Студенческий чемоданчик с антресолей

В мире
№28 (847)

 

Чемоданы, с которыми израильские студенты-репатрианты решили пройти по Тель-Авиву маршем протеста, пока что вернулись на антресоли. Угроза прекращения государственной финансовой помощи молодым переселенцам в получении высшего образования вроде бы отодвинулась. Как бы исчезла и исходившая от самих студентов угроза навсегда покинуть еврейскую страну, которой новые бакалавры и магистры ни к чему. Вроде бы да как бы...
 
На самом деле все слишком зыбко, чтобы кому бы то ни было праздновать победу. Домоклов меч ликвидации, нависший над Управлением по делам студентов-репатриантов и курсов по изучению иврита, не вложен в ножны, а лишь слегка отведен в сторону.
 
 Потому что не решен главный вопрос: кому вообще нужны новые молодые специалисты из числа иммигрантов?
 
Еврейскому агентству (Сохнут), которое многие десятилетия исправно собирало в диаспоре средства для помощи юношам и девушкам, репатриирующимся в Израиль и продолжающим здесь начатое в странах исхода  обучение в университетах и колледжах?
 
Нет, Сохнут прямо и недвусмысленно заявил, что выходит из этих проектов, так как деньги с евреев США, Канады и Западной Европы собирать стало слишком трудно. Поэтому агентство видит свое новое предназначение не столько в традиционном еврейском “шнорерстве” – сборе пожертвований с богатых зарубежных общин и массированной агитации за переезд в Израиль, – сколько в “работе по сохранению еврейской самоидентификации в диаспоре и противодействию ассимиляции”.
 
Таковы новые приоритеты этой международной организации, руководимой бывшим советским диссидентом и отставным израильским партийно-государственным деятелем Натаном (Анатолием) Щаранским. Дескать, только таким образом можно будет плавно вернуться к тому благословенному положению, при котором американские, канадские, европейские и прочие евреи снова обратят свои взоры к Сиону и воспламенятся идеей воссоединения со своим народом на Святой земле. Пока же Сохнут - дабы утихомирить страсти – пообещал не сворачивать эти проекты до конца текущего года. А там видно будет...
 
Может быть само Государство Израиль заинтересовано получать ежегодно отряды новых граждан с высшим образованием?
 
И на этот вопрос трудно теперь ответить прямо утвердительно. Учебный год на курсах подготовки новых репатриантов к началу занятий в университетах должен был стартовать в июле. Но правительство так и не решило, за счет чего покрыть дефицит, образующийся при прекращении финансирования со стороны Сохнута, и учебный год на подготовительных курсах не начался. Министерства просвещения, абсорбции и финансов, ограниченные  рамками двухгодичного бюджета, разводят руками и клеймят “вероломное Еврейское агентство”.
 
Правда, в последние дни министр абсорбции Софа Ландвер заявляла, что ее ведомство подготовило проект решения этой проблемы. Махнув рукой на Сохнут, “государственные интеграторы” нашли новый путь изыскания миллионов шекелей на покрытие дефицита Управления по делам студентов-репатриантов.
 
Ландвер и ее команда предлагают забрать у Сохнута 6.5 млн шекелей, которые тот обязан отдать до конца года, а также  вынудить министерство главы правительства и Совет по высшему образованию Минпроса раскошелиться на 10 млн. шекелей каждый и вырвать у Минфина еще хотя бы полтора миллиона. Само министерство абсорбции готово увеличить свой вклад в дела студенческие на семь миллионов шекелей.
 
Все это позволит если не решить проблему, то хотя бы оттянуть крах системы поддержки репатриантов, обучающихся в вузах страны.
 
...Цифры – материя скучная, политика куда как веселее. Политическая ситуация в сегодняшнем Израиле такова: традиционные элиты напуганы конкуренцией со стороны выросшего поколения новых израильтян – выходцев из семей репатриантов. Старая шутка о том, что сын полковника тоже становится полковником, а генералом он не станет просто потому, что у генерала есть свой сын, очень актуальна для иммигрантской страны.
 
Напрягаться ради того, чтобы сын или дочь бывшего советского инженера, врача или юриста, вынужденных на исторической родине расстаться с мечтой о возвращении к профессии, “за папку отомстили”?
 
Прилагать усилия к тому, чтобы дети репатриантов из бывшего СССР, Франции, Аргентины или Эфиопии на равных конкурировали с детьми уроженцев Израиля – “сабрами” в третьем поколении?
 
“Нет, - дают понять израильские Лелики, - на это мы пойтить не могем!”
 
Да и в эшелонах власти не в восторге от новых “пассажиров”. Яркий пример – депутат Кнессета от партии “Наш дом Израиль” Алекс Миллер.
 
Это именно он сегодня не дает покоя ликвидаторам проектов помощи студентам-репатриантам. А ведь этот молодой, но уже вполне опытный политик, сам родился в Москве, был в 1992 году привезен родителями в Израиль в 15-летнем возрасте, здесь окончил Тель-авивский университет и, что особенно важно в данном контексте, был одним из руководителей Всеизраильского объединения студентов.
 
С “подкидной доски” этого студсовета Алекс и взлетел в большую политику, став сначала главой молодежного движения партии НДИ, а затем депутатом, членом и главой ряда парламентских комиссии. В свои неполные 35 лет Миллер достиг высоты заместителя председателя Кнессета.
 
Кстати, председатель партии “Наш дом Израиль”, вице-премьер и министр иностранных дел Авигдор Либерман тоже в свое время был студентом-репатриантом, активно участвовал в студенческом политическом движения, руководил ликудовской молодежью.
 
Ну и нужны ли “старым, проверенным товарищам” такие конкуренты?
 
На рынке высококвалифицированного труда, в управленческом аппарате, в большом бизнесе тоже не слишком готовы к соперничеству со способными и хваткими молодыми “русим”, “царфатим” и “дромамерикаим” – выходцами из бывшего СССР/СНГ, Франции и Латинской Америки. Начав учиться в своих странах, продолжив и закончив учебу в израильской высшей школе, они уверенно занимают места, приготовленные для потомства здешних “хозяев жизни”.
 
А это, господа, никуда не гордится, ибо не для того их сюда везли!
 
Лишая студентов-репатриантов государственной и общественной финансовой поддержки, Израиль вынуждает их принимать решения разной степени кардинальности.
 
Если такому студенту придется теперь платить полную сумму за обучение и обходиться без помощи на съем жилья или оплату места в общежитии, он станет работать не в одном, а в двух-трех местах.
 
Это, безусловно, скажется на качестве учебы. А учитывая, что значительная часть студентов-репатриантов являются одиночками, пока оставившими семьи в диаспоре, можно предположить, как изменения в положении детей отразятся на отъездных планах родителей.
 
Не исключено, что с родины прозвучит: “Знаешь что, сынок, возвращайся-ка ты назад, как-нибудь здесь доучишься, да и мы пока с места трогаться не будем”.
 
Некоторые юноши и девушки решат для себя, что сантименты сантиментами, но коли еврейская страна так безразлична к репатриантской молодежи, так не проще ли получить образование за морями-океанами? Там, конечно, никто не будет распинаться в верности идеалам сионизма, а просто предоставят возможность учиться за назначенную цену и на принятых для иностранцев условиях. Зато диплом может оказаться и поувесистее израильского. Вот тут и пригодится тот самый чемодан...
 
Тех же, кто успел настолько полюбить Израиль, что и помыслить о возвращении назад или переезде в другие края не может, отложат учебу. Пойдут работать, станут копить деньги на завершение курсов на общих основаниях. А там – семья возникнет, дети пойдут. И останется молодой репатриант без высшего образования, пополнив собой ряды недоучившихся израильтян.
 
И никакой опасности своим сверстникам, чью учебу оплатили обеспеченные родители-старожилы или уроженцы страны, представлять уже никогда не будет. ЧТД, как говорили на уроках математики: что и требовалось доказать.
 
Любопытно, что скандал с деньгами для студентов-репатриантов разгорелся на фоне большой политической битвы за финансирование учащихся религиозных учебных заведений. Эта армия, насчитывающая уже около 70 тысяч человек, учится и живет за счет государства не пять-семь академических лет, а всю жизнь.
 
Мало того, израильские трудящиеся и налогоплательщики кормят детей и даже внуков этих “вечных студентов”. Им до последнего времени (неизвестно, что будет дальше, когда окончательно испустит дух “Закон Таля” – закон о пролонгированной отсрочке от службы в армии и участии в производительном труде) выделялись сотни и сотни миллионов шекелей ежегодно.
 
Ничуть не меньшие суммы каждый год уходят на содержание арабского сектора, оплату долгов арабских муниципалитетов, где отродясь не платили городских налогов и т.п. А какие-то просто миллионы для студентов-репатриантов найти трудно.
 
А свой чемоданчик парню или девушке отыскать легко. Они, почувствовавшие себя в Израиле чужими и лишними, знают, где он лежит: на антресолях общежитий и съемных квартир.