только профессионалы, но и любительницы и знатоки индивидуальной моды. Адриан старался подчеркнуть все, что присуще женщине, сделать фигуру зрительно тонкой даже тогда, когда этого не было. Он принес элементы испанского стиля – широкие рукава, иногда с рюшами, драпри, кисти, коротенькие маленькие пончо, открывающие нынешний весенне-летний сезон. Он был подлинным гением моды».
Да, гением, сотворявшим эффекты и силуэты, плотно осевшие в костюмах всего длинного ХХ века. Вот его шали, накидки, очаровательные платья, его сюжеты, продиктованные увлечением дикой африканской природой, пробравшиеся даже в мой скромный гардероб. А вот и знаменитый костюм под змеиную кожу «Королева Кобра», созданный им для Дженет Гейнор, голливудской звезды, первой получившей «Оскара» за лучшее исполнение женской роли, ставшей его музой и его женой. Это Адриан преложил авангардистские цветовые сочетания с главенствующим черным и контрастными – желтым, красным, зеленым, фиолетовым; взятый у супрематистов геометрический рисунок и в набивные ткани, и в сочетании кусков одноцветных тканей непосредственно в платье, признавая только или гармонию, или резкий контраст цветов, возненавидев половинчатость в любых дизайнерских решениях.
В 1941 г. он ушел из кинематографа, осиротив его, а девять лет спустя из мира моды, закрыв Дом Адриана и отдавшись любимой живописи, о чем мечтал долгие годы. Но, видно, уход подкосил его по-настоящему, он стал болеть и вскоре умер. Ему шел пятьдесят шестой год.
Это он, Адриан, великий дизайнер кинокостюма и создатель моды, сообщил ей новую палитру, невиданный прежде динамизм, новую эстетику и вневременную элегантность, жестко отвечающую реалиям ХХ века, и этом смысле большинство современных законодателей моды - его последователи. А в том, что находки Адриана и сейчас широко используются кинематографистами мира, а голливудскими, в особенности, вы убедитесь, посмотрев фильмы, где играют любимые звезды Адриана, одетые в неповторимые его платья:
«Женщины года» – 7 июня, 6.00
«Обед на девять персон» – 6 июля, 4.00 и 6.30
«Танцующая женщина» – 13 июля, 4.00 и 6.30
«Дама с камелиями» – 20 июля, 4.00 и 6.30
«Женщины» – 27 июля, 4.00 и 6.30
И выставка, и фильмы (вход в кинозал бесплатный при наличии билета в музей) демонстрируются в музее Метрополитен, который находится на углу 5-й Авеню и 82-й улицы в Манхэттене. Поезда метро 4, 5, 6 до остановки «86 Street». Не пропустите!


Комментарии (Всего: 3)

Я тоже считаю что это очень актуальная тема и надо чаще к ней возвращатся))))))))))))))))))))))

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Параша

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Тема актуальна во все времена. Жаль, что иллюстрация такая, что не рассмотреть ее. А ведь она должна что-то проиллюстрировать?..

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *