АКТЕРЫ В СПЕКТАКЛЯХ ЭЙФМАНА

Культура
№18 (576)

Театральное искусство отличает, скажем, от искусства кино уникальное свойство: ни одно представление одного и того же спектакля не будет одинаковым. В театре все играет роль: взаимоотношение актеров со зрителем именно в этот вечер, творческое состояние актеров именно на этом спектакле. Поэтому зритель приходит в театр смотреть один и тот же спектакль несколько раз не только из любви к постановщику или хореографу, но и в ожидании театрального чуда: обновления уже знакомого зрелища.
 И в театре Эйфмана, как и в любом театре, успех спектакля во многом зависит от актерского состава.
 За последние два года в театре, как я писала, произошла смена поколений. За исключением Юрия Ананяна, все исполнители главных ролей – молодые танцовщики в возрасте до 30 лет.
У меня, как у каждого зрителя, были в этом театре свои предпочтения. Перед началом гастролей мне трудно было представить балеты Эйфмана без прежних исполнителей. Но я с радостью убедилась, что в труппе появились новые творческие индивидуальности, а многие из тех, кого мы уже видели во время предыдущих гастролей, заметно выросли в творческом плане. Я старалась не сравнивать новых исполнителей с прежними премьерами во время спектаклей. Не буду сравнивать их и в статье. Будем судить о молодых актерах по их собственным возможностям.
 Я уже писала о Нине Змеевец. Балерина окончила балетное училище в Киеве, танцевала в труппе Эйфмана, затем уходила работать в другие театры, потом опять вернулась. Без преувеличения могу сказать, что я была потрясена ее исполнением Анны Карениной в последний день гастролей театра в Нью-Йорке. Я не говорю о том, что Змеевец – высоко-профессиональная балерина. Но и какая интересная актриса! Какая значительная личность ее Анна! И в то же время какая в ней сила любви и нежности!
В спектакле у Змеевец было много неожиданных моментов. Бывают нюансы в актерских выступлениях, которые запоминаешь особенно ярко. Так, например, когда во время первой встречи Анны с Вронским на балу актриса, застыв, смотрела на Вронского, неминуемая трагедия обозначилась в тот же миг. Так, вероятно, смотрела Ариадна на Язона, когда, помогая ему вопреки воле отца, вручала нить у входа в лабиринт к Минотавру. Любовь таких женщин – судьба. И юному Вронскому, каким он оказался в исполнении Олега Габышева, отношения с такой женщиной – не под силу. Анна Змеевец бросается под поезд, осознав свое трагическое одиночество.
 Вронский Габышева – замечательная актерская работа. Дворянство этого Вронского, может быть, и сомнительно, но талант танцовщика – несомненен. Редко встречается такая органически правдивая, легко возбудимая актерская природа, как у Габышева. Это – особый дар. Вронский Габышева буквально одержим любовью к Анне. И отступает, потому что еще слишком юн и беспомощен и перед обстоятельствами, и перед масштабом личности любимой женщины. Спектакль в их исполнении – история любви, обреченной на трагедию.
 Совсем иной спектакль танцуют Мария Абашева-Анна и Юрий Смекалов-Вронский. Анна Абашевой – молода, красива, упряма. Муж несходен с ней по темпераменту, о его чувствах она не задумывается. Любовный треугольник в спектакле: Анна-Абашева, Каренин-Олег Марков, Вронский-Юрий Смекалов - очень интересен. В актерском составе со Змеевец-Габышевым Каренин в исполнении Ивана Козлова отходит на второй план. Олег Марков, напротив, постоянно интригует наше воображение: его Каренин – красавец с огромными выразительными глазами, натура явно нервная. За его внешней сдержанностью можно многое угадать. Для Анны Абашевой, я бы сказала, он слишком утонченно чувствует. В этом составе исполнителей именно Каренин любит Анну. Вронский Смекалова – красавец-военный, немножко фат и позер, но зато действует напористо. Он не любит, он скорее влюблен и увлечен и привык покорять: увидел – победил. И характер Анны его пугает, и мнение света... Ему легче уступить, чем сопротивляться. Анна Абашевой была так уверена в своем выборе, что не вынесла оскорбления, нанесенного уходом Вронского ее чувствам и достоинству. И поскольку Абашева – темпераментная танцовщица, то судьба ее героини и должна закончиться трагически.
 Так по-разному читается выверенный, выстроенный, продуманный спектакль, когда его исполнители наделены актерской индивидуальностью.
 Надо отметить еще одного актера – семилетнего Джашуа Лишневецкого в роли сына Карениных. Он искренен в своем поведении на сцене и очень трогателен.
 Илью Осипова в главной роли я видела впервые: он танцевал Наследника в «Русском Гамлете», и его выступление произвело впечатление. Осипов точно выстроил роль, прочертил линию несостоявшейся судьбы своего героя: от испуганного и даже наивного подростка до возмужавшего, царственного, готового вступить на трон Наследника – и вновь к беспомощному сыну жестокой царицы. Осипов в танце несколько тяжеловат, но пластически очень выразителен.
 Вернулся в труппу талантливый танцовщик и актер Иван Козлов. Его лучшая роль во время гастролей, на мой взгляд, – Фаворит в «Русском Гамлете». Таким я себе представляю Григория Орлова, гвардейца, одного из главных любовников Екатерины: украинский парубок, «дослужившийся» до положения любовника царицы «Всея Руси», честолюбец, бабник... молодые силы так и играют в его могучем теле... Козлов – прекрасный танцовщик с яркой актерской индивидуальностью.
 По-прежнему хороша Наталия Поворознюк в роли Жены Наследника.
 И в тысячный раз я готова писать о том, что кордебалет Эйфмана - это объединение индивидуальностей. Есть несколько артистов кордебалета, которых я всегда сразу нахожу глазами и стараюсь за ними следить. К сожалению, я не знаю имен молодых танцовщиков и, кроме незаменимого Сергея Зимина, не могу определенно никого назвать.
 Я рада за свой любимый театр: в нем появилось новое поколение талантливых танцовщиков. Но повезло и артистам, пришедшим работать в театр Эйфмана, который «видит» актера и умеет с ним работать, словом, умеет вылепить актера (большая редкость в балетном театре сегодня).
 На спектаклях театра постоянно можно были встретить артистов и директоров американских балетных трупп, а также Диану Вишневу и Михаила Барышникова. Гастроли театра Эйфмана, по-моему, имели наибольший зрительский успех за все годы выступлений в Нью-Йорке.
 В заключение хочу еще раз повторить: сейчас уже можно сказать, что за прошедшие тридцать лет Эйфман создал уникальный театр с уникальным репертуаром, который, не сомневаюсь, войдет в «золотой фонд» русского балетного искусства.