Проклятое наследие

В мире
№18 (576)

Десять лет назад, 2 мая 1997 года, в России был принят закон о полной ликвидации химического оружия. За несколько дней до того, 29 апреля 1997 года, вступила в силу международная Конвенция о запрещении химического оружия.
Предполагалось, что к 29 апреля 2007 года все государства уничтожат запасы боевых отравляющих веществ (ОВ). Великобритания известила мир – у нее химического оружия теперь нет. Но в таких гигантских государствах, как Россия и США, ОВ накопилось столько, что им продлили срок их уничтожения до середины 2012 года.
К 29 апреля в России, обладающей самыми большими запасами химического оружия, утилизировали 8 тысяч тонн ОВ. Это составляет 20 процентов от общего количества. Значит, в пределах России изготовили и хранили 40 тысяч тонн химических боеприпасов.
Как это представить? Займемся доморощенными подсчетами. Одна железнодорожная нефтеналивная цистерна вмещает 60 тонн нефти. Разумеется, яды и газы могут быть гораздо легче, но точного количества по родам и видам их веса и объема у нас нет и поправочный коэффициент вывести невозможно. Поэтому введем свой, весьма приблизительный – 1,5. Значит, в цистерну войдет 40 тонн ОВ. 40 тысяч тонн – это 1000 цистерн. Длина цистерны со сцепками известна – 12 метров 20 сантиметров. Таким образом, на всё российское химическое оружие понадобится грузовой состав длиной в 12 тысяч 200 километров. Как раз от Владивостока до Парижа. Или даже до Мадрида.
А ещё в США - 28 тысяч тонн, в остальном мире – 12 тысяч тонн. Если погрузить в цистерны, то будет еще один эшелон длиной 12 тысяч 200 километров.
Представим себе грузовой состав, который протянулся через всю Европу и Азию. Через Америку - от Нью-Йорка до Сан-Франциско. Через Австралию - от Карнареона до Брисбена. Через всю земную сушу! И даже через льды Антарктиды.
Эшелон, битком набитый ипритом, зарином, зоманом, люизитом и другой смертельной отравой. Представим себе вид сверху, с Луны, например. Стоит посреди планеты, опоясывает ее железнодорожный состав. Можно подойти, потрогать железные бока цистерн. Русский подходит, поляк, немец, француз, испанец, американец, австралийский абориген...
Картина не то чтобы сюрреалистическая, а вообще за гранью человеческого восприятия.
А вот цифирь более близкая.
На каждого жителя Земли приходится 12,2 грамма боевой химической отравы. Подсчеты опять же доморощенные. Общие мировые запасы ОВ – примерно 80 тысяч тонн, население планеты – 6,6 миллиарда человек.
Наверно, стократный запас. Одного грамма зарина вполне достаточно, чтобы в закрытом помещении отравить 30-40 человек.
Поразительные существа – люди, опять же, если откуда-то сверху посмотреть.
А началось всё 22 апреля 1915 года, когда Германия выпустила на окопы союзников хлор. 15 тысяч солдат отравились, из них 5 тысяч – насмерть. Но в шок вверг мир другой газ, примененный два года спустя, 12-13 июля 1917 года, у бельгийского города Ипр. Иприт! Это слово стало символом нового и страшного оружия. Несмотря на неоднократный запрет международными организациями, все страны разрабатывали его втихомолку. В России - при помощи “немецких друзей” - с 20-х годов. Это был взаимовыгодный союз. Германия, потерпевшая поражение в мировой войне и связанная условиями Версальского договора, имела тайные полигоны для испытаний оружия вопреки договору, а советская Россия - перенимала технологию. На базе тогдашнего немецко-советского химического объекта “Томка” в Оренбургской области затем возник печально знаменитый Тоцкий полигон, где атомное оружие испытывали на солдатах.
Военные заводы по производству иприта с 1924 года создавались в Москве, в самом центре столицы. Например, на Триумфальной площади. Где впоследствии во весь рост встал бронзовый Маяковский. Другие химические предприятия - на Дербенёвской набережной, Угрешской улице, Шоссе Энтузиастов. И испытания проходили тут же, на полигоне в Кузьминках (нынешняя станция московского метро “Кузьминки”) - с самолетов выливали-распыляли на землю и на головы подопытных красноармейцев.
С тех пор иприт постоянно производился, держался на вооружении в Советской Армии. И по сей день хранится. Наряду с новейшими видами отравляющих веществ. По мнению известного эколога, доктора химических наук Льва Федорова, на территории бывшего Советского Союза имеется около 235 крупных складов и 266 полигонов. А уж о количестве мест тайного захоронения можно только догадываться. Где только они не обнаруживаются. Даже посреди Аральского моря, на острове Барса-Кельмес, у расположенного там единственного в мире заповедника куланов. Два года назад в Казахстане отравилось 120 жителей так называемого Авиагородка в Актюбинске. Значит, где-то там и находился склад с прогнившими уже бочками. Ведь максимальный срок хранения – 40 лет. В прошлом году на Камчатке, в лесополосе между посёлками Центральные Коряки и Северные Коряки, обнаружили 50 стальных проржавевших бочек - 5 тонн цианамида кальция. Специалисты говорят, что при взаимодействии с парами воды и воздухом он образует фтористый водород и мышьяковый водород - токсичные газы, способные вызывать сильное отравление. Смертельная доза цианамида кальция для человека – 5 миллиграммов.
Сколько ядов накопилось в стране и мире за XX век – уже известно.
А теперь надо их уничтожать. Международное сообщество с 2002 года по 2010 год выделяет России 20 миллиардов долларов. На эти деньги уже построены заводы по уничтожению отравляющих веществ в Удмуртии, Кировской и Саратовской областях. На очереди – в Курганской, Пензенской и Брянской.
“На 8 сентября в поселке Марадыковский Кировской области запланирован большой праздник”, - писала местная и даже не местная пресса, когда запускались там первые заводские мощности по уничтожению химического оружия.
Насчёт праздника – не ляп, не благоглупости. Ведь эти жуткие склады-полигоны располагались в глухих местах. В поселках, которые сейчас называют депрессивными. Где закрылись местные предприятия, работы нет, народ промышляет чем может. И тут пришли большие деньги, появились рабочие места на строительстве, рабочие места на заводе. Помимо этого, выделяются средства на социальную инфраструктуру. В четырех поселках окрест завода в Саратовской области возникли новые жилые кварталы, школы, детские сады, поликлиники. Так одно причудливо переплетается в нашей жизни с другим.
Программа уничтожения химического оружия в России заработала. Утилизация оставшихся 32 тысяч тонн – дело скорого времени и готовой техники.
В стране ощутимо становится чище и безопасней.