Джихад подкрался незаметно...

Из штата в штат
№23 (319)

Удивляешься, право, нашим властям. Разбираются с террористами за тридевять земель, а у себя дома, под носом, их не замечают. Странная, прямо скажем, близорукость. Нет-нет, я не призываю к повальной подозрительности, но ведь если факты налицо, их стоило бы проверить и сделать выводы. Увы.
То, что отдельные исламские активисты более чем вольготно чувствуют себя на территории США,– факт давнишний. Но и до, и вот что поражает, после 11 сентября некоторые из этих господ отнюдь не страдают от повышенного внимания наших славных “органов”.[!]
Конечно, конечно, всякая там мелюзга в специальных учреждениях содержится. После теракта 11 сентября их там много набралось. Но это по большей части лица, решившие задержаться в нашей стране, не имея на это право. Террористы среди них если и отыщутся, то в единичном, так сказать, экземпляре. Другое дело – персоны, которые просто обязаны были оказаться под “колпаком” спецслужб. Но, как это не покажется странным, их так и не побеспокоили.
Чтобы не быть голословным, приведу в подтверждение своих слов информацию, собранную журналистом CNN Стивеном Эмерсоном.

В 1992 году Эмерсон был направлен компанией CNN освещать события в городе Оклахома-Сити. Репортерское любопытство привело его на проходившую там конференцию дотоле неизвестной для него организации под названием Muslim Arab Youth Association (MAYA), объединяющей массу мелких групп мусульманской молодежи.
Казалось бы, Соединенные Штаты не то место, где можно открыто пропагандировать идеи воинствующего ислама в духе “Аль-Каеды”, Хезболлы, ХАМАСа, “Исламского джихада” и им подобных группировок. Но уже в холле здания, в котором проходила конференция, вспоминает Эмерсон, едва переступив порог, его встретили юноши с горящими глазами, предлагавшими приобрести “ценное пособие” под названием “Как убивать неверных”. Дальше-больше. От рекламы печатного слова присутствующие перешли к зажигательным речам, клеймившим евреев и их пособников. Среди ораторов особенно выделялся импозантный молодец по имени Халид Мишал. Пройдет немного времени, и это имя будет на слуху, особенно в Израиле, ведь Мишал станет наравне с Абделем аль-Рантиси лидером экстремистской палестинской организации ХАМАС.
Увиденное натолкнуло Эмерсона на мысль начать журналистское расследование в отношении радикальных исламских группировок, свивших гнездо в Соединенных Штатах. Собранные факты он впоследствии изложил в книге под названием “Американский джихад: террористы, живущие среди нас”. В ней репортер подробно рассказал о радикальных мусульманских организациях в США, а также фондах, собирающих пожертвования для ближневосточных подрывных группировок.
В одной из главок автор обращает внимание читателя на Университет Южной Флориды, а именно на двух работавших в этом учебном заведении профессоров: Рамадана Сала, преподававшего на кафедре Ближнего Востока, и Сами аль-Ариана, специалиста в области инженерных наук. И обратил внимание не зря - ученые палестинцы были не просто преподавателями, но, как оказалось, видными деятелями исламского движения. Первому пришлось впоследствии оставить хорошо оплачиваемое профессорское место в американском университете и вернуться домой. Причина - избрание Генеральным секретарем палестинской организации “Исламский джихад”. Прочитав подобное, не можешь не воскликнуть: а куда же власти смотрели - и университетские, и в Вашингтоне, разрешая жить и работать в США столь одиозной личности?! Ведь до прибытия в Новый свет г-н Сала отнюдь не одной наукой занимался. Увы, но не ректорат Университета Южной Флориды, ни ФБР, ни Госдепартамент в биографии будущего генсека одной из самых радикальных исламских группировок не покопались. А зря. Но если Салла отбыл в свои “палестины”, то его соратник по борьбе аль-Ариана, отмечает Эмерсон, никуда не уезжал, продолжая учить американских студентов уму-разуму, а параллельно принимая активное участие в деятельности двух организаций, оперирующих на территории США,- “Исламском палестинском комитете” и “Проекте по изучению проблем мира и ислама”. Обе, отметил в своей книге журналист, были тесно связаны с “Исламским джихадом”.
По логике вещей, после публикации такого разоблачительного материала личностью г-на Ариана должны были заняться наши спецслужбы, он мог им рассказать немало интересного о деятельности как его собственной организации, так и других, родственных ей по духу. В какой уже раз, говорю, увы. Не нарушили покой профессора правоохранительные органы. Досадил ему, пишет в “Вашингтон таймс” Сол Шиндлер, другой въедливый писака, Майкл Фехтер, сотрудник флоридской газеты Tampa Tribune, опубликовавший серию статей, поддерживающих данные Эмерсона, и уличавший Ариана в порочащих его связях с земляками-экстремистами. Не замечать очевидных фактов уже было нельзя. И администрация учебного заведения, где сеял вечное, палестинский ученый принимает решение. Как вы думаете, господа, какие последовали оргвыводы? Уволили профессора? Как бы не так. Вызванному на ковер преподавателю запретили всего-навсего поддерживать официальные, от имени университета контакты с вышеуказанными организациями. И все. Об увольнении, даже выговоре (и за что выговаривать, если профессору Ариану никто не мешал иметь дело с фондами, поддерживающими материально “Исламский джихад”, так сказать, в приватном порядке) речь не шла. Он продолжал работать, получать зарплату. Продолжал бы наш профессор встречаться со студентами до сегодняшнего дня, если бы не 11 сентября и не упоминание имени Ариана в передаче телекомментатора Fox News Билла О’Рейли. Рассказ о том, с кем связан профессор, вызвал понятную реакцию большей части аудитории. В адрес Ариана посыпались угрозы. Чтобы не довести дело до греха и не дать произойти насилию в стенах учебного заведения, жертвами которого могли стать и студенты, Ариану отстранили от работы...но с сохранением зарплаты. “Другими словами, - пишет Шиндлер, - администрация университета фактически признала, что ничего предосудительного в деятельности преподавателя она не видит. Отстранение от работы – это мера, которая должна была охранить профессора. В любом случае Ариан особенно не переживал. Жалованье шло, а времени на занятие “культурно-просветительской” работой было хоть отбавляй”. Поучительная история, которая, правда, никого ничему не научила. Профессор, связанный с экстремистами, живет себе и не тужит, а вот мой коллега Эмерсон за свои публикации регулярно получает угрозы отбить ему башку. Ответ на вопрос, куда “органы” смотрят, повисает в воздухе...
Вообще терпимость и обходительность наших спецслужб по отношению к лицам, которые не скрывают своих связей с исламскими экстремистскими организациями, маскируя их под видом “культурно-просветительской” деятельности, могу иметь самые неприятные последствия. Ведь на саммиты “просветителей” кто только не собирается. И обсуждаются там отнюдь не богословские проблемы...
Взять, например, дело Вадиха аль-Хейджа, 41-го года от роду, частого гостя различных “просветительских” конференций, которого осудили в конце прошлого года на пожизненное заключение, как члена “Аль-Каеды”, вовлеченного в активную террористическую деятельность. Более того, в материалах уголовного дела он проходил даже как “личный секретарь Осамы бен Ладена”. Кто этот человек на самом деле? В США аль-Хейдж эмигрировал в конце 70-х годов из Ливана. Родился он в 1960 году в городе Сидоне, в католической семье. Но затем, когда отец получил работу в Кувейте, принял ислам. В Соединенных Штатах Вадих довольно быстро освоился, поступил в 1978 году в университет в штате Луизиана и политикой, по словам соучеников, не интересовался. Его жизнь в Америке протекала довольно буднично, как у большинства недавних эмигрантов с Ближнего Востока. Перемены в его жизни (случайные ли?) начались тогда, когда аль-Хейдж решил вступить в борьбу (с чьей подачи?) против вторгшихся в страну советских войск, встав на сторону афганских муоджахедов. Недавний эмигрант вылетает в Пакистан, а затем попадает в отряд шейха Абдуллы Аззама. Именно в это время он, предполагают некоторые исследователи, знакомится с Осамой бен Ладеном, также воевавшим против “шурави”. В январе 1985 года аль-Хейдж возвращается в США. Женится, заканчивает университет. Когда пришло время сдавать экзамен на гражданство (1989 год), он натурализовался, не вызвав и тени подозрений у офицеров INS. Хотя трудно представить себе, каким образом афганские страницы из его биографии не заинтересовали Службу иммиграции и натурализации, а также ФБР. То, что в организации афганского сопротивления приняло участие ЦРУ, не означало, что вернувшиеся с фронта моджахеды сохраняли в сердцах благодарность к Америке. Как раз наоборот. В 1989 году, то есть в тот же год, когда он получил американское гражданство, аль-Хейдж принимает участие в исламской конференции, проходившей в Оклахома-Сити (этот город, как видим, был и продолжает оставаться очень популярным среди американских мусульман в качестве места для проведения своих саммитов), где знакомится с Махмудом Абухалимой - одним из главных фигурантов в деле о взрыве бомбы в гараже Всемирного торгового центра (1993 год). Какие идеи аль-Хейдж почерпнул из речей ораторов, точно сказать не могу. Но как следует из материалов уголовного дела, именно к нему обратился Абухалима с просьбой достать оружие для убийства лидера “Лиги защиты евреев” Меира Кахане. Как известно, Кахане был застрелен Саидом Носаиром, и с этим человеком аль-Хейдж также встречался.
В 1992 году его арестовывают за мелкие финансовые махинации. Причем во время ареста он находился в машине вместе с Марваном Саламой, впоследствии еще одним участником дела о взрыве в ВТЦ. Спецслужбы, однако, не проявляют к нему серьезного интереса, хотя, надо признать, он того заслуживал. В 1992 году американский гражданин аль-Хейдж спокойно покидает США и уезжает в Судан, где и завязывает отношения с Осамой. По словам американских следователей, он становится фактически личным секретарем бен Ладена, а, по словам аль-Хейджа, между ним и саудовцем не было ничего, кроме деловых контактов.
В 1997 году аль-Хейдж снова в США. Хотя его подозревают в связях с Осамой, проблем на границе не было, никто арестовывать его не собирался. Поселяется он в городе Арлингтон, штат Техас, и ведет тихий образ жизни, отдавая, по словам знавших его людей, все силы обеспечению своей семьи. Во время допроса в Нью-Йорке в 1997 году следователи заявили ему, что у них имеется информация, согласно которой гражданин США Вадих аль-Хейдж является одним из самых близких сотрудников Осамы бен Ладена, а точнее, его личным секретарем. Не изволите ли вы, г-н секретарь, помочь следствию и тем самым смягчить свою вину? “Ничего не знаю, все обвинения против меня – фальшивка», - заявил аль-Хейдж на допросе, а затем и во время разбирательства его дела перед Большим жюри в 1998 году. Он продолжал упорствовать даже после того, как ему предъявили улики, обличающие его, как одного из главных организаторов подготовки взрывов американских посольств в Кении и Танзании. В этих документах Вадих аль-Хейдж фигурировал как активист “Аль-Каеды” по прозвищу “Норман”. В конце концов, он все же признался, что действительно имел дело с Осамой, но “вел с ним законный бизнес”, не участвуя в подрывных акциях. Эти доводы, естественно, членов Большого жюри не удовлетворили, и “добропорядочный” иммигрант, кстати, отец 7 детей, был осужден на пожизненное заключение. Эль-Хейдж – за решеткой, хотя ни в одном из инкриминируемых ему пунктов обвинения он себя виновным не признал. Но остается до конца неясным, кто же он на самом деле: агент одного из арабских режимов или действительно человек Осамы? А может он продукт деятельности “культурно-просветительских” организаций, которые он посещал и на которых лекторами и пропагандистами выступали такие “яркие ораторы”, как Халид Мишал, профессора Сала и Ариан, Махмуд Абухалима и другие “просветители”, вербующие своих сторонников среди арабских, и не только арабских, иммигрантов?

Можно занервничать после сообщения сенатора Грэма о якобы имевшей место высадке на территории США 25 шахидов из ХАМАСа и “Исламского джихада”, посланных Мишалом и Сала для совершения терактов. Но ведь никуда не деться от признания не менее неприятного факта, что их единомышленники (при их активном участии) давно уже свили себе гнездо у нас под боком, активно пропагандируя свои идеи. Естественно, нельзя подозревать скопом всех американцев арабского происхождения, и на этом моменте журналист Эмерсон заостряет наше внимание в своей книге. Но и терпимо относиться к деятельности исламских агитаторов, руководителей различных фондов, устраивающих свои “культурно-просветительские” конференции, легально финансирующих подрывные организации типа ХАМАС, Хезболла или “Исламский джихад”, тоже нельзя. Как их слово отзывается, мы хорошо знаем.
Осаме и прочим главарям экстремистам в этом случае совершено ни к чему ломать себе голову, как переправить террористов с Ближнего и Среднего Востока на землю своего главного врага. Ведь исполнители отыщутся в самих США, при этом изобличить их, натурализовавшихся и добропорядочных, будет во много раз сложнее.
Они ведь уже стали почти “своими”...


Комментарии (Всего: 1)

dgihad prodolgaetsa.ALLAHU AKBAR

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *