СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ВРАГ

В мире
№17 (575)

Казанцев Александр Михайлович, петербуржец, 52 года, инвалид II группы, перенес два инфаркта, операцию. 15 апреля вместе с женой, будучи в центре города, подошел к площади, где проходил митинг послушать, о чем говорят. Когда началось столпотворение, стал громко спрашивать, что происходит и почему. Пробегавший мимо омоновец в шлеме ударил его кулаком в грудь, а потом, упавшего, ногой в туловище. Сломаны ребра, одно из них пробило легкое. Лежит в Мариинской больнице.
Ольга Цепилова, петербурженка, кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института социологии Российской Академии наук. Уходила с митинга в числе первых. Увидела, как омоновцы избивают людей. Попыталась поднять лежащую на земле старушку. Получила несколько ударов по лицу дубинкой. Черепно-мозговая травма, перелом костей носа, сотрясение мозга. Лежит в Мариинской больнице.
Борис Лихтенфельд, 56 лет, петербуржец, оператор котельной на заводе “Севкабель”. Просил освободить сына, задержанного милицией на митинге. Удар сапогом по колену. Диагноз - гемартроз. Ходить не может. Лежит в Мариинской больнице.
Сергей Гуляев, бывший депутат Законодательного собрания Петербурга, один из организаторов митинга. Кричал в мегафон, чтобы люди шли к метро. Но метро закрыли. Обратился к полковнику милиции, чтобы открыли метро. Сергея Гуляева били дубинками, сломали руку. Лежит в Мариинской больнице.
Дубинками по голове били фотокорреспондента Анатолия Мальцева и репортера немецкого телеканала ARD Штефана Штухлика. Задержали и посадили в камеру корреспондентку “Новой газеты” Елену Костюченко.
В Москве после митинга обратились в травмопункты 54 человека. Омоновцы проломили голову японскому журналисту, милиция задержала двух немецких корреспондентов и корреспондента журнала “Русский Newsweek” Айдара Бурибаева.
И так далее.