Интересы свои и Чужие

Мнения и сомнения
№35 (541)

Недавняя публикация одной из русскоязычных газет Нью-Йорка начиналась с мрачноватого тезиса:«Основополагающая идея либеральной демократии о всеобщем равенстве завела нас так далеко, что мы уже не можем ставить свои жизненные интересы выше интересов народов других стран». Мол, раньше-то мы могли пренебречь чужими интересами, теперь – уже нет. Факт тем более печальный, что в распоряжении Соединенных Штатов по-прежнему «самое современное оружие и самая подготовленная армия», однако гнилая либеральная идея все равно оказалась сильней и потому основательно размыла мощь великой державы.
Не совсем понятно, правда, каким образом эта идея просочилась в высшие властные структуры США. Ведь последние шесть лет во всех трех ветвях власти господствующие позиции занимают консерваторы, порой даже консерваторы крайне правого толка. А уж передовой редут защиты от либерализма довольно долго занимали боевитые «неоконсерваторы», готовые сломить любое сопротивление их амбициозным планам. Да и сами американские либералы в последние годы особой активности не проявляли, спорили с оппонентами, главным образом, по частным вопросам, слабо влияющим на общую внешнеполитическую стратегию Вашингтона. Нет никаких оснований утверждать, что либерализм в США окреп и набрал дополнительные силы за последние 15-20 лет. Скорей даже ослабел.
Сегодня мы действительно не можем руководствоваться во внешней политике исключительно своими собственными интересами. Это правда. Не можем поступать так, как легко и играючи поступали еще вчера. Но вряд ли виной тому либералы или какие-либо идеологи, пусть и прямо противоположного направления. В современном мире, в мире XXI века, силу идей вообще не стоит преувеличивать. Даже если они помножены на военную мощь. Крутые глобальные перемены наших дней продиктованы не столько идеями, сколько закономерностями. Искать причину плодотворнее в перемене объективных обстоятельств, которые далеко не всегда зависят от субъективных желаний и интересов.
Мир в самом деле переживает бурный процесс выравнивания возможностей. Страны и народы, которые еще совсем недавно числились в списке отстающих, пораженных массовой нищетой, быстро богатеют, обретают экономическую и политическую самостоятельность. А раз так, уходит в небытие их прежняя готовность к послушанию и, наоборот, растет их неуступчивость в отношениях с другими странами. Ни один здравомыслящий человек не может рассчитывать на то, что разница в экономическом потенциале разных стран в будущем останется такой же существенной, как это было раньше. Темп роста, например, китайской экономики – 11 с лишним процентов в год. Для развитых государств такие темпы совершенно немыслимы. И кому предъявлять претензии? Китайцам, индийцам, индонезийцам, южным корейцам за то, что они слишком быстро поднимаются? Или правительствам западных стран за то, что они не решают проблем, решить которые в принципе невозможно?
Экономический диктат перестает служить инструментом в мировой политике. Тот, кто полагает, что это не так, что все будет, как было, что ничего нового под луной не происходит, рискует очень многим. Пример тому – попытка путинского режима заполучить супердержавные политические преференции с помощью своих энергетических возможностей. Нарвались на отпор. Выигрыш мизерный, потери в перспективе могут оказаться колоссальными. И отнюдь не либералы правят бал в нынешней России.
Такой же процесс выравнивания идет и в военном потенциале стран и регионов. И уж если кого-то винить за происходящее, то мальчиков для битья следовало бы искать не в среде либеральных политиков, а в среде технократов. Ученые, технологи, инженеры приложили немало сил для создания убойного оружия на любой вкус, пригодного для любых условий военных действий. Для тех, кто дорожит своей жизнью, приготовлены за бешеные деньги точнейшие электронные приборы, самонаводящиеся бомбы и ракеты, масса других хитроумных средств защиты и нападения. Для тех, кто своей собственной жизнью особо не дорожит, предлагается товар подешевле: взрывчатка разных видов, простейшие ракетные установки, скорострельные автоматы. Миру порой остается только удивляться тому, как успешно безмозглый боевик, террорист, партизан из примитивной трубы, очень похожей на самоварную, подбивает танк или вертолет, нашпигованный электроникой и «умными бомбами».
Понятно, что выступать против технического прогресса в оружейном деле так же бессмысленно, как и ругать либералов за острейшие проблемы современности. И продажу оружия тоже не запретишь. Не продашь ты - продадут или передадут бесплатно другие. Тем более что противостоящая цивилизованному миру сторона представлена бесформенными толпами, а не государствами, как всегда было прежде. С толпой не заключишь взаимоприемлемых договоров, ее не запугаешь санкциями и карательными экспедициями. Толпа бьет нещадно всех, кто попадается на пути, крушит все подряд.
Конечные цели буйных действий, которые ведет толпа, представляются эфемерными. Они таковыми и являются. Никакого всемирного халифата пролитием крови не установить. К тому же весьма сомнительно, что воинствующие исламские лидеры действительно обуреваемы чисто религиозными чувствами. Главарь «Хезболлы» шейх Насралла, по свидетельству близко знающих его людей, вовсе не силен в трактовке разных сур Корана и постоянно избегает разговоров об учении пророка Мухаммеда. Остается признать, что и главарей, и толпу побуждает к буйству одна лишь тупая ненависть – безумное желание отомстить, досадить, ужалить побольней.
На нашей стороне тоже появилось немало стратегов – в большинстве доморощенных, предлагающих действовать точно так же, как оголтелая толпа. Выравниваться - так последовательно! И мы должны сметать все на своем пути, превращать в кровавое месиво города и деревни, никого не жалея. Поневоле вспоминается старый анекдот о том, как дикари съели посла западной страны и, раскаявшись, обратились к правительству этой страны: разрешаем вам съесть нашего посла... Ну что, станем есть?
Наша цель проста и конкретна – защитить себя и потомков от агрессивной толпы и фанатиков-одиночек. Мы называем это по-разному: войной цивилизаций, борьбой с международным терроризмом, отпором исламскому фашизму, а то и противостоянием национально-освободительному движению. При конкретной цели такое разнообразие терминов. Известный финансист (теперь уже и политик) Джордж Сорос считает, что мы запутались в понятиях, потому и действуем вразнобой, каждый по-своему. Сорос отчасти прав. Не стоит любой экстремизм называть терроризмом. Однако это не значит, что терроризм вообще не поддается четкому определению. Если отдельное лицо или группа лиц, вышедших из повиновения государственной власти, взрывают рынки и жилые дома, поезда и самолеты, обстреливают ракетами мирные города и захватывают заложников, это, несомненно, терроризм. Разница в лозунгах не имеет ровно никакого значения. Важны лишь методы, используемые для достижения провозглашенной цели.
Разобщенность в ответных действиях цивилизованных стран порождена не путаницей в понятиях. Все прекрасно понимают, в чем состоят характерные черты терроризма. Только намеренно трактуют их по-разному, исходя из собственных политических или экономических интересов. С интересами других стран и народов не считаются, хотя некоторые правительства гордо именуют себя либеральными.
Не в степени либерализма дело. Вашингтон безо всяких на то оснований обвинил саддамовский режим в причастности к международному терроризму и двинул войска в Ирак. Не исключено, что в пику Америке и ее ближайшему союзнику Израилю страны Западной Европы и Россия не желают признавать «Хезболлу» террористической организацией. А ведь тут и спорить не о чем. «Хезболла» - нелегитимное вооруженное формирование, законным властям Ливана не подчиняется, занимается похищением заложников и обстрелом мирного населения.
Велик, значит, соблазн блюсти только свои, подчас крайне эгоистические интересы, легко принося в жертву Молоху жизненные интересы соседей по планете. Велико стремление как бы не замечать глобальных перемен, грозящих суровым наказанием за такой чрезмерный эгоизм. Сегодня под напором сил зла предаешь ты, завтра предадут тебя, ныне шансы у всех равные. Не Израиль должен был отвечать на откровенные террористические выпады «Хезболлы», это была обязанность всего цивилизованного сообщества. Коалиция, подобная той, что выступила против талибов и «Аль-Каеды» в Афганистане, окончательно решила бы и судьбу «Хезболлы», а заодно и ряд других острых ближневосточных проблем.
Не проявим готовности считаться с интересами других стран и народов - не будет и единства в противостоянии откровенному злу. А в наборе своих собственных интересов еще следует разобраться. Проверить, не порождены ли многие из них непомерной гордыней, неуместными для реальных обстоятельств амбициями, иллюзорными целями.


Комментарии (Всего: 1)

прикольный сайт! много чего интересного! админы умницы!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *