Результаты тренировок

В мире
№18 (576)

Летом 2006 года в Нижней Саксонии, на территории крестьянской усадьбы, владелец которой известен правоохранительным органам своей принадлежностью к ультраправой Национал-демократической партии Германии (НДПГ), был устроен молодежный военизированный учебно-тренировочный лагерь. Полиции стало известно об этом только осенью, когда в доме одного из «тренеров», заподозренного в совершении бытового преступления, был проведен обыск. В его компьютере обнаружили снимки, по которым следствие вышло на остальных участников «игрищ».
А «игрища» были весьма впечатляющими. Чего стоит хотя бы такое фото. Двое «тренирующихся» в окружении хохочущих партайгеноссе имитируют казнь: один, стоя на коленях, положил голову на колоду для рубки дров, другой заносит над ним мачете. (На Нюрнбергском процессе фигурировала фотография, на которой югославскому партизану рубит голову топором смеющийся эсэсовец. Не эту ли сцену воспроизводили его последыши?)
На других снимках видны нацистские лозунги на палатках «летнего лагеря», банки с надписями, стилизованными под «Циклон Б» - газ, применявшийся в концлагерях Третьего рейха для умерщвления заключенных, - и другая атрибутика того же характера.  
Общественности о летних сборах неонацистов стало известно лишь на минувшей неделе, после того как в прессе появилась информация о результатах обысков, проведенных по 30 адресам в четырех округах Нижней Саксонии. В операции было задействовано более 200 полицейских. Они изъяли большое количество оружия, принадлежавшего членам НДПГ - мачете, кастеты, дубинки, шумовые пистолеты, переделанные под боевой патрон, винтовки и даже неисправная зенитная ракета. В отношении 26 мужчин и женщин в возрасте от 16 лет до 51 года (все – члены НДПГ или «сочувствующие») начато следствие.
«Результаты обысков доказывают, что занятия в летнем лагере не имели характера скаутских тренировок, - глубкомысленно заявил прессе представитель прокуратуры Оснабрюкка Александр Ретемейер. – Нет сомнений, что многие из подозреваемых имели намерение изменить существующий в Федеративной Республике демократический строй. За создание вооруженных группировок закон предусматривает до 2 лет лишения свободы».
В отличие от вялотекущего следствия (лагерь-то функционировал почти год назад!), ультраправые не только быстро усваивают навыки, привитые им в «летних лагерях», но и успешно применяют их на практике. Пример тому – только что прошедший 43-й съезд нижнесаксонской НДПГ, в котором участвовало около 100 депутатов. Для проведения съезда был арендован общественный центр в одной из деревушек в горах Гарца. Причем обставлено все было так, что об истинной цели предстоящего мероприятия ни сном ни духом не ведали ни мэрия, ни полиция, ни Ведомство по охране Конституции, сотрудникам которого по долгу службы положено постоянно отслеживать деятельность НДПГ. Как теперь стало известно, съезд готовился в условиях полной конспирации. Даже делегаты не знали места его проведения – им было только сообщено, что к определенному часу следует быть в предгорьях Южного Гарца. Дальнейшие инструкции диспетчеры из числа членов партии передавали на их мобильные телефоны.
Съезд приближался к концу, когда, узнав о происходящем, в общественный центр примчался местный  бургомистр Герхард Вальтер. Для уточнения ситуации он вступил в переговоры с лидерами ультраправых и потребовал от них немедленно прекратить сходку. Но его вмешательство мало на что повлияло – разве что скомкало концовку «партайтага». Теперь же, похоже, Вальтер за свое вмешательство может еще и поплатиться должностью: он был сфотографирован со стаканом сока в руке, мирно беседующим с активистами НДПГ. Снимок этот уже на следующий день опубликовал ряд нижнесаксонских газет, сопроводив его ехидными текстами, из которых следовало, что бургомистр - чуть ли не предатель демократических ценностей. (Интересно, а как, по мнению СМИ, надлежало ему вести себя в той ситуации? Первым делом наброситься на неонацистов с кулаками?) Теперь в Ландтаге (парламенте) Нижней Саксонии бурно обсуждают оба эти события - и прошедший съезд, и сомнительное, с точки зрения прессы и некоторых депутатов от оппозиции, поведение бургомистра. При этом никто не обращает внимания на, казалось бы, очевидный факт: в отличие от сотрудников Ведомства по охране Конституции и полиции, журналистка, сфотографировавшая Вальтера в окружении неонацистов, о предстоящем съезде узнала за день до его проведения, потому и оказалась, как говорится, «в нужное время в нужном месте».
О том, что в парламентских дебатах по этому поводу толку мало, дал понять глава нижнесаксонского правительства Кристиан Вульф. Как он напомнил прессе, «к сожалению, НДПГ не является запрещенной партией». В этом-то и заключается проблема. И не только для Нижней Саксонии – для всей ФРГ. Каждый год немецкая пресса сообщает, как в ответ на отказ администрации того или иного города разрешить неонацистам проводить свои съезды, демонстрации и иные публичные мероприятия те обжалуют эти решения в судах, а суды, руководствуясь Основным законом (Конституцией) ФРГ, их отменяют. Происходит это вовсе не потому, что кто-то из судейских симпатизирует неонацистам: раз деятельность НДПГ легальна, то она пользуется всеми теми же правами, что и другие партии в Германии. Если уж говорить о симпатиях, то к «симпатизантам» следует отнести десятки тысяч рядовых  избирателей – в последние годы на местных и земельных выборах в органы власти все чаще проходят члены НДПГ.
Резонно спросить: но отчего же в Германии (!) не запрещают столь одиозную партию? А не получается! Была три с лишним года тому назад предпринята такая попытка. Тогда парламент (Бундестаг), палата представителей от федеральных земель (Бундесрат) и федеральное правительство в лице МВД, впервые в послевоенной Германии выступив единым фронтом, подали в Конституционный суд иск с просьбой запретить НДПГ. Дело с треском развалилось: в ходе процесса выяснилось, что почти все свидетели обвинения были или внедренными агентами спецслужб, или этими же службами завербованными членами НДПГ. При столь сомнительной, мягко говоря, доказательственной базе суд рассмотрение дела приостановил, а МВД поспешило забрать его на доследование, которое длится по сей день. А вместе с ним продолжается и игра в «полицейских и воров» - игра, участниками которой являются, с одной стороны, самые настоящие полицейские, а также местные и региональные исполнительные власти, а с другой – самые настоящие ультраправые. Которые, судя по последнему (по времени!) съезду, пока что во многом их переигрывают. Видимо, тренировки в «летних лагерях» не проходят зря.