Что будет с медикером?

Из штата в штат
№22 (318)

Трудно сказать, смогут ли Белый дом и Конгресс прийти в этом году к согласию в отношении реформы Медикера, из-за которой уже сломано столько копий, и внести в часть «В» этой государственной программы положение о бесплатных лекарствах. Но пока дискуссия продолжилась и явно затянулась, нелишне будет посмотреть на то, а как вообще обстоят дела с фондом, из которого Медикер черпает свои средства.[!]
Хорошей новостью можно считать то, что поступление средств в фонд Медикера увеличилось. Ну а плохой - предсказание кассандр от экономики о том, что в 2030 году фонд окажется банкротом, если в нынешний закон не будут привнесены серьезные поправки, связанные с его финансированием.
Министр здравоохранения и социального обеспечения Томми Томпсон в своем мартовском отчете уделил этому прогнозу самое пристальное внимание, заметив, что к 2030 году предоставление медицинских бенефитов по программе Медикер, пользователями которой являются не менее 80 млн. человек, может оказаться под угрозой.
Какие же основные причины могут привести Медикер к финансовой несостоятельности, ведь сейчас все обстоит вроде бы нормально, и средства в фонд поступают регулярно, перекрывая расходы?
Томпсон и эксперты называют три, которые их больше всего беспокоят. Первая – рост стоимости медицинских услуг, вторая – увеличение числа клиентов программы и, наконец, третья – старение населения при одновременном сокращении числа работающих, за счет выплат налогов с которых и существует фонд.
Выходы из кризиса предлагают разные - от сокращения количества услуг до повышения ставки налогов. Какой путь выберет правительство? Обсуждением этого вопроса оно сейчас и занимается, но, увы, до окончательного решения еще далеко.
Уже сегодня расходы на Медикер довольно значительны, составляя 2,5 процента совокупного общественного продукта (GDP), к 2030 году они увеличатся до 4,5 процента, а к 2076-му – до 8,6 процента. Поступления, если брать нынешнюю формулу, составят соответственно в 2030 году – 3,7 процента, а в 2076 году – 5,3 процента. Как видим, будущий дефицит налицо. Достичь баланса при нынешней формуле формирования средств фонда будет очень сложно. Надо учесть тот факт, что число работающих хоть и возрастет в 2026 году до 176 млн. человек, клиентов программы Медикер станет еще больше: с 49 млн. в 2006 году до 78 млн. в 2026 году, сообщает нам газета деловых кругов Investor’s Business Daily.
Проблемы с финансированием фонда Медикер начнутся с части «А» или Hospital Insurance (HI), которая покрывает расходы на пребывание в госпитале, и процедур, связанных с лечением в стационаре. Средства на часть «А» целиком формируются из налогов работающих. Относительное уменьшение армии труда самым непосредственным образом скажется на Hospital Insurance: сегодня одного пенсионера субсидируют трое работающих, в 2026-м пропорция уже составит 2:1.
Вторая часть фонда Медикера (часть «В») – Supplemental Medical Insurance (SMI), средства из которой оплачивают счета врачей вне госпиталей и амбулаторные расходы клиентов, формируется несколько иначе: 75 процентов денег поступает из государственной казны, 25 процентов за счет налогов. SMI или часть «В» также начнет испытывать серьезные проблемы из-за сокращения числа работающих, а значит и налоговых поступлений.
Но здесь выходом из положения может стать увеличение государственных субсидий, указывают эксперты. Если в нынешней реформе часть «А» или расходы на госпитальное обслуживание пенсионеров не претерпят никаких изменений, выход будет один – перекачка средств из части «В» в часть «А». Но и этот вариант может не пройти ввиду того, что соль нынешних изменений – обеспечение клиентов Медикера бесплатными лекарствами (часть «В»), обязательно отвлечет на себя немалую часть дополнительных субсидий. И дело не столько в новом виде бенефита, который, указывают критики, сейчас явно не уместен, сколько в безудержном росте цен на медицинские услуги, и в первую очередь на медикаменты. «Если мы не найдем механизм, способный обуздать цены, - заявил министр финансов Пол О’Нил, - расширять услуги Медикера в области обеспечения его клиентов медикаментами нельзя. Сделав это, мы лишь усугубим проблемы, с которыми столкнется фонд в не таком уж далеком будущем».
Так что же все-таки делать, не оставлять же стариков без лекарств? Ведь получается не совсем справедливо, когда люди, проработавшие всю жизнь, выходя на пенсию, оказываются в куда более сложном положении, чем их сверстники, приехавшие в США не так давно, ни дня здесь не работавшие, но имеющие и Медикейд, и Медикер, а значит, возможность приобретать лекарства бесплатно. Безусловно, никто сегодня не собирается лишать стариков-иммигрантов их бенефитов, но ведь и пожилых американцев понять можно и нужно.
Вопрос, касающийся включения лекарственных бенефитов в часть «В» программы Медикер в том или ином виде, решен, конечно, будет. Но как? Из обстановки в Конгрессе можно сделать вывод, что на сокращение услуг ни республиканцы, ни демократы не пойдут. Тот, кто решится даже заикнуться на этот счет, вне всякого сомнения, лишится поддержки самого мощного избирательного блока – пенсионеров, демонстрирующих чуть ли не 100-процентную явку на избирательные участки.
Выход, как мне кажется, один, хоть он может и не понравиться кое-кому из читателей – поднять налог, который мы, работающие, платим в фонд Медикер по линии Hospital Insurance, с 1,45 процента до 2,46 процента. Эта мера позволит нормально функционировать части «А» примерно до 2075 года. Конечно, любое повышение налогов звучит неприятно. Но только не в данном конкретном случае, так как спасение Медикера - в наших же интересах. В ином случае программа обречена на существенное обрезание бюджетных субсидий, резкое сокращение услуг в целом.
Разве такой реформы мы хотим?