Плохие полицейские

Америка
№17 (575)

Есть вещи, о которых американские власти и приближенные к ней средства массовой информации говорят с неохотой и пытаются всячески обойти. Например, коррупция в рядах правоохранительных органов. Десятки раз мне приходилось слышать утверждение, что полицейские в Америке взяток не берут и преступной деятельностью не занимаются. «Они самые честные на свете, - утверждал один мой приятель. – Ты только намекни о взятке, как тебя сразу же арестуют. Хоть миллион предложи – все равно не поможет!»
К сожалению это глубокое заблуждение. И в Америке существуют «грязные полицейские» (dirty cops). Только они, в отличие, например, от своих российских коллег, предпочитают не рисковать по мелочам.
В  этом месяце в Северной Каролине (город Уоллис) был задержан 31-летний офицер полиции Дэвид Браун, «подрабатывающий» продажей марихуаны, кокаина, психотропных препаратов и огнестрельного оружия. Он имел доступ к полицейскому хранилищу и периодически «возвращал» изъятые наркотики, револьверы и пистолеты за небольшую плату местным преступникам. Следствие выяснило, что одна и та же партия наркотиков, благодаря Брауну, возвращалась с охраняемого склада на улицу несколько раз. Теперь «бизнесмену в форме» грозит 42 года тюремного заключения.
А вот стража порядка Френкеля Мигеля из города Кларксвил (штат Индиана) многие знали как продавца морфия. Он выбрал для себя очень плотный график работы - 4 дня в неделю патрулировал улицы и производил задержания, 3 дня занимался распространением наркотиков. Никто из соседей Мигеля не мог поверить, что полицейский и драг-дилер, которого многие знали в лицо, - один и тот же человек.
Рональд Самуэльсон из организации «Война против наркотиков» (Stop the Drug War) рассказывает, что огромное количество наркотических препаратов попадает на рынок благодаря нечистым на руку стражам порядка. «В маленьких городках полицейские знают всех драг-дилеров в лицо, - рассказывает Самуэльсон. – За небольшую плату они закрывают глаза на происходящее и прикрывают наркоторговцев. На мой взгляд, бороться следует не с драг-дилерами, а с полицейскими, которые обеспечивают им протекцию».
Самуэльсон забыл упомянуть, что вычислить полицейских, прикрывающих наркоторговцев, невероятно трудно. Собрать улики, подтверждающие вину стражей порядка, практически невозможно. Например, в Калифорнии двое офицеров местной полиции, патрулировавшие пригород Лос-Анджелеса, действовали следующим образом. Задержав драг-диллера, они делали ему предложение, от которого невозможно было отказаться: «Запомни, мы разговариваем с тобой первый и последний раз. Мы прекрасно знаем, чем ты занимаешься и сколько зарабатываешь. Тебя никто не тронет, если десятого числа каждого месяца в багажнике «Бьюика» с номером ..., припаркованного по адресу ..., будут появляться $1500. Это все. Забудь про нашу встречу».
И вот каждый месяц наркоторговец приезжал в указанное место, клал под обшивку незапертого багажника упомянутой машины деньги и отправлялся восвояси. Автомобиль, как не трудно догадаться, принадлежал одному из полицейских. Он и виду не подавал, что знает о содержимом своего багажника. Деньги извлекались раз в 3-4 месяца в момент, когда рядом не было ни единого свидетеля. Так продолжалось более двух лет, пока о «грязных полицейских» не донес в полицию сам наркоторговец. Владельца машины с «багажником для взятки» задержали. Им оказался 40-летний офицер Мэтью Лью. Он изумился, когда из его автомобиля достали $7500 (взятка за пять месяцев).
«Откуда мне было знать, что находится в багажнике, - скажет позднее Лью. – Я никогда не использую его по назначению, поэтому и не закрываю. Если какой-то идиот прятал здесь свои деньги, то причем здесь я?» Его напарник всячески защищал коллегу. И представьте себе, адвокату удалось доказать, что коррумпированные копы никакого понятия не имели о содержимом багажника. Вердикт – невиновны.
Это схема классического полицейского взяточничества, которая применяется уже много десятилетий. Задержать преступников в форме с помощью встроенной видеокамеры или обработки денег специальным раствором, который оставляет на руках следы, крайне проблематично. Ведь об этих тонкостях они успели узнать, обучаясь в полицейской академии.
Задержанный в 2005 году драг-дилер из Сан-Франциско Алехандро Амонде назвал фамилии 116 полицейских, которые, по его утверждению, обеспечивали протекцию наркоторговцам. Следствие посчитало, что это ложь, и не вынесло ни одного обвинительного приговора.
Как показывает статистика, в трех четвертях преступлений, связанных с коррупцией в правоохранительных органах, задействованы наркотики.
Наркотики из Мексики проникают в страну не из-за плохо охраняемых границ, а благодаря пограничным полицейским, которые превратили незаконную контрабанду кокаина и героина в прибыльный бизнес. Не так давно техасский полицейский Герман Карр, отбывающий ныне 20-летний тюремный срок, сказал переодетому в наркоторговца агенту ФБР: «Провоз пяти килограммов кокаина обойдется вам в пять тысяч долларов. Не беспокойтесь, за безопасность товара на границе и на территории штата Техас я беру на себя полную ответственность».
Уже после объявления приговора Карр все-таки согласился «сдать» 20 полицейских, которые были причастны к преступному бизнесу на границе: «Я сделаю это только в том случае, если за каждую произнесенную фамилию мне скостят один год». Чем все закончилось, пока неизвестно.
К сожалению, коррупция на американо-мексиканской границе – явление распространенное. Порой здесь происходят совершенно невероятные истории. Например, несколько месяцев назад издание Daily News удивило читателей статьей о нелегальном иммигранте из Мексики, который перешел границу, каким-то чудом легализовался в Америке, окончил полицейскую академию, после чего работал на границе, пропуская своих соотечественников за символическую плату в $100 – $150.
Согласно исследованию организации Amnesty International (AI), семеро из десяти тюремных охранников страны, большинство из которых – бывшие и действующие полицейские, занимаются поставкой наркотиков и алкоголя на территорию исправительных учреждений. А независимая проверка в калифорнийских тюрьмах Сан-Квентин и Пеликан-Бэй показала, что 10% заключенных страдают сильнейшей наркотической и алкогольной зависимостью.
«Занимая позицию тюремного охранника, можно, не опасаясь наказания, зарабатывать огромные деньги, - рассказывает Леонард Кун из AI. – Только так я могу объяснить высокую популярность этой низкооплачиваемой профессии. Взгляните на статистику – полицейских, желающих работать в тюрьмах, больше, чем на улицах».
Очень радует, что уличенные в нарушении закона полицейские получают огромные тюремные сроки. Американский уголовный кодекс беспощадно наказывает продажных блюстителей закона. Порой всего одна произнесенная фраза с «преступным уклоном» может караться 40 – 50 годами заключения. Вот только настораживает, что о коррупции в рядах полиции Соединенных Штатов высокопоставленные чиновники предпочитают не говорить – и так проблем хватает. Видимо, поэтому последние масштабные исследования данной проблемы и официальная статистика датированы 2001 – 2003 годами.


Комментарии (Всего: 1)

Сколько читаю статей на эту тему всегда только о плохих полицейских. Только в случае гибели могут написать что-нибудь хорошее. Обидно за них, работёнка у них ещё та, как не крути.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *