Оружие массового возражения

В мире
№19 (577)

«Бог создал людей, а Кольт сделал их равными», - гласит американская пословица. Цинично, но верно. Наш мир напичкан оружием, которое убивает каждый день. Недавно израильтяне, к примеру, с ужасом узнали, что в одном только секторе Газа на руках сейчас 100000 (!) единиц огнестрельного оружия. Так называемые «горячие точки» потому и горячие, что завалены оружием. Помните, сколько было шума после «вирджинской трагедии»? А часто ли нам показывают, скажем, бои в Сомали, где столица страны Могадишо походит на Сталинград образца 1942 года? Но сердце не обливается кровью. Человек так устроен, что ощущает боль, если чувствует реальную опасность собственной жизни.
Устаревшее оружие утилизируется либо за счёт государства, либо в войнах - за счёт чужих жизней. Это, увы, не черный юмор. После распада СССР в России и других «братских» республиках идет непрерывный процесс утилизации старого оружия. Но оно почему-то оказывается в совершенно неожиданных местах – от так называемой палестинской автономии до невесть где затерявшейся Сьерре-Леоне. Полно его и в Дафуре. Причем в основном китайского и российского производства.
Международная правозащитная организация Amnesty International даже обвинила Россию и Китай в том, что они все еще поставляют оружие в Судан, самым грубым образом нарушая установленное ООН эмбарго. Обвинения специалистов “Международной амнистии” не голословны. Подготовленный правозащитниками доклад сопровожден многочисленными фотографиями. Суданская армия, которая сеет смерть вместе с арабскими головорезами из карательных отрядов “Janjaweed”, использует не только стрелковое оружие, но и тяжелую артиллерию и даже авиацию. Суданский посол в ООН Абдель Махмуд Абдель Халим, понятное дело, опроверг эту информацию. Российский МИД устами Михаила Камынина тоже.
Эмбарго на поставки оружия в Судан было введено ООН в марте 2005 года (резолюция №1591). Но Хартум за прошедшие два года почти полностью перевооружил армию. Кстати, первой тревогу забила не Amnesty International. В том же 2005 году другая правозащитная организация Human Rights Watch сообщила, что Россия поставила Судану военной техники на сумму 21 миллион долларов, всего на три миллиона меньше, чем Китай. Среди активных поставщиков оружия назывались также Кувейт, Саудовская Аравия и Белоруссия.
На фотографиях, которые предоставила “Международная амнистия”, изображены перекрашенные в белый цвет самолеты Ан-26 и вертолеты Ми-24. Судан обычно оправдывался тем, что военные самолеты и вертолеты находились на его территории якобы транзитом. И это, действительно, не исключено. Такой метод «сотрудничества» сейчас достаточно популярен. Авиацию вместе с летчиками дешевле зафрахтовать для выполнения какой-то определенной задачи, чем закупать дорогостоящую технику и готовить собственных пилотов. Прилетели, отбомбились, улетели. И никаких следов.
Россия, как и Китай, активно осваивает рынки вооружения развивающихся и весьма нестабильных стран Африки. При этом Москва не лезет на рожон, а умело использует дополнительные каналы. Чаще всего экспорт оружия в «горячие точки» производится через Беларусь. Но есть и еще один неучтенный, но весьма разветвленный канал – частный бизнес, в который вовлечены многие генералы, как отставные, так и действующие. Справедливости ради следует отметить, что такая практика свойственна не только России. Вспомним хотя бы нашумевшую историю с продажей Украиной ракет стратегического назначения, способных нести ядерные боеголовки.
Операцию осуществила компания “Прогресс”, которая считается дочерним предприятием “Укрспецэкспорта”. В 2000 году фирма поставила тайком в Китай шесть крылатых ракет Х-55. Посредником в сделке выступила некая кипрская оффшорная компания, принадлежавшая гражданину не то Китая, не то Ирана. Год спустя еще 12 таких же ракет было отгружено Ирану. О случившемся узнали только через четыре года. Украину обвинили в грубом нарушении режима по контролю за ракетными технологиями. Киев вынужден был провести официальное расследование и рапортовать, что виновные найдены и наказаны.
На Западе крылатые ракеты Х-55 называют AS-15. Они совершают полеты на малой высоте и способны огибать рельеф местности, что позволяет обойти системы противоракетной обороны. Предназначены для уничтожения важных стратегических объектов. Дальность полета - 3 тысячи километров. Этого вполне достаточно для нанесения удара по Израилю. Иранские инженеры скопировали ракету и наладили собственное производство. Всего в военных арсеналах Украины около тысячи таких ракет. Половину из них предполагалось передать России еще в 1990-х годах, чего сделано так и не было. А более 400 ракет должны были уничтожить. Специальную программу по уничтожению ракет финансируют Соединенные Штаты. Но опять же почти ничего за эти годы уничтожено не было.
В операции по переброске контрабандных ракет участвовали спецслужбы четырех стран – России, Украины, Китая и Ирана. Ключевой фигурой выступал российский бизнесмен Олег Орлов, проживавший в Карловых Варах. У него немалый опыт контрабандных поставок оружия. Так, осенью 1999 года он продал несколько радиолокационных станций П14Ф  Эритреи. Затем специализировался на сбыте крылатых ракет Х-55СМ. Его арестовали в Чехии, когда он пытался вылететь в Объединенные Арабские Эмираты. Вместе с ним был арестован и его представитель в Украине Игорь Шиленко. По делу проходил и бывший украинский чекист - генеральный директор ООО “Укравиазаказ” Владимир Евдокимов, приговоренный к шести годам лишения свободы. Бывший директор “Укрспецэкспорта” Валерий Малев до суда не дожил. Он погиб в автомобильной аварии в 2002 году при загадочных обстоятельствах. Как и гражданин Австралии иранского происхождения Хайдер Сарфраз.
Несанкционированные поставки военной техники и технологий российскими предприятиями военно-промышленного комплекса не раз вызывали международный резонанс. Вашингтон вынужден был даже вводить санкции против некоторых из них. Впервые госдепартамент обвинил Москву в нарушении международных договоров о нераспространении ядерного оружия еще в 1995 году. Тогда было  запрещено сотрудничать с академиком Кунцевичем, работавшим одно время советником Кофи Аннана по вопросам химического оружия. Одновременно Кунцевич консультировал иранских военных и всячески защищал Саддама Хусейна.
В 1998 году Соединенные Штаты ввели санкции против Балтийского технического университета имени Устинова, НИИ “Графит”, НПЦ “Инор”, НИИ “Полюс”, ГХО “Главкосмос”, а также двух компаний, тесно связанных с ВПК - МОСО и “Европалас-2000”. Немного позже список пополнили Московский авиационный институт, Научно-исследовательский и конструкторский институты энерготехники и Химико-технологический институт имени Менделеева. Все они тесно сотрудничали с Ираном и Северной Кореей.
Сравнительно недавно санкции были введены против «Рособоронэкспорта», Тульского КБ приборостроения и Коломенского КБ машиностроения. За поставку Ирану и Сирии материалов и технологий, которые используются «для разработки оружия массового уничтожения, крылатых и баллистических ракет». Эти структуры подозреваются в продаже Сирии противотанковых комплексов «Корнет» и «Метис», которые были обнаружены в Ливане во время последней войны. Кстати, общая стоимость контрактов на поставку Сирии различных видов высокотехнологичных вооружений была оценена в $9,7 миллиардов. В августе прошлого года госдепартамент обвинил «Рособоронэкспорт» и компанию «Сухой» в активном сотрудничестве с Ираном.
Нечестную игру ведет не только Россия. Торговцы оружием меньше всего думают о морали. С тем же Саддамом Хусейном работали сотни европейских, азиатских и даже американских фирм. Госдепартамент регулярно вводит санкции против китайских, индийских, белорусских, северокорейских и украинских компаний. В черный список попали и две американские компании – Hamilton Sundstrand и В/Е Aerospace. Причем число американских компаний, замешанных в сделках с врагом, растет изо дня в день.
В опубликованном на днях докладе сенатской Комиссии по международной торговле говорится, что многие американские компании, используя законодательные лазейки, активно работают со странами, считающимися спонсорами терроризма. Для этого используются, как правило, дочерние заграничные филиалы. Доходит до смешного. ООН вводит санкции против Ирана, а американские компании наращивают сотрудничество с ним. Если в 1996 году объем американо-иранской торговли составлял всего 500 тысяч долларов, то за 10 лет он вырос до 42 миллионов. В торговых операциях задействованы иностранные филиалы 35 американских компаний, в том числе Halliburton, Baker-Hughes, Smith International и даже General Electric. Самое удивительное то, что они обходят санкции на вполне законном основании.
Но теперь, похоже, этот перегиб будет исправлен. Группа сенаторов-демократов во главе с председателем сенатского комитета по  санкциям Байроном Дорганом подготовила законопроект, который воспрепятствует торговле с Ираном. Всего предусмотреть, конечно, нельзя (обходные пути всегда найдутся), но уже сам факт того, что законодатели озаботились этой проблемой, заслуживает всяческих похвал. И уважения, поскольку легче всего найти соринку в чужом глазу, а в собственном и бревна не замечать. Оружие, которое использует Конгресс, не стреляет. Но оно не менее эффективно. Это оружие массового возражения.