Еврейский зять Иосифа Сталина

История далекая и близкая
№28 (847)
Григорий Морозов (Мороз) был первым мужем дочери Сталина Светланы, она вышла за него замуж, еще будучи студенткой. В своей книге “Двадцать писем другу” Светлана писала: “Он был еврей, и это не устраивало моего отца. Но он как-то смирился с этим, ему не хотелось опять перегибать палку, и потому он дал мне согласие на этот брак. Только на одном отец настоял, чтобы мой муж не появлялся у него в доме”.
 
Замужеству Светланы предшествовал роман с известным кинодраматургом Алексеем Каплером. По его сценариям были поставлены знаменитые фильмы “Ленин в Октябре” и “Ленин в 1918 году”. В этих фильмах Сталин впервые в советской кинематографии показан как организатор Октябрьской революции и самый близкий соратник Ленина. Каплер за эти фильмы дважды был удостоен Сталинской премии. Теперь он готовил сценарий о летчиках и в качестве консультанта пригласил сына Сталина, с которым был знаком.
 
В квартире Василия Светлана встретилась с Каплером. Между Светланой, которая пока еще училась в 10-м классе, и 40-летним Каплером возник почти мгновенный роман, начались частые свидания. Поскольку Каплер не мог посещать Кремль, он обычно ждал Светлану у школы и после уроков уводил в кино, в театр или в музей. У Светланы был постоянный телохранитель от госбезопасности, он всегда следовал за влюбленными на небольшом расстоянии.
 
Как было заведено, Сталин получил справку на Каплера со всеми подробностями. Он был евреем, но предметом особого недовольства Сталина стало то, что Каплер был вдвое старше Светланы. Пользовался успехом у женщин.
 
Каплер получил формальное предупреждение от полковника госбезопасности и совет “оставить дочь Сталина в покое и уехать в длительную командировку”. Каплер проигнорировал этот совет. Его арестовали и обвинили в связях с иностранцами. Дело рассматривалось не в суде, а на Особом совещании НКВД. Однако приговор был на удивление мягким — ссылка в Воркуту на 5 лет. В Воркуте Каплер работал режиссером в местном театре.
 
Ну а у Светланы было бурное объяснение с отцом. В ходе его Сталин сказал: “Уж не могла себе русского найти”.
 
Скоро, очень скоро Сталин узнает еще об одном еврее — претенденте на руку и сердце дочери — Григории Морозове.
 
Григорий подружился с сыном Сталина Василием, он был его одноклассником, они даже сидели на одной парте. Григорий рассказывал: “Впервые в Зубалово я попал благодаря Василию. Он пригласил меня провести там несколько дней во время каникул. Было это весной 1932 года. Потом пути наши разошлись. В конце 1943 года в Большом театре мы случайно встретились. Обнялись. После спектакля поехали к нему ужинать. С этого момента наши приятельские отношения возобновились. И еще более упрочились, когда я женился на Светлане”.
 
Уже после смерти Морозова (он умер 10 декабря 2001 года) в его домашнем архиве были обнаружены воспоминания Григория Иосифовича о том времени, когда он был зятем Сталина.
 
Когда Григорий и Светлана поженились, вождь распорядился поселить их на “дальней даче”. Она отстояла примерно в ста километрах от Москвы. Эта резиденция Сталина представляла собой сравнительно небольшой, но уютный дом. Здесь молодожены провели свой медовый месяц. Практически в полном одиночестве, если не считать многочисленной охраны. Ситуация мало изменилась, когда молодожены переехали с “дальней дачи” в Дом правительства в Москве, а затем в Зубалово.
 
Сталин за четыре года брака своей дочери ни разу не встретился со своим зятем Григорием Иосифовичем Морозовым, студентом недавно созданного и очень престижного Института международных отношений. От этого брака у Сталина появился внук, которого он увидел только через несколько лет, когда брак Григория и Светланы распался.
 
Григорий Морозов рассказывает в своих воспоминаниях, что с первых дней войны попал на фронт, был тяжело ранен и после скитаний по госпиталям списан вчистую.
 
* * *
 
Жорес Медведев и некоторые другие историки считают, что трудности для брака создавал отец Григория. Во всяком случае то, что специально заведенное на него дело использовали для разрыва этого брака, не вызывает сомнений.
 
Свата Сталина тоже звали Иосиф. Он был на семь лет моложе Сталина. Родился в Могилеве в богатой еврейской семье. До революции и в период нэпа занимался коммерцией. В 1921 году открыл в Москве частную аптеку. Потом работал бухгалтером в государственном учреждении, вел скромную жизнь советского служащего. Однако после женитьбы своего сына на дочери Сталина Иосиф Морозов стал вхож в круг влиятельной советской элиты. Он стал встречаться с женой Молотова Полиной Жемчужиной, с Р.Землячкой. Он также подружился с академиком Линой Штерн, которая возглавляла Институт физиологии Академии наук СССР. Штерн взяла Иосифа к себе в институт на должность заместителя директора по административно-хозяйственной работе.
 
Он не всегда соблюдал осторожность в разговорах. А Сталина, безусловно, постоянно информировали о новом родственнике, о разговорах, которые тот ведет. В феврале 1948 года его арестовали и обвинили в клевете на главу Советского государства. Приговор, вынесенный без суда, Особым совещанием при МГБ был суровым — 15 лет тюремного заключения. Отсидел он пять. В апреле 1953 года по распоряжению Берии вышел на свободу. В 1949 году Григорий Морозов успешно окончил Московский Институт международных отношений. После того, как он расстался со Светланой, получил новый чистый паспорт, где не было отметок ни о браке, ни о разводе.
 
Светлана вскоре вышла замуж за сына Андрея Жданова, ведавшего идеологией в ЦК партии и инициатора жестоких гонений на многих выдающихся деятелей культуры. Сын Юрий много взял от отца. В своих воспоминаниях Григорий писал:
 
“В отношении меня Юрий повел себя крайне подло. По его настоянию мой сын Иосиф из Морозова превратился в Жданова. Даже отчество ему дали другое — Юрьевич. Все мои контакты с сыном в одночасье были прерваны. Жестко и грубо. Кстати, часть вины за такой поворот событий я не снимал и со Светланы”.
 
По словам Григория, Юрий прожил со Светланой недолго, но мстил ему почему-то многие годы. Он возглавлял отдел науки ЦК и дал команду, чтобы Морозова никуда не брали на работу. Непосредственно за ее исполнением внимательно следил его заместитель Хлябич. В итоге Григорию приходилось жить случайными заработками, писать статьи под чужими именами, а то и просто физическим трудом добывать хлеб насущный...
 
В своих воспоминаниях, опубликованных в “Независимой газете” Григорий писал: “Мои друзья иногда меня спрашивают: был ли Сталин антисемитом?”. И, надо сказать, я затрудняюсь с ответом”.
 
Далее он рассказывает, что у него сложись добрые отношения с Сергеем Яковлевичем Аллилуевым, отцом Надежды — жены Сталина  — и дедом Светланы. И вот что Григорий вынес из разговоров с ним.
 
В канун революции, в первые годы после ее свершения, Сталин столкнулся с открыто пренебрежительным отношением к нему со стороны ряда партийных и государственных деятелей, евреев по национальности. Речь, прежде всего, шла о Свердлове, Троцком, Зиновьеве, Каменеве, Радеке, некоторых других. Только себя они считали подлинными знатоками учения Маркса, кичились своим, международным опытом, знанием иностранных языков, претендовали на особое положение на вершине власти. Сталин же по натуре был злопамятен. Обид не забывал и не прощал. Собственно, эту же мысль в беседах с Григорием Морозовым высказывал и Герман Свердлов, который ссылался на рассказы своего брата Якова Свердлова, проведшего со Сталиным какое-то время в ссылке. Они даже жили в одной комнате и открыто враждовали между собой.
 
Что касается самого Григория, то положение его после смерти Сталина постепенно улучшилось. Его главный враг Юрий Жданов в роли зятя Сталина пробыл значительно меньше, чем Григорий. Потом он очутился на руководящих постах в Ростове и его мнение в Москве уже мало кого интересовало.
 
Григорий Морозов, став кандидатом юридических наук, очень быстро проявил себя как крупный специалист по международному праву. Его статьи, которые регулярно печатались в журнале “Советское государство и право” и других научных журналах, в том числе за рубежом привлекли внимание многих юристов в СССР и за его пределами. Григорий Иосифович успешно защитил докторскую диссертацию. Он преподавал в МГИМО. Был профессором кафедры международного права, первый выпуск которого сам окончил. Его перу принадлежат многие монографии, в частности о структуре и деятельности ООН. По написанному им в соавторстве учебнику “Курс международного права” обучались все студенты юридических факультетов.
 
Одновременно с преподавательской деятельностью он работал главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР, а затем Российской академии (ИМЭМО). Он был одним из тех, кто стоял у истоков создания института. По его инициативе в ИМЭМО был создан сектор, а затем отдел международных организаций, которым он руководил почти четверть века. По поручению правительства России, этот институт серьезно анализировал деятельность ООН, которая должна была сыграть самую активную роль в установлении нового миропорядка.
 
Евгений Примаков, который много лет работал в Институте мировой экономики и международных отношений, причем долгое время был директором института, писал:
 
“Мы в ИМЭМО просматривали варианты преобразований в ООН, которые позволили бы адаптировать эту организацию к реальностям будущего. Основной фигурой в этих исследованиях был мой друг профессор Григорий Иосифович Морозов. Один из умнейших людей, с которыми я встречался, он прожил сложную жизнь, на которую тяжелым отпечатком легла его женитьба на дочери Сталина Светлане. Брак закончился трагически, Сталин развел этих любивших друг друга людей, отец Морозова был арестован. Григорий Иосифович лишился возможности видеться с сыном, зарабатывал на жизнь, пописывая статьи под чужими именами.
 
Когда Светлана с дочкой, родившейся в США, вернулась в Москву, Григорий Иосифович сделал все, чтобы помочь войти им в нашу жизнь, обустроиться. Возможно, Светлана рассчитывала на восстановление прежних отношений, но они стали к тому времени слишком разными людьми. В последние 10 лет к Морозову наконец-то семейное счастье повернулось лицом — у него очаровательная, добрая и любящая жена Оля. Мы часто бываем у них с женой и всегда получаем от этих встреч огромное духовное наслаждение и радость”.
 
* * *
 
Следует хоть коротко сказать и о сыне Григория  — Иосифе, судьба которого была тоже довольно сложной. Юрий Жданов, по сути, пытался украсть его у родного отца. Но уже в середине 50-х годов Иосифу вернули его отчество Григорьевич и он избавился от фамилии Жданов. Иосиф и его сводная сестра Катя очень болезненно реагировали на бегство матери из СССР. После ее возвращения у них так и не возникло взаимопонимания. Дети были страшно обижены на мать, которая их фактически бросила. Светлана не видела за собой большой вины и, в конце концов, опять уехала в США.
 
Иосиф посвятил себя медицине и добился на этом поприще успехов. Он был одним из ведущих кардиологов столицы. Профессор Иосиф Аллилуев работал в клиническом центре Московской медицинской академии имени Сеченова. Его перу принадлежит более 150 научных работ. Как и отец, он был удостоен звания заслуженного деятеля науки России. Иосиф Аллилуев ненамного пережил отца и ушел из жизни в ноябре 2008 года на 64-м году жизни. Похоронен на Новодевичьем кладбище, рядом с бабушкой Надеждой — женой Иосифа Сталина.                              
 
Иосиф ТЕЛЬМАН, кандидат исторических наук
“Секрет”

Комментарии (Всего: 2)

Автор всё сдул из чужих статей.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Фігня

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *