У нас с гостях – «БЕДНАЯ ЛИЗА»

Культура
№25 (844)
Театральный сезон в Нью-Йорке этим летом необычайно разнообразен. Выступают не только американские труппы, но и редкие гости из других стран, которые привозят неизвестные нам постановки. Среди них – впервые в Америке –спектакль из России «Бедная Лиза». Мы увидели эту постановку благодаря театральному агентству “Maestro Artist Management (MAM), которое постоянно осуществляет культурный диалог между Америкой и Россией, привозя к нам на гастроли музыкантов, артистов, танцовщиков самой высокой категории.
 
Этот спектакль – хореографическую новеллу на музыку известного композитора Л. Десятникова –  поставила Алла Сигалова для Театра Наций. В представлении заняты актриса российского театра и кино – Чулпан Хаматова и премьер Большого театра Андрей Меркурьев.
 
Оратория написана на сюжет повести Н.М. Карамзина «Бедная Лиза», которая была опубликована в 1792 году в «Московском журнале», редактором которого был сам Карамзин. Карамзин – поэт, писатель, журналист, автор знаменитого исторического труда «История государства Российского». Ставя чувства человека выше его разума, обращаясь к переживаниям простых людей, Карамзин утвердил в России литературное течение – сентиментализм. Сюжет «Бедной Лизы» Карамзина состоит кратко в следующем:  дворянин Эраст полюбил крестьянку Лизу, соблазнил ее, обещав любить и быть с ней всю жизнь, несмотря на разницу сословий, а затем бросил. Промотав состояние, Эраст женится на богатой. Лиза топится. Эраст всю жизнь мучается от сознания своей вины.
 
Алла Сигалова, автор спектакля, окончила Академию балета им. А.Я. Вагановой, но балериной не стала. Она – хореограф, профессор студии МХАТа, автор телевизионных и радио передач о балете. Считается в России специалистом по танцу-модерн. 
 
Идея поставить «Бедную Лизу» пришла к Сигаловой, когда она прослушала ораторию Десятникова, написанную для двух голосов.  Как сказала хореограф на пресс-конференции в Нью-Йорке, музыка для нее всегда является первоисточником идеи.
 
Сигалова перенесла действие в современность. Лиза, явно бедная девушка,  на последнем сеансе в кино встречает своего «героя», в которого влюбляется. Возможно, молодой человек в плаще и шляпе вызывает у нее ассоциацию с персонажами фильмов. Дальше действие развивается по литературному сюжету: взаимное притяжение героев заканчивается сексуальной сценой, затем герой охладевает к Лизе и покидает ее. Лиза топится. В финале молодой человек выходит к рампе, держа на руках «мертвую» бедную Лизу. В тексте, который поют мужской и женский голос, естественно, содержится больше информации о происходящем.
 
О своем спектакле, куда Сигалова пригласила участвовать театральную актрису наравне с профессиональным танцовщиком, хореограф сказала в одном из интервью: «Мы выпустили пластический драматический спектакль, театр движения, хореографическую новеллу. Чулпан – драматическая актриса. Это – ее профессия. Любая талантливая драматическая актриса в равной степени владеет пластикой, движением, выразительным жестом на таком же уровне, как голосом. Это равноценные средства выразительности в театре. А Чулпан – талантливая актриса. Но прошу понять, что это не танец».
 
Сигалова поставила свою хореографическую новеллу»  по принципу био-механики В.Мейерхольда (режиссер разработал систему упражнений, готовя актера к созданию характера через движение). В пластике спектакля чувствуется и влияние хореографии Марты Грэм.
 
Саму идею бессловесного воплощения драматическими артистами музыкального песенного материала уже не раз использовали в российском театральном мире (например, в начале 60х годов в Ленинграде мы видели замечательный спектакль выпускников Театрального института «Зримая песня», это название было позднее подхвачено другими режиссерами подобного жанра). Естественно – каждый такой эксперимент дает совершенно различный и всегда интересный результат.
 
Чулпан Хаматова – актриса подлинного таланта и не менее – огромного женского обаяния.  Она – актриса театра Современник, но участвует и в спектаклях Театра Наций и много снимается в кино. Чулпан говорила в интервью о своем участии в хореографическом спектакле: «Если честно, все, что было со мной до этого на сцене, не идет ни в какое сравнение с тем, что происходит сейчас. 90 процентов времени — стресс! В танце жест — это текст. Я должна быть готова прочесть текст, сочиненный Сигаловой. И еще я поняла, что тело может быть выразительнее любых криков, любых истерик, любых слез, повышенных тонов».
 
Действительно, актриса выразительна в пластике.  Так с первой минуты, сидя спиной к зрительному залу в пустом кинотеатре,  Лиза-Чулпан время от времени поворачивается и смотрит в зал, в одном ее взгляде, в нервном повороте головы читается и ее личное одиночество, и ожидание встречи и предсказуемое будущее. А как она, сидя на полу,  смотрит на молодого человека, когда после любовной сцены он одевается, не глядя на Лизу, торопясь уйти! От первых кратких взглядов в зал – через эту сцену молчаливого наблюдения за уходящим любовником –  душевная драма Лизы раскрывается не меньше, чем в сценическом движении. И эти слезы... Большая актриса!
 
Андрей Меркурьев хорошо знаком балетному зрителю. И в Петербургских театрах, и в Большом он проявил себя не только как прекрасный танцовщик, но и настоящий балетный артист. Выразителен он и в спектакле Сигаловой, движение – это его профессиональная речь, он очень точно сыграл мужчину «до» и мужчину «после».  Меркурьев – эмоциональный актер, но сдержанный в проявлении эмоций. Именно эта внешняя сдержанность тем более подчеркивает страстное чувство Лизы. Словом, дуэт двух актеров разных театральных жанров состоялся и, думаю, тронул сердца зрителей.