ХРОМОЙ ВЕРБЛЮД

Факты. События. Комментарии
№36 (542)

Самое время поговорить о демократии. В чем ее суть? Джордж Буш дал такое определение: «Это когда чистая политика вжимается в риторику». У «Хизбаллы», понятно, свой взгляд: подогнал «катюши», нанес ракетный удар, после чего собрал корреспондентов и приказал аплодировать. В одной известной вам стране демократия была установлена двумя залпами из главного калибра. Даже такой тонкий знаток, как Уинстон Черчилль, так до конца и не определился в этом вопросе. Помните его знаменитое: «Демократия - наихудшая форма правления, если не считать всех остальных»? Говорил он это в свою бытность премьер-министром. А когда остался не у дел, изменил точку зрения: «Лучший аргумент против демократии - пятиминутная беседа с избирателем». Видимо, понимал, что и демократией тоже можно изнасиловать.
Если чистую политику перевести на язык голой риторики, то демократия умерла с изобретением телевизора. Накануне пятой годовщины исламской атаки на Америку британское телевидение порадовало зрителя многосерийным фильмом “The Death of a President”, кульминация которого – убийство Джорджа Буша во время антивоенной демонстрации в Чикаго. Для придания правдоподобности в фильме используется не только грим, но и компьютерная графика. Зачем понадобился этот сюжет? А чтобы показать «пагубные последствия для Соединенных Штатов так называемой “войны с терроризмом”, которая навязла уже у всех на зубах».
Премьера пройдет в октябре на кинофестивале в Торонто, но телеканал Channel4 познакомит британцев с «сирийским снайпером», которому отведена роль убийцы президента, 10 сентября. Директор телеканала Питер Дэйл предрекает картине большой успех. «Сериал сделан в стиле документального кино, рассматривающего убийство Буша как начало интереснейшего расследования, - говорит он. - Это острое политическое исследование того, что “война с терроризмом” сделала с американской политикой». Но жизнь – не кино. За идиотские фантазии либералов рассчитываются не президенты. В тихом Аммане расстреляли группу английских туристов: один убит, шестеро ранено. Я бы разделили британских интеллектуалов на три категории: одни ничего не знают о войне цивилизаций и знать не хотят, другие - плохо знают, а третьи знают не то, что следует. Поэтому не мешало бы обязать хотя бы студентов кинематографического факультета изучать ислам, подобно тому, как студенты-медики изучают венерические болезни.
Во времена Маргарет Тэтчер существовало правило, которое она же сама и сформулировала: «Не стоит порицать министров за то, что они чересчур много говорят, при условии, что они делают то, что я говорю». С тех пор Великобритания заметно измельчала. Теперь любой министр норовит выступать от имени всего общества. Газета Independent сообщила, что британский вице-премьер Джон Прескотт на обеде в Вестминстере, где собрались ведущие политики-лейбористы, назвал идеологию Белого дома на Ближнем Востоке “дерьмом”. Думаете, кто-то его одернул? Загляните на сайт депутата-лейбориста Иена Дэйла, который цитирует не раскаявшегося вице-премьера: «Все, кто требуют, чтобы “Прескотт ушел в отставку”, несут чушь - 80 процентов из них согласны со мной».
Если вице-премьер - титул, который присваивают вместо того, чтобы повысить зарплату, то зачем он вообще нужен? И все-таки Прескотт прав. Англию не зря называют родиной лицемеров. Разве не британцы с поистине немецким педантизмом отстроили этот ближневосточный тупик? В политике все взаимосвязано – и кино, и ненормативная лексика во время дружеской попойки, и официальное заявление МИДа. Только языковые средства разные. Поэтому когда министр иностранных дел Маргарет Бекетт заявила, что «Британия предпочитает дипломатический путь в решении иранского ядерного кризиса», это стало логическим продолжением «кина, которое будет». Но в неравной схватке молотка с зеркалом больше шансов на победу все же у молотка.
Можно любить или не любить Джорджа Буша. Это дело вкуса. Но как определить заранее, какую сторону бутерброда мазать маслом? Хотя, может быть, Англия – то самое исключение, где «закон бутерброда» не действует. Как бы то ни было, исламский фашизм нанес удар именно по Америке, и Буш как президент страны, подвергшейся агрессии, не мог не отреагировать. В последнее время он, наконец, стал называть мусульманских непримиримых «исламофашистами». Это явный прогресс. Выступая на днях с программной речью, он сравнил борьбу с террором с войной против “фашистов, нацистов и коммунистов”. Это был в какой-то степени ответ и новоиспеченному мусульманину Адаму Гадану, призвавшему американцев переходить в ислам.
Парадокс западного образа жизни: когда всё есть, начинает чего-то не хватать. Тогда идут в пацифисты, затем в пофигисты, а оттуда прямая дорога в исламофашисты. А мы удивляемся, почему ислам наступает широким фронтом, захватывая плацдарм за плацдармом.
На Востоке говорят: если развернуть караван, первым пойдет хромой верблюд.
Хромая Европа только тем и занимается, что разворачивает караваны. Ее не впечатлили продемонстрированные «Хизбаллой» возможности. Ведь Хайфа, куда летели ракеты, - еще не Париж. В процессе европейской интеграции количество кобелей и сук значительно превысило общее число собак. И теперь уже финская болонка поучает английского бульдога. Министр иностранных дел Финляндии Эркки Туомиоя призвал Евросоюз установить контакты с “палестинским движением” ХАМАС, чтобы «возродить мирный процесс на Ближнем Востоке». Газета Financial Times не без иронии пишет по этому поводу: «Финляндия одной ногой стоит в Евросоюзе, а другой – в России. Поэтому не удивляйтесь, что мнения Эркки Туомиоя и Евгения Примакова совпадают даже в мелочах».
У европейского пацифизма своя особенность: вроде все идут навстречу друг другу, но в разные стороны. Израиль не без основания опасается, что ХАМАС
возьмет на вооружение тактику “Хизбаллы”. Но потеря одних, как известно, это находка для других. Высшее, между прочим, проявление демократии. Если кто-нибудь наблюдал за последними выборами, скажем, в Италии, то не мог не заметить, что левые обещали бесплатную раздачу левых сапог, а правые - правых ботинок. Победил Романо Проди, убедивший избирателей, что лучший деликатес - сыр из молока козла отпущения. И знаете, что он первым делом сделал? Назначил министром иностранных дел «лучшего друга палестинского народа» коммуниста Массимо д’Алему. А коммунисты могут пудрить мозги и без пудры.
В интервью газете Corriere della Sera д’Алема предложил отделить мух от котлет. Боевиков ХАМАСа и “Хизбаллы” нельзя сравнивать с террористами “Аль-Каеды”. Ибо, по его мнению, ХАМАС и “Хизбалла” ближе к ирландской IRA и баскской ETA, которые отказались от террора и занялись политикой.
А вы говорите, что вечного двигателя нет. Его с успехом заменит Массимо д’Алема. Тот самый, который еще совсем недавно называл Израиль “террористическим государством”, а в 1999 году на приветствие иерусалимского гида: “Добро пожаловать в Израиль” ответил: “Добро пожаловать в Палестину”. При нем политика в отношении Израиля становится “все более взвешенной, с учетом страданий палестинского народа”. Можно было бы закрыть на это глаза: чем больше скользких людей, тем больше трений.
Но Италия претендует на ведущую миротворческую роль в Ливане. И стоит ли гадать на ромашке в ожидании промашки?
И все-таки главным событием недели стал запланированный отказ Ирана остановить свою программу «оружия массового потрясения». К тому же, как сообщает британская газета “The Times”, инспекторы МАГАТЭ обнаружили следы высокообогащенного урана в одном из иранских технических университетов. Эксперты Пентагона полагают, что Тегеран сможет создать атомную бомбу через 5-8 лет. Израиль считает, что ядерное оружие у Ирана появится уже в следующем году. И, как утверждает лондонская “The Sunday Times”, начал подготовку к широкомасштабной войне с Ираном и Сирией. Косвенно это подтвердил и Кофи Аннан, который во время визита в Иерусалим пытался добиться от Эхуда Ольмерта письменных гарантий, что Израиль не собирается атаковать Исламскую республику. Израильские газеты пишут, что в ответ Ольмерт якобы спросил Аннана, получил ли он аналогичные заверения от Джорджа Буша и как намеревается передавать их - вместе или порознь. Генсек стушевался и, поняв, что ничего из его затеи не получится, отбыл восвояси, обвинив напоследок Израиль в «многочисленных нарушениях перемирия с Ливаном».
Как и следовало ожидать, запоздалый ближневосточный вояж Кофи Аннана ничего не дал. В Тегеране он обсуждал «вопросы, волнующие регион и международное сообщество». Поговорил с аятоллой Али Хаменеи, министром иностранных дел Манучехром Моттаки и куратором ядерной программы Али Лариджани. Пожурил Махмуда Ахмадинежада за отрицание Холокоста. И, назвав переговоры “хорошими” и “конструктивными”, поехал дальше. И все-таки у меня язык не поворачивается осуждать его. Ну не Кофи же Аннан виноват в том, что впереди каравана плетется хромой верблюд. Генсек, пустив в ход все свое красноречие, убеждает Ахмадинежада отказаться от обогащения урана, а самая авторитетная женщина мира канцлер ФРГ Ангела Меркель заявляет в интервью германскому телеканалу АRD: «Я говорю четко и недвусмысленно: проблемы будем решать дипломатическими средствами. О военных и речи нет». Эх, Ангела, Ангела, чтобы быть живее всех живых, надо чаще купаться в Мертвом море.
В Германии, наверное, еще не забыли грозного окрика Льва Троцкого: «Если мы уйдем, то так хлопнем дверью, что вся Европа содрогнется». Но подумали бы хоть о бедном Аннане. Ему ведь ничего другого не оставалось, как пригласить Ахмадинеджада в Нью-Йорк. На очередное заседание Генеральной ассамблеи ООН, где он планирует разразиться речью о вечном мире после мира. Нечто вроде трактата о жизни после смерти, но только во всемирном масштабе. Джорджу Бушу это, скорее всего, не понравится. Но он не генсек ООН. А Ахмадинеджад уже выступал на генассамблее в сентябре прошлого года. Тогда он решительно отверг язык ультиматумов, сорвав горячие аплодисменты Уго Чавеса, неистово хлопавшего в ладоши за себя и за Фиделя Кастро. А что такое ультиматум? Почитайте Гайдара. «Это такое международное слово: «Бить будем!», - объяснял Тимур своей команде.
Бить или не бить? – уже не вопрос. Вопрос - когда? Госдепартамент не раз заявлял, что Соединенные Штаты будут делать ставку на дипломатическое решение проблемы, но президент, тем не менее, «не исключает ни один из вариантов, включая силовой». Но не стоит рисовать Джорджа Буша этаким ковбоем. На самом деле ситуация у него незавидная. О каком единстве мнений можно говорить, если бывшие члены Совета национальной безопасности и даже генералы в отставке призывают его отказаться от намерений атаковать Иран? В письме «22» говорится: «Удар по Ирану будет иметь катастрофические последствия для безопасности в регионе и для наших вооруженных сил в Ираке, а также приведет к вспышке ненависти и насилия на Ближнем Востоке и повсеместно среди мусульман». Так-то оно так, но что прикажут делать генералы Джозеф Хоар или Роберт Гард, если в руки аятолл все же попадет ядерное оружие? Этот вопрос они обходят молчанием.
Опоздать никогда не поздно. «Он решительнее всех в нерешительности и сильнее всех в слабости», - такую характеристику Чемберлену дал когда-то Черчилль. А когда говорит история, остальные должны умолкнуть. Хромой верблюд, может, и поведет за собой караван, но дойдет ли до пункта назначения?


Комментарии (Всего: 2)

Почему Штаты не хотят давать гарантии безопасности Ираку, в случаю отказа от ядерной программы? Ведь ныняшняя гонка ядерных вооружений началась после нападения США на беззащитную Сербию, Афганистан и Ирак. Интересно, автор знает, что у мусульманского Пакистана есть ядерное оружие? А режим там ни стабильностью, ни демократичностью, ни светкостью не отличается. Почему Штаты молчат по поводу Пакистана?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
bred sivoi kobili

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *