ankara escort

ГАЛА-КОНЦЕРТ И «КРАСНАЯ ЖИЗЕЛЬ»

Этюды о прекрасном
№16 (574)

Второе отделение гала-концерта состояло из нескольких отрывков из балетов Бориса Эйфмана. Концерт был, на мой взгляд, хорошо составлен. Главный сюрприз в конце программы - появление самого хореографа  «в роли» Дон Жуана из одноименного балета. 
Юбилейный концерт театра оказался и бенефисом знаменитого кордебалета труппы  Эйфмана. Эйфман – мастер массовых танцев. Давно отмечалось, насколько выразительны артисты его труппы: каждый танцовщик кордебалета  индивидуален и танцует в своем характере. Выберите любого из «сумасшедших» в балете «Дон Кихот», и не сможете глаз от него оторвать весь спектакль! И только в гениально поставленной финальной сцене «Анны Карениной» все исполнители танцуют, как механические роботы, – так создается образ паровоза.
Новой работой хореографа, которую, я думаю, никто из зрителей в зале прежде не видел, стал возобновленный дуэт 1977 года «Двухголосье» на музыку Пинк Флойда. Балет был поставлен 30 назад - к открытию труппы для знаменитой балерины Кировского театра Аллы Осипенко и Джона Марковского (к этому времени танцовщики поступили работать в театр Эйфмана). Об их исполнении сохранилась легенда. Хореография и сегодня, по прошествии 30 лет,  производит впечатление и выразительно исполнена молодыми танцовщиками Наталией Поворожнюк и Олегом Габышевым.  Глядя на этот эротический  дуэт, трудно себе представить, как Эйфману разрешили показать его публике в 1977 году!
Почти все солисты, которых мы видели последние годы, уже ушли со сцены. Среди немногих оставшихся - Елена Кузьмина, первая исполнительница главных женских ролей в балетах Эйфмана последние 15 лет. Кузьмина недавно родила и некоторое время не танцевала. В гала-концерте она исполняла роль Кассандры в балете Дмитриевского. Я была рада снова увидеть ее в прекрасной профессиональной форме, не утратившей мастерства и обаяния. 
Я не перечисляю всех  новых танцовщиков театра Эйфмана: рано говорить о них по выступлениям в отдельных сценах. И все-таки надо отметить Ивана Козлова в роли Инквизитора («Карамазовы»): артист сумел в пластике передать мощную сила духа, победное ликование зла, которые и необходимы для образа. На следующий после гала-концерта день я смотрела два представления балета «Красная Жизель» с двумя разными составами. Не будем говорить об Анастасии Ситниковой в роли Балерины, это не ее роль. Но в другом спектакле новая прима театра  Нина Змеевец была действительно хороша, особенно в первом акте. Во втором акте актриса была по-настоящему трагична, ее Балерина была натурой страстной, но земной, она казалась скорее героиней греческих трагедий, чем беззащитной, хрупкой, несколько инфернальной, погибшей от соприкосновения с прозой жизни Балериной балета Эйфмана. Она не заслонила мне образ, созданный Верой Арбузовой.
Очень вырос за последние два года Юрий Смекалов.  В «Красной Жизели» опять-таки выделяется Козлов в роли Чекиста. Он создает совсем иной образ, чем один из первых и  непревзойденных исполнителей роли Юрий Ананян. Чекист Ананяна  выглядит почти аристократом, кажется, что он любит в Балерине именно ту красоту, которую в своей новой жизни стремится уничтожить. Чекист Козлова – из рабоче-крестьянской среды, это самец, желающий завладеть красивой женщиной. Оба характера – правомерны.
Среди неизвестных мне артистов в «Красной Жизели» отмечу Антона Лабунскаса, исполнявшего роль Друга Партнера  с большим тактом и достоинством.  Теперь нам предстоит увидеть этих артистов в новом балете «Чайка».
Чем дольше я смотрю «Красную Жизель», тем больше убеждаюсь, что этот спектакль – совершенное произведение Ейфмана, шедевр русского балета ХХ века.
Фото автора