СПЕЦ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ

В мире
№17 (575)

Две недели прошло, как чуть ли не из зала суда исчезли капитан Эдуард Ульман, прапорщик Владимир Воеводин и старший лейтенант Александр Калаганский.
Они находились не под стражей, а под подпиской о невыезде. После чтения обвинительного приговора не явились на очередное заседание. Военная прокуратура объявила их в федеральный розыск.
11 января 2002 года группа спецназа из засады у села Дай обстреляла машину, в которой ехали хозяин автомобиля, директор и завуч Дайской средней школы, лесник, женщина-инвалид второй группы и сопровождавший ее племянник. Одного человека убили, двоих ранили. Затем, заметая следы по приказу майора Перелевского, остальных расстреляли, имитировали подрыв машины на фугасе, облили трупы бензином и сожгли.
Командование представило в Москву отчет об уничтожении группы боевиков. За что убийц по указу президента наградили орденами и медалями, о чем мало кто знает.
Дело группы Ульмана тянется 5 лет. Рядовых солдат, рассказавших, что произошло в тот день, потом заставляли изменить показания. Коллегия присяжных дважды оправдывала группу Ульмана, и дважды Верховный суд отменял ее решение. Сейчас дело рассматривается тремя профессиональными судьями. Государственный обвинитель попросил суд приговорить капитана Ульмана и майора Перелевского к 23 годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима, лейтенанта Калаганского к 18 годам, прапорщика Воеводина - к 19 годам заключения.
После этого подсудимые исчезли.
Вполне возможно, не появятся до тех пор, пока им не дадут тайные гарантии, что приговор будет мягким.
Да и отбывание наказания тоже может сопровождаться особыми условиями. Например, полковника Буданова - убийцу чеченской девушки Эльзы Кунгаевой – перевели из колонии общего режима в колонию-поселение. Это значит, что он может поселиться там с семьей, снять квартиру и в определенные дни отмечаться в комендатуре. Однако затем управление исполнения наказаний опровергло своё же сообщение. Буданов, мол, по-прежнему находится в исправительной колонии №3 в городе Димитровграде Ульяновской области.
Но журналисты, там побывавшие, Буданова в колонии не обнаружили. Никаких разъяснений никто не даёт. То ли в карцер посадили, то ли по спец-документам отправили на курорты Кипра, чтобы скоротал там оставшийся тюремный срок.
Однако самое таинственное исчезновение апреля произошло в деле террориста Пуманэ. Там исчез главный подозреваемый в его убийстве – садист или зловещий убийца, скрывающийся от следствия майор Душенко. Зато вместо него появился честный офицер, семьянин, муж и отец четверых детей Вячеслав Душенко, оклеветанный неизвестно кем и неизвестно в каких целях.
Александра Пуманэ, жителя города Кингисепп Ленинградской области, задержанного в центре Москвы в машине, начиненной взрывчаткой, забили насмерть в Пресненском отделении милиции. В присутствии доброй сотни полковников и генералов спецслужб, которые приехали туда ночью 18 сентября 2004 года. Ведь август-сентябрь были для страны страшными. 24 августа - взрыв бомбы на Каширском шоссе в Москве. В тот же вечер - взрыв самолетов Ту-134 и Ту-154, вылетевших из аэропорта Домодедово. 31 августа -взрыв бомбы у станции метро «Рижская» в Москве. 3 сентября – Беслан.
И теперь – машина-бомба огромной разрушительной силы в центре Москвы. Понятно, что собрались все оперативные руководители МВД и ФСБ. Интересно, куда они все смотрели и что делали? Ведь на их глазах убрали основного свидетеля готовящегося крупного террористического акта в Москве.
Считалось, что террориста изувечил во время допроса майор Душенко, который затем исчез неизвестно куда. Что сразу вызвало недоумение. Прежде всего – почему допрос человека, подозреваемого в государственном преступлении, доверили обыкновенному милиционеру в звании майора? С тех пор прошло два с половиной года!
Как ни странно – со смертью Пуманэ концы не ушли в воду. При обыске в его квартире обнаружили бумаги, которые вывели сыщиков на след Кингисеппской банды наёмных киллеров. Задержали 18 человек. Семерых уже приговорили к длительным срокам заключения, признав их виновными в одном покушении и пяти убийствах. Задержанные и подсудимые называют Пуманэ одним из главных исполнителей убийств и терактов. Валят на мертвого, как обычно?
И в довершение всего – объявился Душенко. Правда, скрывался он тоже странно. Прокуратура его найти не могла, а журналисты находили. В мае 2005 года он объявил через прессу, что его сделали козлом отпущения.
Душенко утверждал, что в допросе Пуманэ принимало участие “большое количество незнакомых сотрудников силовых ведомств, которые стали только мешать друг другу”. Сам Душенко тогда уехал по срочным оперативным делам, а когда вернулся, увидел уже только тело избитого до полусмерти Пуманэ: “Войдя в отделение, я обнаружил его на лестнице, рядом с ним стояли незнакомые мне сотрудники. Я крикнул им, что надо вызвать скорую, а сам попытался оказать Пуманэ первую помощь. Вскоре приехала “скорая” и госпитализировала его”.
Пуманэ скончался в Институте Склифосовского. От травм, не совместимых с жизнью.
А майор Душенко через два с половиной года предстал перед народом и прессой уже с официальным решением прокуратуры о своей невиновности.
Значит, виноваты те самые “незнакомые сотрудники”, которых Душенко видел на лестнице рядом с телом Пуманэ? Установить их нетрудно. В отделении милиции “Пресненское” работают видеокамеры наружного и внутреннего наблюдения. Но вот досада. Пленки с записью куда-то исчезли. Причем исчезли как раз те, которые фиксировали события ночи 18 сентября 2004 года.
Где скрывался майор Душенко два с половиной года? На какие деньги жил? Попробуйте скрываться такое длительное время на накопления от майорской зарплаты. Возможно, Душенко отвлекал внимание и кого-то прикрывал. До тех пор, пока была надобность.
Но дело Кингисеппской банды наемных убийц только разворачивается. В него вовлекаются новые и новые люди – от сенатора Игоря Изместьева до полковников и генералов МВД и ФСБ – Александра Папахина, Александра Баканова, Дмитрия Кривенко.
Куда выведет следствие – неизвестно. Быть может, будут новые исчезновения. Или, наоборот, новые появления.