Кому пожелать победы?

Земля обетованная
№40 (546)

Когда-то бывшего премьер-министра Израиля Менахема Бегина спросили, как он относится к войне между Ираном и Ираком. Он ответил: “Мы желаем победы обеим сторонам”. Может ли Израиль сегодня, когда Палестинская автономия стоит на грани гражданской войны, говорить так о ФАТХе и ХАМАСе? Выгодны ли израильской стороне вооруженные столкновения сторонников главы палестинского кабинета министров Исмаила Хании с приверженцами председателя Совета ПА Махмуда Аббаса?
И вообще, как говорится, хорошо ли это для евреев, когда одни арабские боевики «мочат» других?
Вопрос сложный. Ведь Бегин ехидничал в 80-е годы прошлого века, когда Израиль успешно разбомбил ядерный реактор под Багдадом и аннексировал Голанские высоты. А Ольмерту не до шуток в начале нынешнего столетия, когда ЦАХАЛ не может справиться с бандитами «Хезболлы», а само Еврейское государство вынуждено считаться с тем, что ему отказывает в праве на существование клика террористов.
Времена прозорливых решений и ярких побед сильно отличаются от поры просчетов и поражений. То, что происходит в эти дни в Палестинской автономии, – результат израильских ошибок, самонадеянности современного руководства, возомнившего себя прямым наследником легендарных лидеров страны.
Приход к власти в ПА правительства ХАМАСа во главе с разработчиком современного шахидизма Исмаилом Ханией Израиль просто-напросто прозевал. Израильские политики и дипломаты, глядя в рот отечественным левакам, твердили что-то невразумительное насчет «победы демократии» и были уверены, что к власти в автономии придет Махмуд Аббас. Этот деятель, откликающийся на подпольную кличку Абу-Мазен и являющийся преемником Mухаммада Aбд ар-Рауфа, носившего бандитское прозвище Ясир Арафат, отчего-то кажется Израилю и Западу умеренным политиком. И весь расчет был на то, что руководимое им радикальное националистическое движение ФАТХ возьмет верх над организацией мусульманских террористов под названием ХАМАС.
Вышло же, что называется, с точностью до наоборот: в январе 2006 года населению автономии кровавые лозунги ХАМАСа, начертанные на зеленом знамени ислама, показались ближе. Палестинцы живо откликнулись на обещание окончательно разобраться с «сионистским врагом», завладеть построенной евреями цветущей страной и расселиться на ее территории вместе с миллионами пресловутых палестинских беженцев, странствующих по соседним арабским странам. Рассуждения ФАТХа о перспективах соседства будущего государства Фаластын с Израилем, насильно или добровольно возвращенным к границам 1967 года и более раннего периода, пользовались значительно меньшим успехом. «Свободолюбивый народ Палестины», по которому западные либералы пролили баррели слез, добровольно избрал правительство профессиональных головорезов.
Одного только не учла эта прогрессивная во всех отношениях популяция – того, что бандитам (даже переодевшимся) милостыню не подают. В том, что Абу-Мазен худо-бедно выклянчивал у Соединенных Штатов и Европы под обещания не слишком часто убивать израильтян, Исмаилу Хание и его исламским отморозкам было отказано. И сделано это было после первых же палестинских плевков в лицо цивилизации. Спохватившийся Израиль вместе с президентом США Джорджем Бушем убедил западный мир жестко отреагировать на подлое похищение капрала Гилада Шалита и непрекращающиеся ракетные обстрелы Седрота, Ашкелона, других южных городов. Кто же станет кормить наглецов, угрожающих всем и вся? Даже Россия, всегда привечавшая арабских бандюг, дальше легкого угощения диковатой делегации ХАМАСа в стенах Кремля и передачи ПА подержанных «бээмпэшек» пойти не решилась. А без зарубежных подаяний и отхожего промысла Палестинская автономия существовать не может: работать здесь негде и не на кого. Разве что на правительство, с «Калашниковым» в руках...
Вот тут и таился главный подвох. Платить госчиновникам и, главное, вооруженным отрядам милиции совершенно нечем. Это стало ясно уже после выборов (перед ними Абу-Мазен предусмотрительно щедро рассчитался с чиновниками и милиционерами).
Более полугода сотрудники сил безопасности, созданных ФАТХом, прождали от правительства ХАМАСа жалования, а потом вышли на демонстрации протеста. Они вполне справедливо требовали ликвидировать задолженности. А поддержавшие госслужащих простые жители ПА напомнили ХАМАСу о той критике воров и коррупционеров Арафата и Абу-Мазена, на волне которой Хания и его министры пробрались к власти.
Самое странное, что попытки переложить вину за откровенное зажиливание зарплат на все тех же «сионистского врага» и «американского жандарма» впервые не прошли. «Деньги давай!» - это классическое требование звучало громче демагогии исламских провокаторов. В конце сентября - начале октября волнения прокатились по Газе, затем перекинулись на Рамаллу, Шхем и Хеврон. Разъяренные толпы ринулись на штурм административных зданий и офисов, громя все на своем пути. В Рамалле боевики ФАТХа подожгли здание кабинета министров автономии и канцелярию главы палестинского правительства Исмаила Хании.
И тогда ХАМАС не смог придумать ничего лучшего, как бросить против демонстрантов более 3 тысяч своих боевиков. Те в средствах не стеснялись: для разгона демонстраций было сразу же применено не только огнестрельное оружие, но и боевые осколочные гранаты, и даже... противотанковые ракетные установки.
ФАТХ не остался в долгу. Сотрудники полиции и служб безопасности, верные Абу-Мазену, вступили в перестрелку на двух крупнейших улицах Газы, возле парламента. Снайперы заняли позиции на крышах возле здания Законодательного совета автономии.
Боевики ХАМАСа забрались на крышу Министерства сельского хозяйства, расположенного возле резиденции «раиса», и открыли огонь из автоматов и наплечных ракетных установок по его личной гвардии. Пальба, взрывы, завывания «амбулансов», треск лопающихся стекол, вонь горящей резины, крики, проклятия и рыдания – так встретила Палестинская автономия октябрь.
Около десяти погибших, в том числе четверо мирных жителей, один из которых – 15-летний подросток. Более 100 раненых, большинство которых получили огнестрельные и осколочные ранения от средней степени тяжести до тяжелых, также относятся к гражданскому населению. Ранены и доставлены в больницы трое школьников и телеоператор канала “Аль-Арабия”. Захвачен и увезен в неизвестном направлении один высокопоставленный чиновник, представляющий ХАМАС. Боевиками ХАМАСа похищено пятеро активистов ФАТХа. Таков промежуточный итог вспыхнувших внутрипалестинских столкновений, наиболее ожесточенных со времени прихода ХАМАСа к власти.
«Любовь» к собственному многострадальному народу вылилась в такую бойню, какой улицы палестинских городов не знали за долгие годы так называемой израильской оккупации.
И что особенно ярко характеризует исламскую группировку ХАМАС, носящуюся с мусульманскими символами как дурень с писаной торбой, так это то, что кровопролитие в Хан-Юнисе и других городах сектора Газы произошло в священный месяц Рамадан. Оказывается, по «Корану от ХАМАСа» можно свято поститься и одновременно убивать своих единоверцев и соплеменников...
Радиостанция, контролируемая ХАМАСом, обвинила в разжигании беспорядков и попытке внести раскол в ряды палестинцев конкурирующую фракцию ФАТХ. Движение, возглавляемое Абу-Мазеном, ответило «братьям по борьбе» взаимностью: председатель ПА заявил, что в автономии начинается гражданская война, и возложил вину за происходящее на правительство ХАМАСа.
Трудно судить, кто больше виноват, но нельзя не заметить, что начало демонстрации по поводу невыплаты зарплат совпало со срывом переговоров о создании в Палестинской автономии правительства национального согласия. Махмуд Аббас с трибуны ООН торжественно пообещал нормализацию обстановки в автономии, заверил сообщество наций, США и Европу, что сумеет совладать с ХАМАСом, обойдясь без революций и переворотов. Прозвучали даже «кощунственные» для недавнего деятеля арабского террора слова о возможном признании права Израиля на существование. На мгновение показалось, что мир снова поверил Абу-Мазену и в Абу-Мазена...
И тогда Исмаил Хания, для которого отступление от ярых антиизраильских и фундаменталистских позиций равнозначно повторному обрезанию, заартачился. Он учуял наконец реваншистские намерения Абу-Мазена и попытался завести в тупик переговоры о создании правительства национального единства.
Но бывшая правая рука Арафата, кадровый «освободитель Палестины» Махмуд Аббас - хитрее и опытнее недавнего преподавателя педагогики Исмаила Хании. Он немедленно выпустил из бутылки джина негодования государственных служащих, которых набирал и назначал ФАТХ. Ждал необдуманной, фанатически свирепой реакции ХАМАСа и дождался. Теперь те, кто считал людей с зелеными знаменами своими защитниками, увидели в них беспощадных карателей...
... Еще не похоронили убитых на улицах палестинских городов, как в кабинете председателя ПА раздался звонок. Из своей недогоревшей канцелярии звонил премьер-министр Исмаил Хания. Глава палестинского правительства призвал Махмуда Аббаса предпринять совместные действиям с целью предотвращения насилия в автономии и (!) срочно возобновить переговоры о создании правительства национального единства.
Возвращаясь к вопросу: «хорошо ли это для евреев?», можно осторожно предположить, что успех, достигнутый Абу-Мазеном столь спорным путем, неплох и для Израиля. Место и вес ХАМАСа в правительстве национального единства будут неуклонно сокращаться, порукой чему служат политический стаж и прочие умения Махумуда Аббаса. В его интересах скорейшее возвращение за стол переговоров с Израилем и выгодное для будущего Палестинского государства, пусть и постепенное, урегулирование военного и территориального конфликтов.
Относительный покой на юге нужен и Израилю, которому, по всей видимости, не избежать возобновления войны на северных рубежах. А вести ее на два фронта, увы, невозможно – с одним бы справиться.
Так что шутить по-бегински сегодня, наверное, не стоит. Положение слишком уж серьезное...