Конец 9-летней войне

Шахматно-шашечный клуб
№22 (318)

Как уже сообщалось (РБ, 316), 6 мая 2002 года в Праге подписан документ, имеющий историческое значение. Конфликтующие долгое время стороны пришли к соглашению о сотрудничестве.
В резолюции Пражского саммита отмечается:
- Объединение шахматного мира будет проходить под знаком того, что ФИДЕ признаётся единственным обладателем прав на звание чемпиона мира и является единственной организацией, официально признанной Международным Олимпийским Комитетом, а также спортивной и шахматной общественностью.
- Появится «единый» чемпион мира, который будет официально признан ФИДЕ.
- Мир профессиональных шахмат нуждается в профессиональном руководящем органе, действующем на основе бизнес-плана. Этот план должен быть представлен Бесселом Коком и утверждён на заседаниях World Chess Foundation и Президентского Совета ФИДЕ в течение 90 рабочих дней, начиная с 6 мая 2002 года.
- ФИДЕ одобряет принципы Объединительного плана и примет меры для того, чтобы они были приняты всеми шахматистами, включая чемпиона мира ФИДЕ.

Определен первый цикл по выходу из затянувшегося кризиса:
1.Турнир претендентов, Дортмунд, 8 чел.
2. Победитель турнира претендентов играет матч с Владимиром Крамником, апрель/май 2003.
2. Нынешний чемпион мира ФИДЕ Руслан Пономарёв встретится с Гарри Каспаровым, май/июнь 2003.
3.Победители матчей (пп.2, 3) встретятся в объединительном матче на первенство мира по классическим шахматам, октябрь/ноябрь 2003.

По итогам первого цикла будет разработан четкий порядок розыгрыша в дальнейшем звания чемпиона мира, который позволит всем ведущим шахматистам мира участвовать в отборочных соревнованиях.
Документ подписали президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов, Бессел Кок, Гарри Каспаров, Владимир Крамник, Ясер Сейраван, один из инициаторов Пражского саммита, и президент World Chess Foundation Алексей Орлов.

Комметарии 13-м чемпиона мира Гарри KAСПAРOВА. Его ответы на вопросы журналистов:
- Каковы, на ваш взгляд, главные итоги подписанного соглашения?
- ФИДЕ получило самое главное - полное признание своих прав на звание чемпиона мира и признание её в качестве универсальной организации, не имеющей конкурентов в шахматном мире. С другой стороны, ФИДЕ признаёт необходимость создания профессиональной организации, которая могла бы на нормальном уровне проводить розыгрыш звания чемпиона мира. Это ключевые положения, которые позволяют надеяться, что конструкция не окажется шаткой.

- Что подтолкнуло к мирным переговорам?
- На пути к соглашению, как ни странно, стал турнир в Дубаи (розыгрыш Гран-При ФИДЕ, РБ, 314 – Р.В.). Илюмжинову стала очевидна вся тупиковость линии ФИДЕ, выбравшей в качестве опоры конкретных людей и конкретные структуры. Президент ФИДЕ, обладающий наибольшими в шахматном мире возможностями, должен был принять решение - вступать в переговоры или нет. После Дубаи переговоры пошли очень продуктивно, стало понятно, что концепция превращения ФИДЕ в лицензионную организацию находит у него понимание. Конечно, можно всем руководить и за всё платить, а можно разделить ответственность и при этом получать комиссионные за права, которые все признают. Стало ясно, что можно нащупать концепцию, которую в итоге я выработал, а сегодня она реализовалась. Концепция устраивала и Бессела Кока, поскольку она позволяет ему активно включиться в игру, но при этом он включается не для борьбы за существование, а для того, чтобы доказать коммерческую состоятельность шахмат. Я думаю, что, если не случится чего-то невероятного, то к ноябрьской ассамблее ФИДЕ в Словении ситуация в шахматах стабилизируется, то есть появится устойчивое финансирование.

- Вы можете сказать, что доверяете своим партнёрам по переговорам?
- Мне кажется, главным элементом является заинтересованность сторон. Я не вижу на сегодняшний день прямой заинтересованности ни одной из сторон в торпедировании соглашений, хотя, когда вовлечено такое количество интересов, возможны всякие шероховатости. Переговоры Бессела с ФИДЕ не будут безоблачными, но я чувствую позитивный настрой людей, которые будут решать конкретные практические вопросы - и со стороны ФИДЕ, и со стороны Бессела Кока. Мне сложнее говорить о представителях Крамника, но у всех есть добрая воля, основанная на конкретных личных интересах. Сейчас их лучше всего защищать вместе.

- Девять лет войны с ФИДЕ подошли к концу - что Вы чувствуете?
- Я был уверен, что решение будет найдено, потому что в какой-то момент почувствовал готовность всех сторон пойти на определённые уступки ради достижения большой цели. Потенциал шахмат таков, что позволит всем оказаться в выигрыше. Никто не проиграл: каждый пошёл на уступки, но в итоге выигрыш окажется больше. Это очень редкая ситуация и то, что подобное решение возможно первым почувствовал Сейраван, а мне это стало очевидно после двух разговоров с Илюмжиновым в Москве. Наверное, это болезнь любого профессионального спорта - конфликт профессионалов с мировой федерацией. В моих боевых действиях против ФИДЕ были и запоминающиеся моменты, но, в целом, любая война кончается подписанием мирного договора. Можно сказать, что подведён определённый итог моей жизни - война началась перед моим тридцатилетием, и, если всё будет идти нормально, то я надеюсь в 40 лет завершить этот цикл. Я постараюсь завершить его достойно - возвращением себе титула, который у меня был на тридцатилетии.