Безработица пошла на спад

Америка
№20 (578)

Последние полтора месяца мэр Майкл Блумберг при каждом удобном случае с гордостью упоминает о чрезвычайно низком уровне безработицы в Нью-Йорке. На это есть официальная причина: в марте этого года безработица по городу составила рекордно низкие 4.3%. Это минимальная отметка с 1976 года, с тех пор, как Бюро трудовой статистики (Bureau of Labor Statistics - BLS) начало подсчитывать безработных в Большом Яблоке.
Если взглянуть на статистические данные BLS за тридцать лет, то самое большое количество безработных в Нью-Йорке зафиксировано в 1976 и 1992 годах (11%). В прошлом году этот показатель впервые опустился ниже пятипроцентной отметки – 4.9%. Последние десятилетия уровень безработицы стал одним из основных индикаторов для определения состояния американской экономики.
К сожалению, радоваться обнадеживающей мартовской статистике пока все-таки рановато. Ее падение произошло в первую очередь из-за увеличения низкооплачиваемых рабочих мест. Вся статистика построена на том, есть у человека работа или нет. Сфера занятости, как, впрочем, и заработная плата, исследователей не интересуют.
Более того, низкий уровень безработицы отрицательно влияет на экономику в некоторых областях Нью-Йорка. К примеру, в Баффало он понизился с 9.5% (1999 г.) до 5.4% (2007 г.), однако количество рабочих мест за этот период сократилось почти на 16%. Это привело к тому, что жители стали покидать город в поисках более перспективной работы.
Количество сотрудников в развлекательных заведениях города сегодня составляет 3.8 млн. человек. Данный показатель не меняется с 1970 года. Число женщин от общей цифры нью-йоркских трудящихся возросло до 47%.   
Хочу заметить, что подсчет безработных в городе Нью-Йорке ведется очень хитрым образом. К примеру, социологи практически не принимают во внимание то обстоятельство, что в городе работает от 700 до 800 тысяч людей, живущих за пределами пяти районов Большого Яблока. Однако их все же включают в процент работающих жителей города. Следовательно, рекордная статистика получается искаженной и явно заниженной. Сам алгоритм вычисления уровня безработицы настолько запутан и непонятен, что многие эксперты сразу же скептически отнеслись к радостным, на первый взгляд, данным BLS.
Число независимых работников (self-employment) достигло с 2000 года 50 тысяч человек. Однако большую часть из этого числа составляют обыкновенные рабочие, считающие себя «независимыми подрядчиками» (independent contractors). 
Итак, количество безработных жителей Нью-Йорка к началу года составило 177 тысяч человек - самый низкий показатель в количественном отношении с 1988 года (полмиллиона жителей).
Если рассматривать безработицу в этнических категориях, то здесь первое место занимают афроамериканцы (7.4%). Затем идут испано-язычные жители (6%) и белые европейцы (3.4%). Самые работящие, как не трудно догадаться, - выходцы из Азии (2.5%).
Безработица среди молодежи от 16 до 24 лет составила 14.5%. Это почти в три раза больше, чем среди жителей от 25 лет и старше.
Остается загадкой, почему социологи включили в процент безработных людей, не работающих сознательно. Например, многие работоспособные жители ухаживают за больными детьми, родителями или близкими родственниками. Огромное количество ньюйоркцев находятся в отставке и на «ранней пенсии».
Кстати, процент безработной молодежи (16-24 года) по-прежнему растет пропорционально количеству работающих пенсионеров (65 лет и выше). Причины этой неожиданной тенденции до сих пор никто не может разумно объяснить.
Неполная занятость становится все более популярной среди работающих афроамериканцев (12.6%) и латинос (10.8%). Белое население Нью-Йорка предпочитает трудиться пять дней в неделю - только 5.9% работают на part time. 
Доля людей, пребывающих без работы шесть и более месяцев увеличилась с 24% до 30% за последние семь лет. Это наиболее характерно для мужчин в возрасте от 45 до 64 лет.
Подводя итог, остается лишь сказать, что все оптимистичные заявления Блумберга о рекордно низкой безработице в Нью-Йорке – преждевременны. За красивыми цифрами скрывается намного менее приятная картина.