Крыша для крепких мужчин

Из штата в штат
№41 (547)

Через год полицейскому спецназу США, именуемому SWAT (Special Weapons and Tactics) исполнится 40 лет. Задачи этого ударного отряда американских правоохранительных органов весьма благородны: освобождение заложников, рейды по задержанию торговцев наркотиками (чем он занимается чаще всего), арест особо опасных преступников и т.д. Казалось бы, гражданам молиться надобно на бравых ребят в камуфляже, с бронежилетами на груди, автоматами в руках и гранатами со слезоточивым газом на ремне.
Однако что-то не ладятся отношения между бойцами SWAT и населением в последние годы, несмотря на то, что полицейский спецназ действительно многое делает для обеспечения нашей безопасности. Все больше и больше жалоб на его действия регистрируют правозащитники. В СМИ, в свою очередь, постоянно муссируется тема, что SWAT превратился фактически в неподдающуюся контролю силу, на которую трудно найти управу. Какое бы беззаконие не сотворил полицейский спецназ, привлечь его к ответственности удается крайне редко. Почему так происходит? Не выступает ли само государство в роли своеобразной «крыши» для крепких мужчин, выполняющих особую работу, которая не по плечу рядовым стражам порядка?
По мнению правозащитников, все обстоит именно так. Власть, считают они, действительно предоставляет карт-бланш спецназу на выполнение поставленной перед ним задачи любой ценой. Главное для нее – положительная отчетность: много арестованных преступников за месяц, квартал, год – значит, все идет как надо, общественность будет довольна. Отступление от правовых норм при проведении тех или иных специальных операций высокое начальство не очень волнует - даже если в ходе рейда были арестованы и физически пострадали невинные люди, а некоторые из них даже убиты. Что поделаешь, лес рубят - щепки летят.
Я не сгущаю краски и не навожу тень на плетень. Известный эксперт в данном вопросе Рэдли Бэлко, автор книги “Overkill: The Rise of Paramilitary Police Raids in America”, приводит статистку, из которой следует: с конца 80-х годов прошлого столетия и по настоящее время в ходе рейдов полицейского спецназа на квартиры подозреваемых наркоторговцев было убито не менее 40 человек. Фатальные случаи имели место и во время вторжения бойцов SWAT в дома граждан, вообще не имевших никакого отношения к преступному миру. Ошибки случаются все чаще, так как информацию, полученную нередко из сомнительных источников, следователи и детективы даже не удосуживаются проверить.
Надо сказать, что использование властями подразделений SWAT в наши дни не идет ни в какое сравнение с прошлыми годами. Если в 1981 году спецназ привлекался для осуществления различных операций 3 тысячи раз, то сейчас этот ежегодный показатель превышает 40 тысяч. В такой ситуации наличие ошибок не просто возможно, а очень вероятно. При этом SWAT направляют сегодня не только на сложные операции, где действительно не обойтись без «группы захвата», но и на рутинные мероприятия, которые по силам осуществить обычным полицейским.
Два года назад казалось, что власти серьезно задумаются над проведением реформ в деятельности полицейского спецназа. Масло в огонь подлил скандальный случай, имевший место в техасском городе Тулиа, где сотрудник SWAT, следователь полиции Том Колеман обвинил 46 жителей города, в основном, афроамериканцев, в приобретении у него наркотиков. Всех их арестовали в ходе проведенных рейдов и заключили под стражу. К счастью для арестованных, обман раскрылся, а Колемана отдали под суд за ложь под присягой. По словам адвоката пострадавших Джефа Блекборна, это был первый случай, когда сотрудник SWAT понес персональную ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Местному начальству пришлось тогда пойти на расформирование Panhandle Regional Narcotics Trafficking Task Force. Случай приобрел общенациональную известность. Вслед за ним власти девяти штатов начали расследование деятельности местных спецназовцев. Шуму было много, как и клятвенных обещаний разобраться и наказать виновных. Однако реальных шагов на пути реформирования системы SWAT предпринято не было. Многие здравые идеи просто зарубили на корню. Например, предложение сократить финансирование ее деятельности из федеральной казны. Напомню, что на содержание спецназа, участвующего в задержании наркоторговцев, официальный Вашингтон выделяет ежегодно полмиллиарда долларов, распределяя их между штатами. Критики считают, что федеральная власть сама невольно провоцирует беззаконие, ставя получение субсидий в зависимость от числа произведенных арестов. Больше арестов - больше денег. Не удивительно, что бойцы SWAT трудятся по-ударному.
Если же случаются серьезные эксцессы (я имею в виду, конечно, гибель людей), командиры и бойцы SWAT чаще всего выходят сухими из воды. Найти виновных в произволе не удается. Ситуация усугубляется тем, что правоохранительные органы не выражают готовности представить родственникам погибших и их адвокатами все необходимые по делу документы.
Летом прошлого года, знакомит нас с фактами из хроники фатальных рейдов полицейского спецназа упоминаемый мной выше эксперт Бэлко, во Флориде, в городе Санрайз, был убит 23-летний студент Энтони Диотэйто. В январе 2005 года в городе Фейрфакс (Вирджиния) - оптик Салваторе Кулоси. Погибли оба по ошибке, однако близкие этих людей, намереваясь судиться с властями, до сих пор не могут получить от полиции всю необходимую информацию. Им ее откровенно не желают предоставлять. По закону стражи порядка обязаны это сделать, но закон, как известно, что дышло. Вот родственникам и приходится подолгу обивать пороги, а толку?!
По словам Бэлко, нежелание властей активно вмешиваться в деятельность местных подразделений SWAT хорошо видно на примере Нью-Йорка. В 90-е годы прошлого столетия местные СМИ не раз и не два посвящали свои материалы проблеме ошибочных вторжений спецназовцев в дома жителей Большого Яблока. Реакцию властей можно было охарактеризовать одним словом – никакая. Горячо любимый многими из наших читателей мэр Рудольф Джулиани откровенно смотрел на деяния стражей порядка сквозь пальцы, не вмешиваясь в происходящее. Представители Civilian Complaint Review Board (CCRB) предупреждали городские власти о росте числа жалоб со стороны местных жителей на действия полицейского спецназа. Ответом администрации Джулиани стало распоряжение о создании в полицейском управлении специального подразделения, которому было поручено... вставлять новые замки, двери и окна тем ньюйоркцам, в чей дом по ошибке заглянули люди в камуфляже. Адвокаты взывали к мэру: отнеситесь всерьез к действиям спецназа, иначе быть беде. Мэр отмалчивался до конца своего второго срока. Его преемник Майкл Блумберг последовал тем же курсом, пока в 2003 году гром таки не грянул. Во время очередного ошибочного рейда бойцов SWAT умерла от инфаркта жительница Гарлема Альберта Спрюэлл, никакого отношения к наркоторговле не имевшая.
Общественность возмутилась. Пытаясь успокоить страсти, полицейское начальство разработало новые инструкции, в которых было записано, что следователи должны самым тщательным образом проверять сведения, получаемые как от информаторов, так и от подозреваемых в совершении преступлений, согласившихся сотрудничать со следствием. Власти также пообещали, что перед выездом на очередное задание командиры спецназа станут по несколько раз проверять полученный адрес во избежание недоразумений.
Однако когда шум, вызванный смертью Спрюэлл, начал стихать, все постепенно вернулось на круги своя. Представители администрации Блумберга заявили, что принятые ими меры не носят обязательного характера. По словам официальных лиц, преемник Блумберга в Сити-холле вообще может отказаться от реформ своего предшественника в вопросе контроля над деятельностью SWAT.
Ясно, что подобное отношение нью-йоркских властей к надзору за полицейским спецназом ни к чему хорошему привести не могло. Беспардонное вторжение в дома рядовых граждан продолжалось. Два года назад жертвой одного из рейдов стал отец двоих детей, которого на полгода упекли в камеру предварительного заключения на Райкерс-Айленде. Только недавно с него сняли все обвинения.
Из хроники прошлого года, считает Бэлко, стоит выделить два случая. Один связан с жительницей Кони-Айленда Мини Матос, страдающей от астмы и глухоты. В ее квартиру ворвался спецназ. На все просьбы женщины дать ей возможность воспользоваться аппаратом для астматиков, следовал отрицательный ответ. Только когда стало ясно, что бойцы ошиблись адресом, Матос разрешили взять в руки спасительное для нее медицинское средство.
Столь же показательной является история семьи Вильямс. Даже после того, как спецназовцы поняли, что допустили оплошность, попав не туда, они долго не покидали квартиру, продолжая обыск. Не могли остановиться?
Как читатель уже, наверное, догадался, и в первом, и во втором случаях, никто из бойцов SWAT не понес никакой ответственности.
Что касается нынешнего года, с января по сентябрь зафиксировано не менее 15 случаев ошибочного вторжения сотрудников SWAT в дома ньюйоркцев.
Нельзя не согласиться с правозащитниками - подобная практика не может считаться нормальной для демократического государства. Да, бойцы полицейского спецназа выполняют нужную и опасную работу. Благодаря этим людям, говорится в отчете National Institute of Justice, правоохранительным органам удается успешно пресекать деятельность наркоторговцев. Однако любые успехи на этом поприще не могут, не должны являться оправданием произволу и вседозволенности. В правовом, демократическом государстве это просто недопустимо.
Как и «крышевание» властью своих подчиненных...