Казнить нельзЯ, помиловать

Из штата в штат
№36 (542)

Как президент Соединенных Штатов, так и губернаторы имеют конституционное право на милосердие (clemency) в отношении лиц, совершивших уголовные преступления.
Надо сказать, что до второй половины 70-х годов прошлого столетия американские губернаторы довольно часто прибегали к помилованию заключенных или смягчению сроков их наказания. Однако после 1976 года, когда Верховный суд страны восстановил смертную казнь (с 1967 года в стране действовал фактический мораторий на применение высшей меры наказания, а в 1972 году Верховный суд признал неконституционными законы всех штатов, предусматривающие смертную казнь), к clemency первые лица штатов стали прибегать все реже и реже. Общественное мнение, на которое влияли два фактора - рост преступности и идеологическое воздействие представителей консервативной политической мысли, уже не приветствовало, как прежде, милость к тем, кто оказался за решеткой. Особенно это относилось к лицам, осужденным за убийство.
Для справки: 11 июля 1990 года Сенат утвердил законопроект, предусматривающий смертную казнь за 34 преступления, связанных с нарушением федеральных законов. Смертная казнь предусматривается для убийц, продавцов наркотиков и боссов наркобизнеса, которые приказали убить какое-нибудь официальное лицо, свидетеля, присяжного заседателя или членов их семей. Среди преступлений, карающихся смертной казнью, - убийство заключенного, отбывающего пожизненный срок заключения. Смертная казнь предусмотрена также за организацию убийства президента, члена кабинета, члена Верховного суда или любого другого представителя федеральных органов. Кроме того, за государственную измену и шпионаж, за перевозку взрывных устройств с намерением организовать убийство, а также за угон самолетов, ограбление банков, поджог федеральной собственности, повреждение транспортных средств, в случае если это повлекло чью-то смерть.
Согласно данным Bureau of Justice Statistics с 1960 по середину 1970 года в стране было помиловано 204 человека, осужденных за убийство. С 1976 года – всего 63. Особняком стоят 167 обитателей камер смертников из Иллинойса, которых бывший губернатор этого штата, Джордж Райян, не помиловал, но чьи смертные приговоры приказал отменить, заменив казнь пожизненным заключением без права на условно-досрочное освобождение.
Помилование заключенных – действительно непростой вопрос для губернаторов и кандидатов на эту должность, какую бы из двух политических партий они ни представляли. Не случайно в последние десятилетия исполнительная власть на местах крайне редко решалась пойти против устоявшегося мнения - преступники не заслужили снисхождения. Плыть против течения означало сознательно рисковать собственной политической карьерой. Так, противники бывшего демократического губернатора Нью-Йорка Марио Куомо, одного из наиболее либеральных политиков страны, постоянно упрекали его за частое использование своего права миловать заключенных. Доброта нью-йоркского губернатора в конце концов вышла ему боком - он проиграл переизбрание малоизвестному политику, республиканцу Джорджу Патаки.
В прошлом году громкий общественный резонанс получило дело 52-летнего Стенли «Туки» Уильямса, основателя ставшей впоследствии одной из крупнейших уличных банд США – Crips. Более четверти века назад он совершил приписываемое ему злодеяние, в результате чего погибло несколько человек. Хотя «Туки» не признал себя виновным в убийстве, его приговорили к смерти.
Необычность судьбы этого человека приковала к нему внимание всей страны (2005 год должен был стать последним в его жизни). За четверть века нахождения в тюрьме бывший уголовник превратился в свою полную противоположность. Он написал несколько книг, в которых призывал молодых людей свернуть со скользкой дорожки и не вступать в уличные банды. Благодаря его авторитету, немало молодых людей действительно одумалось, отказавшись вести преступный образ жизни. Девять раз «Туки» выдвигали на Нобелевскую премию мира. Противники смертной казни, звезды Голливуда, правозащитники, известные общественные деятели неоднократно обращались с просьбой к губернатору Калифорнии Арнольду Шварценеггеру помиловать Уильямса, который всей своей жизнью после приговора доказал, что грехи молодости явились трагической ошибкой.
«Терминатор» колебался. По-человечески он понимал, что основатель Crips заслуживает снисхождения, по крайней мере пожизненного заключения вместо смертельной инъекции. Однако в нем победил политик, опасавшийся обвинения в мягкотелости. Родственники убитых в 1979 году калифорнийцев, прокуроры, консервативно настроенные граждане требовали крови «Туки». Советники Шварценеггера предупреждали его, что с 1967 года ни один из губернаторов золотого штата не миловал убийц (последним был Рональд Рейган), а значит и ему следует поступить подобным образом. «Взгляни на результаты опросов, - говорили помощники, - 68 процентов калифорнийцев поддерживают смертную казнь. Не рискуй, делай, как все». Шварценеггер так и не решился на помилование, «Туки» был казнен.
Яркой противоположностью «железному Арни» сегодня является губернатор Мэриленда, кстати, республиканец Роберт Эрлих. Именно он, образно говоря, яростно гребет против течения, активно используя свое право освобождать людей от наказания или смягчать его. Как отметила в номере за 25 августа газета «Вашингтон пост», Эрлих очень рискует навлечь на себя гнев консерваторов, однако, по его собственным словам, не желает отказываться от права на милосердие, дарованного ему конституцией. Важно отметить, что среди помилованных губернатором не только люди, совершившие незначительные проступки, но и те, кто отбывал пожизненное заключение с правом условно-досрочного освобождения. Это действительно смелый шаг, учитывая, что сегодня трудно найти губернаторов, которые бы решились на подобные действия. Но, как говорится, лиха беда начало. В пользу милосердия мэрилендского губернатора говорят данные штатного Division of Parole and Probation. Согласно им, из всех помилованных только один бывший заключенный вновь оказался не в ладах с законом.
Трудно сказать, последуют ли за Эрлихом его коллеги в других штатах, слишком уж неоднозначное отношение к clemency со стороны общественности. Сам он, однако, считает, что поступает правильно.
«Я верю в справедливость наших законов, - заявил Эрлих в интервью «Вашингтон пост», - но я знаю, что даже самая хорошая система дает сбои».