Воскрешение Джозефа Гринвуда

Советы специалистов
№18 (576)

Американская Флоренция, в отличие от своего великого итальянского тезки, – всего лишь маленький городок в штате Южная Каролина. Год назад один из его жителей шестилетний Джозеф Гринвуд, которого в семье ласково зовут “ЖоЖо”,  занедужил чем-то похожим на грипп, впоследствии оказавшимся серьезным вирусным заболеванием.
Наступающая временами слабость подсказала докторам, что поражена сердечная мышца. Состояние ребенка внушало такие опасения, что кардиолог в госпитале имплантировал в его грудь дефибриллятор. Маленький приборчик должен был “включить” сердце мальчика, если оно вдруг откажет. Решение врачей оказалось очень своевременным - 24 марта сердце ребенка остановилось.
К счастью, в тот момент, когда сын произнес: “Папа, мне плохо. Папа, я сейчас упаду”, с ним был его отец. “Он уже знал, что когда ему становится плохо, нужно лечь, поэтому тут же пошел к дивану, - вспоминает Стивен Гринвуд. - Затем его глаза стали косить, и когда я поднимал его ноги, почувствовал, как они судорожно вздрогнули. Это был разряд дефибриллятора”.
Гринвуд набрал 911 - номер неотложки и сам оказал сыну первую помощь. Дефибриллятор выдал один за другим 14 разрядов. После этого мальчика срочно переправили по воздуху в Медицинский университет Южной Каролины в Чарлстоне, где кардиолог доктор Т. Хсия поместила его в машину, называющуюся Extracorporeal Membrane Oxygenation – ECMO...
Она насыщает кровь кислородом и таким образом помогает больному сердцу хоть немного оправиться. В течение всей этой процедуры пациент находится под воздействием сильных успокаивающих медикаментов. И чем дольше он остается на попечении машины, тем выше вероятность возникновения опасных для его жизни осложнений. Именно поэтому срок пользования ECMO не должен превышать пары недель. А доктор Хсия видела, что помощь машины понадобится Джозефу в течение куда более длительного времени.
Впрочем, была и альтернатива - созданый в Германии насосный механизм “Берлинское сердце”. Подвешиваемое к груди с внедренными в сердце трубками, оно помогает ему перекачивать кровь и позволяет пациенту не пользоваться успокаивающими средствами.
Все было бы хорошо, если бы “Берлинское сердце” упоминалось в списке медицинских аппаратов, одобренных Администрацией по контролю за продуктами питания и лекарствами – Food and Drag Administration (FDA). Однако, несмотря на то, что этот прибор уже несколько лет успешно применяется в Европе, специалисты FDA пока не решаются на его официальное признание и позволяют американским докторам пользоваться им только в исключительных случаях, когда не остается никакого другого выбора для спасения жизни больного.
Медицинские чиновники называют это “сострадательным разрешением”.
“За прошлые семь лет FDA почти сто раз позволяла в порядке исключения использовать на территории Соединенных Штатов немецкий насос, - говорит Ричард Смит, технический директор Программы искусственного сердца в Кардиологическом центре Sarver Аризонского университета, первом в Америке медицинском учреждении, которому FDA разрешила применять “Берлинское сердце”. – Таким образом, этот прибор де-факто оказался пригодным для детей, чья грудь еще слишком мала для полностью вживляемого устройства”.
Лечащему врачу Джозефа доктору Хсия тоже пришлось обращаться в FDA. Получив “сострадательное разрешение”, кардиолог позвонила в Хьюстон представителю немецкой компании в Северной Америке доктору Бобу Крословитцу, и тот обучил персонал госпиталя, где находился маленький пациент, обращению с заграничным прибором. Теперь с “Берлинским сердцем” на груди малыш мог ждать, когда врачи получат пригодное для трансплантации настоящее сердце.
Джозефу повезло - большинство пациентов в его возрасте ждут подходящего для пересадки сердца по четыре - шесть месяцев. Многие из них умирают, не дождавшись. С “Берлинским сердцем” доживает до трансплантации 80 процентов больных, тогда как среди остающихся на ECMO таких насчитывается на 20 процентов меньше. А одному пациенту немецкий прибор позволил прожить целых 14 месяцев.
“Берлинское сердце” было имплантировано мальчику 4 апреля, в ходе операции, которая длилась десять с половиной часов. Вскоре после этого Джозефа вернули в его палату, где он был в состоянии смотреть любимые телепередачи.
Доктор Хсия сказала, что немецкий прибор сыграл решающую роль в судьбе Джозефа, поскольку помог его легким зажить от нанесенных ECMO повреждений и прибавил ему сил, чтобы без больших проблем перенести пересадку сердца. Трансплантацию ему успешно сделали неделю спустя, 12 апреля. Ребенок получил донорский орган из штата Флорида и сейчас быстро поправляется.
“Если бы он оставался на ECMO, - говорит доктор Хсия, – пришлось бы взять практически любое мало-мальски пригодное сердце. Немецкий прибор дал нам некоторый запас времени и позволил отобрать наиболее подходящее”.
“Но для других детей, - говорит доктор Ричард Смит, - этот кошмар, напоминающий игру в рулетку, где на кону стоят не деньги, а детские жизни, должен закончиться. Прошел уже год, как я отправил в FDA очередную просьбу об одобрении “Берлинского сердца”, а мы по-прежнему вынуждены терять время на бюрократическую волокиту”.