Вот новый поворот...

В мире
№30 (849)
Бурные события последних дней, начиная с визита Путина до сообщений о том, что Ясер Арафат был отравлен не без участия Израиля, плюс отчет Леви, плюс провал прокуратуры в суде против Ольмерта, и плюс, и плюс... - совершенно затмили небольшое на первый взгляд событие: уход Наоми Хазан, бывшего депутата кнессета от партии МЕРЕЦ с поста президента Нового израильского фонда
 
А событие это довольно значимое. Именно при Наоми Хазан крупнейший фонд, предназначенный для спонсирования проектов по развитию гражданского общества, приобрел имидж ярой антисионистской организации, поддерживающей активистов антиизраильского толка. Организация “Им тирцу” развернула мощную компанию против Нового израильского фонда после публикации отчета Голдстоуна: эта организация обвинила фонд в том, что 92 процента использованных в упомянутом отчете материалов, от которого потом отказался сам автор, были предоставлены спонсируемыми им организациями.
 
Несмотря на то, что фонду пришлось нанять специального эксперта, который, подробнейшим образом изучив документы, пришел к заключению, что для составления отчета Голдстоун пользовался другими источниками, проблема осталась. Поэтому сегодня, при новом руководстве фонда, делается попытка проанализировать пройденный путь и задуматься о будущем. Речь идет о деятельности крупнейшего фонда поддержки Израиля, спонсируемого еврейскими общинами США. Согласно уставу фонда, одну каденцию им руководит израильтянин, другую - американец. В эту каденцию руководящий пост у американцев, и сегодня Новый израильский фонд возглавляет реформистский раввин Лури Брайан.
 
 
 
“Мы не считаем репатриантов препЯтствием для мирного процесса”
Рассчитав разницу во времени с Сан-Франциско, дозваниваюсь до господина Брайана, только что избранного очередным президентом фонда. Мой заокеанский собеседник первым делом сообщает, что слышал о нашей газете и с уважением относится к ее читательской аудитории.
 
- Спасибо, господин Брайан, нам тоже знакомо ваше имя. Ведь вы лично боролись за освобождение советских евреев и их приезд в Израиль.
 
- В конце 80-х - начале 90-х я руководил отделом фандрейзинга в организации United Jewish Appeal. Мы считали, что просто обязаны помочь советским евреям перебраться в Израиль. При моем активном участии был собран миллиард долларов на эти цели. В 1971 году я побывал в СССР. Когда началась Большая алия, я часто летал в Израиль. Алия и абсорбция в течение долгого времени были для меня важнейшей темой. Натан Щаранский - мой друг...
 
- Но советские евреи оказались не такими, какими их представлял себе Запад. Разочарованный Билл Клинтон сказал не так давно, что русскоязычная община Израиля - основное препятствие к миру. Вы тоже так считаете?
 
- Нет, я не думаю, что из-за русскоязычных репатриантов не происходит движение к миру. Причин того, что мирный процесс застрял на месте, много. Это тема, заслуживающая отдельного рассмотрения. Но что действительно характерно, так это то, что репатрианты из бывшего СССР не имеют глубоких демократических традиций. Они воспитывались в условиях советского режима и живут в соответствии со своими традициями. Впрочем, я прекрасно понимаю, что демократии не хватает всему израильскому обществу, а отнюдь не только русскоязычным репатриантам.
 
- Вы только что вступили в новую должность. Какие у вас планы, над чем вы собираетесь работать?
 
- Я обдумываю сейчас, как укрепить демократические традиции израильского общества и сделать фонд организацией для всего этого общества.
 
- Вам известно, что в последнее время левый лагерь покинули многие его сторонники, может быть, в том числе и из-за антисионистского настроя, который демонстрировали спонсируемые фондом организации?
 
- Мы очень внимательно наблюдаем за процессами, происходящими в израильском обществе. Нам известно, что либеральный лагерь сильно ослаб, и мы изучаем причины, которые привели к этой ситуации. Нам очень важно понять, что же случилось, поэтому мнение читателей вашей газеты для нас тоже важно.
 
 
Левая, правая где сторона?
Израильскую сторону сегодня представляет генеральный директор фонда Рахель Лиэль.
 
- Рахель, еще лет семь-восемь назад Новый израильский фонд считался центром поддержки различных общественных организаций, причем не обязательно ультралевых, который интересовался проблемами разных слоев израильского общества. В свое время мне даже довелось поучаствовать в работе курса молодых лидеров, где учились представители всех слоев израильского общества - светские и религиозные, жители центра и юга, уроженцы страны и репатрианты, представители как левого, так и правого лагерей. Не думаете ли вы, что попытка сделать акцент на деятельности правозащитных организаций, часть которых имеет откровенно выраженный левый уклон, сослужила фонду плохую службу, и потому сегодня на израильской улице ослабло доверие к левому блоку вообще?
 
- Наш фонд создан для того чтобы поддерживать неправительственные организации, на повестке дня которых стоят различные общественные и социальные проблемы. Скажу, что, например, в русскоязычном секторе населения мы поддерживаем такие организации как “Хазит а-кавод”, который борется за справедливую пенсию, “Центурионы” - объединение охранников, которым много лет не удавалось добиться достойных условий работы, мы помогали и помогаем им бороться, отстаивать свои права. Мы давно дружим с объединением женщин-предпринимательниц “Свива томехет” - эта организация создана для того чтобы женщины, открывшие собственное дело, удержались на плаву. “Свива томехет” началась с инициативы четырех женщин, которые обсуждали планы на кухне, а сегодня это большая организация, в которую входят сотни частных предпринимательниц, и многие из них успешны. Фонд поддерживает и организацию русскоязычной молодежи “Фишка”. “Альтернативные свадьбы” - для тех, кто не может или не хочет проводить свадебную церемонию с ортодоксальными раввинами, но, тем не менее, стремится к тому, чтобы свадьба выглядела по-еврейски. Это тоже наш проект. Перечислять можно долго. У нас действительно широкий спектр деятельности, и, честно говоря, очень жаль, что в последнее время все это заслонилось деятельностью одних только правозащитных организаций. Сфера деятельности Фонда значительно шире.
 
- Тем не менее, организации “Шоврим штика”, “Еш дин”, “Бецелем” и так далее стали символом борьбы антисионистских организаций против Израиля.
 
- Мы придерживаемся либеральных позиций и отстаиваем демократию, поэтому считаем, что нельзя запрещать людям высказывать свое мнение по поводу любых событий, например, по поводу войны в Газе. Должны быть и мнения, отличающиеся от официальных. Другое дело, что в данной ситуации под этим предлогом была проведена широкомасштабная кампания против фонда. У нас вызывает очень большую озабоченность и эта компания, и, в особенности, попытки провести антидемократические законы в Государстве Израиль, ограничивающие свободу прессы и регулирующие помощь неправительственным организациям.
 
- Перейдем к теме расизма. Муссирование проблемы так называемого “русского расизма”, декларации о том, что все русскоязычные газеты - расистские, ведет к укреплению штампов, навешанных на русскоязычную общину в Израиле. Разве вы этого не видите? Приведу пример. Некоторое время назад наша газета решила взять интервью у шейха Раяда Салаха, главы северного отделения Исламского движения израильских арабов, известного своими провокационными выпадами против Израиля. Мы связались с ним через доверенных людей. На просьбу последовал категорический отказ: “Я уважаю демократию, - сообщил шейх, - и не могу беседовать с расистами”. Как вам это нравится? Русскоязычная газета, обвиненная в расизме, предлагает шейху изложить его взгляды на своих страницах - куда уж демократичнее, не так ли? Но он не может с нами общаться из-за сфабрикованного имиджа...
 
- Меня подобные истории потрясают. Конечно, очень плохо, что в обществе распространилось мнение о том, что вся “русская” пресса проникнута расистскими настроениями без представления объективной профессиональной картины. Это совершенно неправильно, и результат будет противоположный нужному. Коренные израильтяне давным-давно не так наивны и прекрасно понимают, что русскоязычная община представляет собой очень широкий спектр мнений и нельзя всех причесывать под одну гребенку. Мы внимательно наблюдаем за ее развитием, особенно за молодыми людьми. Их еще называют “эхад ва хеци”. Это поколение очень тесно связано с первым поколением русскоязычных репатриантов, сохраняет “русский” стиль мышления, но вместе с тем это совершенно израильское поколение - ребята выросли здесь, получили образование, они уже по-другому воспринимают действительность. Их мнения особенно важны. Что касается расизма, нам известно множество случаев, когда русскоговорящие репатрианты сами становились жертвами расизма, и мы хотим, чтобы они участвовали в борьбе с этим явлением в израильском обществе.
 
- А как же тогда быть с учебником “Йоцим ле-дерех эзрахит”, который в принципе увековечивал стереотипы в отношении “русских”: и нееврейская алия, и никакой связи с народом Израиля, и этнические русские партии, и, уж конечно, кресты на шее... Работу над созданием учебника возглавлял Адар Коэн, насколько мне известно, связанный с Новым израильским фондом.
 
- К счастью, Адар Коэн не связан с Новым израильским фондом. Что касается нашего мнения, мы категорически против введения стереотипов по поводу русскоязычной общины в учебники. Могу сказать, что моя дочь рассказывала об этой истории на Втором канале израильского телевидения. Учебнику, который содержит ошибки и стереотипы, не должно быть места в школе.
 
- Начинается новая каденция - теперь фондом руководит американский раввин Брайан. Какие проекты фонда вы считаете приоритетными?
 
- Для нас сейчас самое главное - преодолеть разобщенность. Мы не хотим разделять - это левые, это правые, - мы хотим, чтобы люди действовали вместе ради улучшения ситуации в израильском обществе. Я имею в виду социальное движение. Оно может объединить всех, потому что цели его справедливы. И мы уверены, что в этой борьбе в итоге объединятся и те, кто родился в Израиле, и репатрианты, потому что всех волнует проблема доступного жилья и многое-многое другое.
 
***
 
Я обратилась с просьбой об интервью и к Наоми Хазан, уходящей с поста председателя фонда, но она отказалась прокомментировать итоги своей каденции.
 
 “Новости недели”