И МАЛЬЧИКИ КРОВАВЫЕ В ГЛАЗАХ...

История далекая и близкая
№33 (539)

На вопрос: «Убивал ли Борис Годунов царевича Дмитрия?» ответ прост до удивления. Разгадка давней истории всегда была на виду. Но что делать, если люди часто запутывают простое и доводят до примитива сложное. А потом сокрушаются.
Обвинение Бориса Годунова в убийстве царевича Дмитрия получило широкое распространение в истории из-за книги Авраамия Палицына, называемой в научном обиходе «Сказание Авраамия Палицына». Это сейчас она никому не известна, а в XVII и XVIII веках наши предки ею зачитывались!
И само имя Палицына незнакомо нынешним россиянам. А ведь он был в Смутное время соратником правителей Руси – Дмитрия Трубецкого, Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина. В книге (своя рука – владыка!) он насочинял, что мирил их, рассуживал, а то и одергивал и даже выручал на поле боя.
Воевода, заговорщик, дважды изгнанник, монах, келарь, предатель, народный трибун, плагиатор, самохвал. Участник, свидетель, писатель... Себя он изобразил как “святого старца”.
И все это – один человек.
В 1588 году воевода Аверкий Палицын был лишен имущества, отправлен на Соловки и насильственно пострижен в монахи под именем Авраамия. Причина опалы неизвестна. Скорее всего – принимал участие в заговоре Шуйских против царя Федора Иоанновича. Но поскольку при царе Федоре правителем был Годунов, то Аверкий именно его считал причиной своих бед. Правда, Борис Годунов, став царем, вернул его из ссылки, но признательности и благодарности не получил. Палицын все равно его ненавидел и жестоко отомстил, заклеймив в своей книге как убийцу.
Кстати, сама книга “Сказание...” – плагиат сочинений, предположительно, архимандрита Дионисия. Разумеется, переписанная на свой лад. Особенно первые шесть глав, полные нападок на царя Бориса. Он и убийца царевича Дмитрия, и вообще все беды Руси от него... Там даже есть такая строчка про голос Годунова: “Глас зело высок и богомерзостен”! То есть Палицын даже голоса Годунова не выносил!
А что такое книга в XVII и даже XVIII веках? Это – Книга! Чуть ли не скрижали Господни. Истина и правда в последней инстанции.
Прибавьте к этому извечную страсть читателей к дворцовым тайнам, тем более, когда речь идет о загадочной, такникем и не объясненной гибели сына самого Ивана Грозного. А потом, через два века, свое слово сказал наш Александр Сергеевич. Если бы Пушкин в драме «Борис Годунов» не написал больше ничего, связанного со смертью царевича Дмитрия, а только одну строчку: «И мальчики кровавые в глазах» - ее было бы вполне достаточно, чтобы мир приговорил царя Бориса.
История – всегда параллели и аналогии. В Англии было то же самое. Один в один! Английская молва объявила короля Ричарда узурпатором, злодеем, который расчистил себе дорогу к трону, задушив племянников. И там были мемуары ненавистника, сына заговорщика, а потом трагедия Шекспира «Ричард Третий», написанная по этим мемуарам. И – все. Навеки заклеймен. С Шекспиром в Англии спорить – все равно что у нас с Пушкиным.
Но и Пушкин Александр Сергеевич писал, наверно, не только по книге Авраамия Палицына. Смерть царевича Дмитрия в Угличе – история темная и, за давностью лет, нераскрываемая. Материалы тогдашней следственной комиссии и показания свидетелей чрезвычайно запутанны и противоречивы. Но людская молва и летопись прямо обвинили в угличской трагедии Бориса Годунова.
А между тем невиновность Годунова всегда была на виду.
Я говорю не о народной молве того времени. Что с нее взять, с молвы. Народ в массе своей не может сложить или сопоставить очевидные факты, он желает знать только то, что ему мнится. Тем более когда речь идет о правителе. В любой стране правителей не любят – что Ришелье, что Годунова. Я же говорю о тех, кто жил позже и пытался разобраться в далеких событиях.
Надо всего лишь задаться вопросом: зачем это надо было Годунову? Угрожал ли Дмитрий власти Годунова?
После смерти Ивана Грозного царем стал его старший сын Федор. Жена Федора – царица Ирина. А правителем при них был Борис Годунов, брат Ирины.
Младший сын Ивана Грозного, царевич Дмитрий, мог угрожать власти Годунова только в том случае, если бы Федор и Ирина немедленно умерли, не оставив наследника трона. Тогда – да, тогда Годунова, конечно, отстранят, да и вообще – сошлют.
Но царю Федору на момент смерти Дмитрия было 36 лет. По тогдашним меркам - более чем зрелый человек, но не старый, вполне способен произвести наследника, при котором Годунов останется правителем страны, даже если что случится с Федором и Ириной. И, разумеется, при рождении наследника любые разговоры о будущем царствовании Дмитрия не имеют под собой никакой почвы.
Другое дело, если Борис заранее убил Дмитрия, чтобы затем уморить царя Федора и самому стать царем.
Допустим, он убил Дмитрия, а затем уморил царя Федора. Правда, долгонько ждал, аж семь лет.
Но после смерти царя Федора царицей стала Ирина.
Допустим, Борис заранее договорился с ней, что она отречется от престола. В его пользу. Ведь Ирина ему – сестра родная. Допустим, они устроили заговор. Но после отречения Ирины правителем Руси автоматически стал бы патриарх Иов. Первое лицо в государстве после царя. И как дальше события повернутся – еще бабка надвое сказала.
Допустим, что у Бориса был сговор и с патриархом Иовом. Но сговор сговором, а когда к тебе в руки падает власть над всей Русью, тут можно и не устоять. Впоследствии патриархи Филарет и Никон самовластно правили страной и при живых царях(!) именовались Великими Государями! А тут – полная власть, без царя и наследников. Бери и правь! Велик соблазн, а значит, Велик был риск для Годунова. Новый правитель Руси мог не только удалить Годунова от двора, но и вообще сослать на Соловки. И многие в стране это бы горячо приветствовали!
Но патриарх Иов и не думал править страной. Он собрал бояр, духовенство, и они попросили Бориса принять царский скипетр.
Борис отказался.
Тогда, через сорок дней после кончины Федора Иоанновича, собрали Земский собор, на котором и постановили – царем быть Борису Годунову. После молебна патриарх, духовенство, бояре и «всенародное множество» отправились к Годунову и били челом.
Борис снова отказался.
Тогда патриарх и высшие иерархи церкви решили собрать народ и идти к Борису крестным ходом. И если Борис в третий раз откажется, то отлучить его от церкви, «а самим снять с себя святительские саны, сложить панагии, одеться в простые монашеские рясы и запретить службу по всем церквам».
И только после этого Борис согласился.
Допустим, что и это хитрый ход, заранее сочиненный сценарий. Но ведь велик был риск, что бояре и духовенство скажут: «Ну что ж, на нет и суда нет, давайте другого выбирать...»
Как гласят некоторые источники, было такое предложение! И исходило оно от Шуйских. А Шуйские – не в поле обсевки. Патриарх патриархом, но Шуйские – самые видные Рюриковичи. Первый по влиятельности род в те времена. Они были фактическими правителями Руси до Ивана Грозного.
Согласитесь, Борис, если он разыгрывал сценарий, рисковал страшно.
Наконец, был еще один наследник трона - Касимовский хан Симеон Бекбулатович. Отношение к нему в нашей истории несерьезное, если не анекдотическое: мол, шут-марионетка при Иване Грозном. Это далеко не так. Он носил титул царя и великого князя, каковым и был одно время, сидел на Москве по воле Ивана Грозного. При царе Федоре Иоанновиче и правителе Борисе он именовался царем Тверским, и его имя произносилось чуть ли не вторым после имени Московского царя. И – перед всеми остальными боярскими именами! Потом он был сослан в дальнее село, жил бедно, болел и ослеп. И в этом людская молва тоже видит умысел и руку Годунова.
Ох, очень уж много должен был предусмотреть Борис Годунов, очень многих устранить, если стремился в цари и с этой целью убирал со своего пути царевича Дмитрия!
Но и это еще не главное.
Главное - даты. Если их сопоставить.
Царевич Дмитрий погиб в 1591 году. А царем Годунова избрали в 1598 году. Значит, он за семь лет уже думал о своем будущем избрании и заранее, за семь лет, убирал Дмитрия? За семь лет он предполагал, что Федор умрет раньше своей жены Ирины, что Ирина отречется от престола и он при продержке патриарха будет избран царем на Земском сборе?
Допустим, что так и предполагал. Планировал.
Но ведь царь Федор и Ирина могли за эти семь лет родить сына или дочь. И не одного сына, и не одну дочь. Прямых наследников трона!
Или Борис был абсолютно уверен, что они бесплодны? Так ведь нет! Через год после трагедии в Угличе царь Федор и его жена Ирина родили дочь Феодосию. Но вскоре она умерла. Народ заговорил, что маленькую Феодосию уморил опять же Борис.
А ведь был возможен еще один вариант. Федор мог взять другую жену. У его отца Ивана Грозного их было семь. Более того, царь Федор вообще-то обязан был взять другую жену, чтобы не оставить трон без наследника. В те времена, даже если ты не Иван Грозный, плевавший на все законы и обычаи, это делалось просто. Предыдущая жена постригалась или ее насильно постригали в монахини. И царское ложе освобождалось...
Значит, Борис был уверен, что у царя не будет новой жены?
И потому заранее, за семь лет, убил Дмитрия? За семь лет до своего царства знал, что детей у царской четы не будет, что царь умрет, а царица Ирина откажется от престола? Знал, что на Земском соборе непременно выберут его?
Ну чушь ведь полная, да? А который век обсуждается...
То есть ни в прошедшие века, ни сейчас никто не удосужился сопоставить даты смерти Дмитрия и воцарения Годунова - и сделать элементарные выводы.


Комментарии (Всего: 1)

если бы всё было так просто.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *