Знаменитый музей Модерн Арт продолжает осваивать Квинс

Этюды о прекрасном
№35 (541)

За те три года, что всемирно известный МоМа находился в процессе реконструкции, все как-то попривыкли, что квартирует современное искусство в Квинсе. Но «объект сдан был досрочно» ( куда денешься от родных штампов?) и снова царит в Манхэттене. А Квинс? Ура! Без современного искусства не остался! Его, т.е. модернизма, знамя подхватил P.S.1, филиал (или раздел МоМА). Если сравнивать с политикой и использовать её терминологию, - крайне радикального направления.
Обновленное и ультрамодернизированное здание с неожиданным, дерзко-фантазийным изобретательно оформленным двором (патио, входом, предбанником – как хотите) найдете вы в близкой к Манхэттену части Квинса, зовущейся Лонг-Айленд Сити. Запишите адресок: 22-25 Jackson Ave at 46th Ave, т.е. на углу двух авеню – Джексон и 46-ой. Как добраться? Поезда метро E и V до остановки 23 St/Ely Ave; 7 до 45 Road/Court House; G до 21 Street /Court House. Автобусы Q67 и B61 до Jackson Ave.
Выходные дни: вторник и среда. Билеты стоят 5 долларов, а для студентов и тех, кто постарше, – всего 2.
Ну а теперь главное. Что же можно в суперсовременном здании увидеть? Ответ прост – столь же суперсовременные произведения, многие из которых причислить к искусству, в высоком понимании этого слова, можно лишь условно. И, в первую очередь, речь здесь пойдет об удобной, ставшей ух как популярной у молодежи (толпы!) выставке «Во мне и вне меня». Не правда ли, по-русски так и просится поиграть словами и произнести «невменяемый». И то – невменяемым запросто можно стать, обойдя многочисленные залы, начинённые (стены, пол, экраны мониторов), “пардону просим”, откровенной порнухой. Куда музею секса, эдак бережно преподносящему этот старый добрый вид спорта.
Почему это названо выставкой эротики – не понять. Из сотни экспонатов я нашла лишь три действительно эротичных: две пары рук – нежные девичьи и сильные мужские – сплелись, не разнять, в едином порыве – Бас Яна Адера; подлинный портрет одиночества, когда об объятиях только мечтается, - американской художницы Марины Абрамовиц; действительно поразительная телеинсталляция Андреа Фразера -–сгорающий от страсти и в то же время сдержанный, волевой парень.
Ну, а все остальное... Братцы, страшно - аж жють. Вообще мне кажется, что все эти садо-мазохистические выверты – издержки не сверхсексуальности, а больного воображения, близкого к психическому срыву. И почему всякие испражнительные экзерсисы могут восприниматься как нечто - к эротике приближенное? Грязь, да и только. И ведь почтенные имена встречаются, начиная с Энди Уорхола – Крис Бёрден, Брюс Нойман, Кики Смит, Кэрол и Шниман, сюрреалистические изыски Синди Шерман и, конечно, Мэтью Барни - как же без него? Черного юмора тоже вдосталь. И что обидно – сделано-то все высоко-профессионально, тут уж ничего не скажешь.
Разместилась весьма и весьма обширная эта выставка в подвале и на I-м этаже. А на верхних – художники посерьезней и работы позначительней – Ален Флоричич, Эбигейл Лазкоз, Тахо Онорато, Джон Лурье. Как всегда, большое впечатление произвел давно любителями думающего искусства отмеченный Ричард Серра.
Один из старейших американских модернистов, Рон Горхов, чьи «Двойные волнения» особо приковывают внимание, вспоминая о тех художниках, которые были широко известны в шестидесятых - о Джаспере Джонсе, Фрэнке Стелла, Карле Андре, сказал: «Их критическое отношение к действительности было для меня толчком попытаться использовать методы синтеза. Я не могу утверждать, что любил их творчество, но оно стало для меня допингом в поиске новых решений и заставляло думать».