туманные прогнозы

Из штата в штат
№36 (542)

Как оценивают нынешнее состояние американской экономики дипломированные эксперты? У тех, кто желает польстить властям, оценки положительные: все обстоит отлично, все к лучшему в этом лучшем из миров. Послушаешь оппозиционеров, так ситуация уже сейчас очень скверная, а будет еще хуже. Экономисты серьезные, чувствующие свою ответственность за сказанное, пожимают плечами, отмалчиваются или высказываются туманно и замысловато, как это мастерски умел делать бывший глава Федерального резерва Алан Гринспен. С одной стороны... С другой стороны... По-английски выражаются чуть иначе: по одну руку... по другую руку... Суть та же.
Рассказывают, что однажды президент Трумэн раздраженно спросил помощников, нельзя ли отыскать для Белого дома какого-нибудь однорукого экономиста, чтобы он изложил все четко и однозначно. Если бы Трумэн занимал Овальный кабинет сегодня, ему пришлось бы иметь дело уже с «трехрукими» экспертами. За минувшие полвека экономика страны не только выросла, но и невероятно усложнилась, причинно-следственные связи зачастую носят совсем иной характер, чем прежде. Внешне несуразное сочетание отдельных элементов не оставляет возможности для однозначной оценки целого.
По объему внутреннего национального продукта США не имеют равных на планете – 11 с лишним триллионов долларов. Значит, страна вполне может считаться богатой? Безусловно. Почему тогда год от года увеличивается число американцев, живущих за чертой бедности? За последние четыре-пять лет бедняков стало в полтора раза больше. В общей численности населения они составляют более значительную долю, чем в ряде стран Западной Европы. Производительность труда растет, а заработная плата в последние годы сокращается. Инфляция заставляет Федеральный резерв регулярно поднимать базовую ставку банковского процента, одновременно притормаживая темпы развития экономики. Однако фондовая биржа реагирует на эти перемены вяло, игра там идет по своим локальным законам, и биржевые индексы, пусть и нервными толчками, идут вверх. С одной стороны... С другой стороны...
Конечно, каждый факт и каждую цифру в отдельности можно объяснить. Вопрос в том, как за пеленой противоречивых данных разглядеть определяющую тенденцию. Это важно прежде всего для инвесторов, американских и зарубежных: к чему идем, куда вкладывать капитал? Некоторые эксперты отвечают на этот вопрос с изрядной долей скептицизма, а то и весьма пессимистично.
Профессор Нью-Йоркского университета и владелец крупной консалтинговой фирмы Нуриэль Рубини, например, уверяет, что экономика США находится «в самой плохой форме, ее состояние хуже, чем после массовых банкротств в секторе новой технологии в 2000 году».
Суровый приговор, но с ним в той или иной степени согласны многие коллеги профессора. Многие, однако не все.
Пессимизм ряда экспертов основан на нескольких объективных данных статистики. Бурный рост рынка жилья, который во многом помог нам выйти из рецессии, заметно ослабел и сузился. Строят все больше, продают все меньше, спрос на дорогие дома и квартиры падает особенно быстро. Жилищный бум с самого начала нередко называли «мыльным пузырем», теперь он стал постепенно сдуваться. Прибыль некоторых строительных компаний сократилась на 19 - 20 процентов. Цифры настораживают, только от «мыльного пузыря», иного ожидать не приходилось.
Американская экономика уже довольно давно отличается резкими диспропорциями в развитии разных отраслей и секторов. То сверх меры выпячивается автомобильная индустрия, то электроника, то в ущерб железнодорожному транспорту вперед бездумно вырывается транспорт воздушный.
Период чрезмерно бурного цветения сменяется сначала стагнацией, а затем и увяданием. Всемирно известные автостроительные корпорации «Дженерал Моторс» и «Форд» недавно объявили, что уровень реализации их автомобилей за год упал примерно на 9 процентов. И по этой причине они существенно сокращают объем производства и численность сотрудников.
Убыточным становится перевозка авиапассажиров. Стараясь удержать позиции в острейшей конкурентной борьбе, авиакомпании не улучшают, а наоборот, ухудшают сервис, снижают заработную плату штатным сотрудникам, то и дело выпрашивают финансовую помощь из федерального бюджета.
Тревожит и рост инфляции. За минувшие семь месяцев нынешнего года индекс цен поднялся на 4,8 процента, тогда как за весь 2005 год – лишь на 3,4 процента. Одна из причин – непрерывно дорожающая нефть. В энергетическом потенциале страны она занимает доминирующее место, мы потребляем нефти больше всех в мире. Заработки американцев и сами по себе снижаются, а подъем розничных цен не только дополнительно сокращает реальные доходы, но и отрицательно сказывается на объемах потребления и на уверенности рядовых граждан в завтрашнем дне.
Вместе с тем инфляцию в 0,2 – 0,3 процента в месяц, то есть приблизительно в 3 – 4 процента в год, не стоит называть катастрофической. Во многих других странах процессы идут более интенсивно. Для того чтобы обуздать эти процессы, у государственных институтов нет абсолютно надежных инструментов. Низки или, напротив, высоки налоги – это в данном случае существенного значения не имеет. Остается процентная ставка на заемные средства, ею и стараются маневрировать, более или менее удачно притормаживая инфляции. Так что, с одной стороны, рост инфляции в американской экономике не может не пугать, а с другой стороны, не очень высокий ее темп обнадеживает.
На состояние экономики оказывает влияние масса факторов - и внешних, и внутренних. Одни поддаются прогнозированию, другие возникают неожиданно. Если еще можно себе представить, во что и дальше будет обходиться нам военная кампания в Ираке, то об ущербе, который способен принести мощный ураган, или о выгодах какого-то очередного «мыльного пузыря» даже гадать нет смысла. Тем не менее тот же экономист Рубини, по его собственным словам, на 70 процентов убежден, что страна снова приближается к рецессии. Нам хватит оставшихся 30 процентов для надежды на то, что он ошибается.