Матерые хулиганы из альма-матер

Факты. События. Комментарии
№33 (539)

В главном и старейшем вузе Грузии - Тбилисском госуниверситете имени Иване Джавахишвили (ТГУ) - объявились злостные хулиганы. Они разгулялись не только в аудиториях, но и добрались до святая святых - ректорского кабинета. Естественно, суд решил воздать им должное, но их не доставляли пред лицом Фемиды из отделения полиции, а разослали каждому повестки на дом. Ибо под статью “хулиганство” попали почтенные люди со званиями профессоров, доцентов и преподавателей.
Страсти в некогда крупнейшем учебном заведении страны разыгрались вскоре после “революции роз” 2003 года. Новые власти пересчитали вузы, доставшиеся им от шеварднадзевского режима, и охнули: на менее чем 4-миллионное население их было 245. Причем почти 80% из них - негосударственные, гордо именующиеся не иначе как академиями и университетами. Помню, приехав из Израиля в Тбилиси, я долго пытался осмыслить объявления в вагоне метро - они зазывали на учебу в Университет косметического искусства, Академию кулинарии, Стоматологический университет с институтом зубного протезирования и так далее. Но эти нелепости отлично вписались в планы грузинских младореформаторов построить свой, новый мир. И появился закон “О высшем образовании”, взбудораживший Грузию грандиозным замыслом: сначала провести аккредитацию вузов, а потом реформировать их.
С аккредитацией справились без особых проблем. В каждом вузе подсчитали лекторов с ученой степенью и соотношение количества студентов к площади аудиторий, проверили, есть ли персональные компьютеры и соответствующие библиотеки. В результате за бортом оказалось больше половины высших учебных заведений, что наводит на воспоминание о советских временах, когда Грузии вполне хватало двух десятков вузов, и на мысль о том, что нынешние дипломы не очень-то повысили свою ценность. Но диплом ТГУ ценится и сегодня, даже за рубежом. И то, что обрушилось на главный университет страны, многие восприняли не иначе как погром в храме науки. Во-первых, число факультетов сократили с 22 до 6. Из-за чего потеряли работу около 700 преподавателей без ученых степеней. И одна из них - дама совсем еще не преклонного возраста - скончалась от сердечного приступа, не найдя своей фамилии в ведомости на зарплату. Во-вторых, лишили университет автономии, подчинив его Министерству образования и упразднив существовавший с 1918 года Большой ученый совет. Поэтому нового ректора избирать было некому, и его (вернее, ее) назначил взявший на себя такую прерогативу сам президент страны Михаил Саакашвили. Ну а в-третьих, на право преподавать в ТГУ объявили конкурс. Многие профессора, привыкшие лишь экзаменовать других, такую проверку своих знаний и способностей посчитали оскорбительной. Тем более что по ее итогам больше половины из них должны потерять работу.
Все происходящее власти объяснили сложностями переходного периода и борьбой с коррупцией - университет был лидером не только в подготовке специалистов, но и по взяткам и протекционизму. По данным грузинского офиса Центра транснациональной преступности и коррупции США, ежегодный “черный доход” в ТГУ составлял около $65 миллионов. Это - плата титулованным репетиторам, поборы при поступлении (на юридическом факультете “брали на лапу” $8-10 тысяч) и более мелкие взятки для перехода с курса на курс. Вдобавок новые власти, ориентирующиеся на все западное, объявили, что в европейских университетах на одного профессора приходится 15-30 студентов, а в тбилисском - всего 5. Но и при этом часть факультетов уже не могла готовить специалистов, отвечающих современным требованиям. Словом, всем было ясно, что порядок в университете наводить надо. Но ретивая молодежь из Министерства образования и науки взялась за дело чересчур круто, все решая за закрытыми дверями и ставя университетскую элиту в унизительное положение. Реформа, безболезненно прошедшая в других вузах, в ТГУ обернулась непрекращающимися скандалами.
Ученые мужи в штыки встретили и.о. ректора Русудан Лордкипанидзе, “приведенную со стороны”, из МИДа и близкую к семье президента Саакашвили. Пытаясь лавировать между требованиями министерства и амбициями своих новых подчиненных, она почти каждый день подписывала приказы, аннулирующие изданные накануне. В ответ устраивались обструкции и объявлялись голодовки. Ну а если бузят профессора, то студентам сам Бог велел. И они, в пику официальному студсовету, поддерживавшему реформу, создали альтернативный, бунтарский. Но если горячие кавказские парни вместо лекций выходят на митинги, дело не обойдется лишь устными перепалками. Так появилась вторая жертва университетской реформы - на митинге, перешедшем в драку, погиб представитель бунтарского студсовета. Тем временем ученые внесли иск в суд, и тот отменил конкурс преподавателей. Однако Минобразования наплевало на это, и конкурс все-таки состоялся, но уже при новом руководителе - временная ректорша ушла. Одни говорят, что она не хотела быть ни на что не влияющей пешкой в лобовой атаке на университет. Другие - что министр был недоволен ее пассивностью в проведении реформ. Так что бунтари с учеными званиями теперь ведут атаки на сменившего ее профессора-правоведа Георгия Хубуа.
Но они не учитывают главную черту молодых правителей страны - если те создают что-то новое, старый аналог должен исчезнуть. Или, по крайней мере, быть неконкурентоспособным. Так, маршрутки в центре Тбилиси сменились списанными автобусами из Голландии, а многочисленные частные аптеки - тремя крупными аптечными сетями. Вместо безжалостно сносимых киосков с дешевыми товарами и продуктами предлагаются роскошные супермаркеты. А теперь власти создают новый главный вуз страны. Из двух университетов - языка и культуры и педагогического - слеплен еще один ТГУ, но уже имени Ильи Чавчавадзе. Он должен жить по чисто западной схеме. И учебные программы в нем сориентированы на европейские, и дипломы будут иметь зарубежные сертификаты, и методика преподавания - самая современная. Словом, выглядеть он будет так, как хочется власти. И нужен ли этой власти рядом с полностью “своим” университетом старый, символизирующий для нее не только непокорность ученого мира, но и “косность советских методов обучения”? Бунтующие профессора опасаются, что все реформы в ТГУ превратят его попросту во второстепенный вуз. Но в итоге их претензии свелись к незаконности конкурсного отбора преподавателей. Хотя их заверяют, что все уволенные получат от государства ежемесячные денежные пособия, превышающие их нынешнюю зарплату. Конечно, бунтарей поддерживают далеко не все коллеги, но это не останавливает борьбу, в которой применяются и сомнительные методы. Причем обеими противостоящими сторонами.
Врагу не сдаетсЯ уЧеный совет
Потерявшие работу преподаватели создавали Комитет неповиновения, перекрывали движение на центральном проспекте Тбилиси и передавали послу США в Грузии Джону Тэффту письма с жалобами и протестами. Студенты перегораживали входы в вуз с плакатами “Избавьте нас от агентов Сороса!” (министр образования Каха Ломая несколько лет возглавлял грузинский филиал Фонда Сороса). А профессора с восторгом приняли решение суда о восстановлении Большого ученого совета. И хотя в министерстве и это решение суда проигнорировали, ученые пошли в атаку. Они несколько раз пытались прорваться в кабинет и.о. ректора, оккупировали актовый зал, откуда их лихо выволокли дюжие полицейские. Промолчать в такой ситуации не смог даже Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия II, заявивший, что применение грубых методов недопустимо против научной интеллигенции, которая “во время тоталитарного режима защищала грузинский язык, культуру, национальные ценности и вместе с тем создавала научные труды и делала исследования, признанные во всем мире”. И вообще, по мнению главы Грузинской Православной Церкви, “пренебрежение авторитетом и потенциалом наших ученых - большая ошибка... Многие именитые ученые оказались перед угрозой лишиться работы и средств к существованию. Между тем их замена лучшими кадрами не происходит”.
После этого полиция стала более изобретательной. То вытесняет ученых из здания и отключает там электричество. То позволяет седовласым мужам бушевать в помещениях, но запирает их там, лишив доступа к воде и туалету. То в разгар лета не разрешает раскрывать тенты и натягивать над головами солнцезащитный пластик - чтобы “не превращать двор ТГУ в базар”... Похоже, в унисон с полицейскими действуют и преступники - грабители унесли из квартиры академика Бидзины Саванели лишь компьютер с информацией, имеющей отношение к событиям в университете. В ответ на все это профессора на заседании не признаваемого правительством Большого ученого совета заочно низложили и.о. ректора и избрали вместо него профессора физики Джемала Мебония. А потом ворвались в ректорский кабинет - изгонять ставленника президента. Закончилась эта неудачная попытка допросами в полиции, а затем и судом. Никого, правда, не посадили, ограничившись штрафами в 100 лари ($1 = 1.76 лари). А ведь главный зачинщик - профессор-историк, лидер общественной организации “Язык, Отечество, Вера” Гурам Шарадзе мог уже второй раз загреметь за решетку за хулиганство в университете. В апреле он отсидел 15 суток за то, что сорвал встречу только что назначенного и.о. ректора с преподавателями, публично обозвав его подлецом и вором.
Ну а что же президент страны, лично курирующий университет? Он, как всегда, мыслит нестандартно, но в выгодном для себя направлении: “Члены самопровозглашенного Большого совета ТГУ - платные марионетки Игоря Гиоргадзе, провоцирующие иллюзию дестабилизации в стране. Ситуация напоминает советские времена, когда Россия содержала компартии за рубежом и внедряла свою идеологию, кормя всех сказками о том, что в Великобритании и США скоро придут к власти коммунисты. Сохранение партии одного “вшивого” Игоря Гиоргадзе для России не составит труда, но, как в свое время коммунист Холл не стал президентом США, так и Гиоргадзе не увидит президентского кресла в Грузии”. Попав в “платные марионетки”, профессура ошарашенно отрицает обвинение и интеллигентно твердит, что “у всех есть право на выражение своей позиции, но никому не позволено причислять интересы профессоров к узким политическим интересам”.
Почтенные хулиганы продолжают утверждать, что университет, основанный в 1918 году, имеет столь славные традиции, что реформы в нем должны проводиться с особой политической и методологической деликатностью. И что конкурс - просто чистка кадров, так как власти хотят назначить своих ставленников. “Мы не боимся конкурса, любой из протестующих преподавателей с легкостью справился бы с этим “экзаменом”, но мы выбрали другой путь, - говорит от имени своих коллег академик Вано Кигурадзе. - Мы - законопослушная профессура, которая борется с взбунтовавшейся властью!”. Профессора вместе с оппозиционными партиями требуют отставки и министра Ломая, но тот непоколебим: реформы будут завершены, несмотря ни на что. В подтверждение его решительности пресловутый конкурс все-таки провели. И сейчас идут акции протеста против увольнения тех, кто в нем не участвовал.
А пока проводилось это испытание, в другом, уже реформированном Тбилисском университете - внешнеэкономических отношений и права - доказали, насколько действенна борьба с коррупцией в грузинских вузах. Ректора, академика Акакия Мумладзе арестовали в тот момент, когда человек, который ни секунды не был студентом, давал ему 3 тысячи лари за диплом, изготовленный в течение 15 минут. Посредником у них был бывший проректор...