“Божья роса”и Виноград

В мире
№20 (578)

В Израиле с горькой иронией говорят, что вся работа некоторых так называемых видных политиков заключается в том, чтобы постоянно уходить от всей и всяческой ответственности. Подлинными “передовиками труда” в этом смысле можно считать нынешнее израильское руководство. Так, может быть, не следует пока гнать их с властного Олимпа? Когда еще в одном правящем кабинете соберутся такие мастера  политической изворотливости?..
Грустные мысли лезут в голову, когда читаешь опубликованные на днях показания, данные премьер-министром Эхудом Ольмертом, министром обороны Амиром Перецом и бывшим начальником генерального штаба Армии обороны Израиля Данном Халуцем правительственной  комиссии под руководством отставного судьи Элиягу Винограда, анализирующей итоги Второй Ливанской войны 2006 года.
Нельзя сказать, что эту публикацию страна ждала с нетерпением. Уже после обнародования чрезвычайно жестких предварительных выводов комиссии Винограда стало ясно, что Ольмерт, Перец и Халуц вели себя не слишком корпоративно, когда отвечали на вопросы юристов. Иначе откуда бы членам комиссии стало известно, кто с кем был не согласен, кто на кого давил и кто кем был введен в заблуждение  в первые часы и дни войны? Иными словами, даже не читая показания премьера, главы оборонного ведомства и начштаба, можно было предположить, что эти трое будут перекладывать ответственность за бездарную военную кампанию и постыдную беззащитность тыла друг на друга.
Так и вышло. Говоря о министре обороны, глава правительства отвесил ему такой сомнительный комплимент, после которого тяжело выбрать одно из двух: либо отравиться уксусной эссенцией, либо уйти в монастырь. Ольмерт сказал, что Амиром Перецом  всем следует гордиться.  Дескать, это ли не чудо, что парень с глухой периферии, северо-африканский эмигрант в первом поколении, не закончивший даже школу,  не дослуживший в армии из-за нелепого ранения и когда-то бывший председателем местного совета самого бедного и невезучего израильского городка Сдерота, стал министром обороны! Все сказанное далее коллегой Эхудом о коллеге Амире уже не имело большого значения. Разумный читатель и так понял, что не стоило ждать победы в войне от выбившегося в военные министры необразованного провинциала. Что с того, что, как заявил Ольмерт, “во время войны координация действий между мною и министром обороны поддерживалась на должном уровне, сотрудничество наше было успешным”? С кем было сотрудничать-то? С человеком, который в военном деле, грубо говоря, ни  уха ни рыла?
Затем настал черед генерал-майора Дана Халуца - первого летчика из всех  начальников штаба за годы существования ЦАХАЛа. “Военные нередко разочаровывали сами себя”, - сказал Ольмерт. То есть не ведали, что творили. Правда, он подчеркнул, что хотел бы вывести из-под огня критики рядовых солдат и младших командиров, геройски выполнявших свой долг, от старших командиров. “Начальник генштаба говорил мне, что армия готова ко всему. Откуда я мог знать, что на самом деле это не так?” - простодушно заявил глава правительства.
“Неужели начальник генштаба не сообщил, что военные давно не проводили масштабных учений и их боевой опыт исчерпывается “зачистками” на Западном берегу?” - спросил Ольмерта председатель комиссии Элиягу Виноград.
“Наверное, я не придал этому большого значения. Дело в том, что наши военные только и говорят что о деньгах. Постоянно жалуются, что им не хватает бюджета. Такие сетования нельзя легко принимать на веру”, - ответил премьер-министр.
Выходит, и тут до Ольмерта не дошло, что лукавые вояки экономят на самом главном - на боеготовности армии? А, может быть, стоило экономить на содержании прорвы отставных генералов и полковников, на сотнях тысяч бесплатных машин, на несказанно выгодных банковских ссудах, на прочих бесчисленных льготах для бывших военных?  Ни в одной армии большой европейской страны нет столько высокооплачиваемых молодых военных пенсионеров, чье пособие в несколько раз превосходит среднюю по стране заработную плату, сколько есть их в Израиле.
Проехался глава кабинета и по соратнице по партии “Кадима”, министру иностранных дел Ципи Ливни. Не скрывающая намерения заменить собой главу правительства, амбициозная, образованная и обладающая сильным характером дама должна быть политически нейтрализована. Так решил допрашиваемый и поспешил воспользоваться ситуацией. На вопрос об участии Ливни в обсуждениях ситуации в стране и по ту сторону границы он ответил, что госпожа министр принимала участие в принятии всех решений правительства во время войны, но при этом не привлекалась к консультациям по военным вопросам. Мол, не женское это дело - дивизиями двигать, но за общий позор Ливни ответить все равно обязана, так как входила в семерку министров, принимавших решения в дни войны.
Ливни отплатила патрону тем же. Она заявила комиссии Винограда, что уже на второй день войны предлагала Ольмерту уладить конфликт дипломатическим путем, вернуть похищенных солдат через посредников, но премьер-министр от этого предложения отмахнулся. Глава правительства сегодня божится, что такого разговора вообще не было, но поздно: показания Ципи запротоколированы.
Чуть лучше вел себя на беседах с членами комиссии Винограда министр обороны Амир Перец. Он не стал валить всю вину за поражение на бывшего начальника генерального штаба, хотя и не попытался защитить его.
Перец сообщил комиссии, что поддерживал хорошие рабочие отношения с начальником генштаба и генеральным директором Минобороны. По его словам, между ними существовало некое “разделение труда”: большие военные повелевали, штатский министр обороны слушался. В частности,  Перец отметил, что в начале войны спрашивал начальника генштаба, существует ли необходимость в мобилизации резервистов, и тот ответил отрицательно. А потом пришлось спешно и неуклюже гнать на войну тысячи солдат и офицеров запаса, которым не то что нового оружия, а даже элементарного обмундирования не хватало.
“Мне никто не сообщал о неготовности армии к масштабным боевым действиям”, - заявил Перец.  И тут же добавил: “Только, пожалуйста, не надо думать, будто я пытаюсь ускользнуть от ответственности”.
Да полно вам, дорогой товарищ Перец! До вас не готовилась израильская армия к большой войне и при вас не тренировалась. Не вы были министром, когда ЦАХАЛ бежал из Ливана, бросив технику и оборудование, оголив границу и не создав буферной зоны. Никто и не думал спрашивать с вас за наплевательское отношение к разведданным о милитаристских приготовлениях “Хезболлы”.  Но хотя бы за  отсутствовавшие бронежилеты, нехватку касок и камуфляжа, худые спальные мешки, пустые бензобаки машин вы ответить можете? А за загаженные, забитые рухлядью, затопленные бомбоубежища? За неумение обеспечить продовольствием и лекарствами людей, отрезанных от центра страны ракетными обстрелами? Наконец, за весь этот бардак в вашем уважаемом ведомстве и смежных управлениях?
А когда Элиягу Виноград, уточняя характеристику, данную Перецу Ольмертом, поинтересовался предыдущим опытом собеседника в сфере управления обороной, министр отчеканил:  “Я стал министром, не будучи отставным генералом, поэтому я не связан с военной средой какими бы то ни было обязательствами. Зато я был членом комиссии Кнессета по внешним делам и обороне и сталкивался с вопросами безопасности на высоком политическом уровне. Это мне кажется не менее важным, чем практический боевой опыт, чины и награды”.
Вопросы высокой политики, казалось бы, не должны были интересовать профессионального военного, генерал-майора ВВС Дана Халуца, бывшего в дни войны начальником генерального штаба ЦАХАЛа. Тут, как говорится, “чистое дело марш”. Но Халуца подвел его же сильный характер.
Будучи убежденным, что войну выигрывает авиация (в Израиле вообще существует некий культ “еврейских соколов”), он постоянно давил на отлученного от практики адвоката Ольмерта и профсоюзного активиста без аттестата зрелости Переца. А те верили специалисту. Когда же стало ясно, что славные израильские ВВС неделю за неделей бомбят пустыри и покинутые жильцами бетонные коробки, не нанося никакого вреда прячущимся в бункерах террористам, было уже немножко поздно. Война затянулась, инициатива была потеряна, растерзанный тыл тянул назад. Наземную операцию пришлось проводить против перегруппировавшегося, усеявшего свою территорию минами, распределившегося по засадам противника. Отсюда и трагические потери в живой силе, которые прошлым летом понес ЦАХАЛ.
Вот если бы генерал-майор Дан Халуц проявил тогда такую же оперативность и сметку, как при продаже своих биржевых акций в первый час военных действий, Израиль выглядел бы в свете Второй Ливанской войны иначе.
“Не думаю, что мое авиационное прошлое мешало мне или как-то затрудняло принятие решений. Но я не претендую на объективность, мне трудно судить о самом себе”, - признался комиссии Халуц.
Зато о других он судить может. Начальник генштаба сказал, что министр обороны не всегда проявлял должное внимание к проблемам армии, хотя в целом у них с Перецом сложились хорошие отношения. По словам Халуца, военные понимали, что израильский тыл будет вовлечен в военные действия, но оборонное ведомство не придало такой опасности должного значения. Сравнивая Амира Переца с его предшественником, бывшим министром обороны Шаулем Мофазом, Халуц заметил, что нынешний министр еще и лидер партии, поэтому ему трудно сосредоточиться на своей основной работе. Скажите после этого, что генерал не “сдал” министра...
По большому счету, это сделали в отношении друг друга все отвечавшие на вопросы комиссии Винограда. Тем самым они дискредитировали само понятие “политическая и гражданская ответственность”. Отныне под большим вопросом оказывается и значение государственных и правительственных комиссий. В разряд исторических раритетов войдет громкая отставка премьер-министра Голды Меир, вслед за выводами комиссии Аграната, признавшей провал правительства в начале кровопролитной войны Судного дня. Настали новые времена, когда премьеры и министры не прощаются со своими креслами, проиграв войну и потеряв доверие народа. Ну разве что самолюбивый начальник штаба, мужчина предпенсионного возраста, снимет с себя погоны. А остальные...
...Опустим, приличия ради, начало известной русской поговорки, которая кончается словами: “все - Божья роса”. Но как же она точно отражает поведенческие нормы нынешних израильских правителей!