Кошмарные сны

Литературная гостиная
№23 (319)

Что мне больше всего здесь нравится – это постоянная возможность сохранения денег. Чем больше покупаешь, тем больше сохраняешь. Слова «Sale» и «Save» интригуют тебя постоянно.
Купил машину за двадцать две, оказывается – по словам честно смотрящего тебе в глаза продавца – сохранил восемь. Купил костюм за 139,99, сохранил 160,00.
В первый год по точным подсчетам, я насохранял таким образом 29,384.31, а набрал долгов всего на 18 тысяч.[!]
Теперь меня мучают ночные кошмары. Мне снятся эти несчастные торговые предприниматели, которые, изо всех сил, стараясь сохранить нам деньги, лишают себя всякой прибыли и работают задарма. Как их, вместе с маленькими детьми, выселяют из собственных маленьких домов прямо на улицу за неуплату тэкса. А поехать и подать заявление на восьмую программу они не могут. Потому что денег на техобслуживание их стареньких Роллс-Ройсов нет.
Там у нас было проще. Дал на лапу, взял товар (какой был) и спишь спокойно.
Взаимозаменяемость или Пищевая Миниатюра.
- Ты американец?
- Да.
- Что ел на завтрак?
- Сиреал.
- А на обед?
- Салат.
- А на ужин?
- Йогурт.
- А бычки?
- Какие бычки?
- Жареные. В муке. С салатом из помидоров, огурцов и лука, политый постным маслом, которое пахнет семечками.
- Слышал я о таком от вас, поехавших сюда. Только это сплошной холестерол.
- Ну и холера ему в бок! – я не нашел достаточно хорошего перевода этим словам и ткнул себя наиболее употребляемым американцами при разговоре пальцев в ребра.
Кажется он понял. Потому что через секунду тот же палец, только его собственный, замелькал перед моим носом. Вежливо улыбнувшись, разошлись при своих. Через год иду вечерком на пляж за здоровьем, а он – навстречу. С удочкой. Погрузнел прилично.
- Good eeevening, - говорю ему по-хичкоковски.
- Привет! Почти без акцента отвечает на русском. – Бычков здесь нет. Ловлю макрель, по вашему – скумбрия полосатая. Тоже ничего. Только вот помидоры здесь не пахнут. Зато постное масло достаю в Русском Дели.
Чувствую – этот тип уже далеко зашел в русскую сторону.
А он, продолжая показывать свою эрудицию, режет вопросом:
- А ты что имел сегодня на завтрак? Шашлык?
- Сиреал.
- А на обед?
- Салат.
- А на ужин?
- Йогурт.
С минуту он молча смотрел на меня. Потом переложил удочку из правой руки в левую – как я понял, для большей убедительности – и перешел на американскую манеру разговора. Только палец его на этот раз здорово пах рыбой.
Вежливо улыбнувшись, разошлись при своих.