СТЕНА НЕПОНИМАНИЯ

История далекая и близкая
№42 (548)

Самое время поговорить о доброте. Понимаю, что это не самый ходовой товар в наше жестокое время, когда бесконечные войны не только перемалывают кости, но и промывают мозги. Мы, конечно же, все на стороне добра, но, как сказал поэт, с большими кулаками. Другой поэт утверждал, что мир спасет красота. Не согласен. Мир спасет только доброта. О ней мечтали еще с библейских времен. “Наступит золотой век, - писал римский поэт Публий Овидий, - и люди будут жить без законов и принуждения, совершенно добровольно творя добро и справедливость”. Но, увы, поколение сменяет поколение, а ощущение такое, что “золотой век” не приближается, а наоборот, все больше отдаляется от нас. [!]
И дело вовсе не в “израильской оккупации”, как считает чуть ли не весь мир. Дело в элементарной порядочности. Или совести. Это тот оселок, на котором проверяется право называть себя человеком. “Чтобы быть сильной, нация не обязана стать жестокой”, - говорил 32-й президент Франклин Рузвельт. Нынешним политикам не мешало бы взять эти слова на вооружение. Потому что их слабости – это и слабости страны. Именно такую слабость продемонстрировал на днях французский президент Жак Ширак. А началось все вроде бы с совершенно безобидного шага. Нижняя палата парламента приняла законопроект, согласно которому отныне любое отрицание геноцида армян в Османской империи будет считаться уголовным преступлением.
Здесь я позволю себе краткое отступление. Османская империя, просуществовавшая почти 500 лет, как и всякая другая империя, не только подавляла свободомыслие, но и проводила активную ассимиляционную политику. И чтобы ускорить этот процесс, не гнушалась никакими методами, в том числе и погромами. В 1895-1896 годах резню армянского населения, в результате которой погибло от 100 до 200 тысяч человек, спровоцировал сам турецкий султан. Погромы прекратились лишь после вмешательства мировой общественности.
В 1907 году в Турции произошел переворот. К власти пришли “младотурки”. Их официальной идеологией стал пантюркизм. В ее основе лежала теория “Великого Турана”, то есть расширение империи от Балкан до Алтая. И армяне опять оказались крайними. Поскольку западная Армения отделяла турецкие области от Азербайджана. Это препятствие необходимо было устранить. Для этого требовался лишь повод. Начавшуюся Первую мировую войну “младотурки” восприняли как “уникальный шанс” для окончательного решения “армянского вопроса”. Как заявлял “куратор” решения этого вопроса Талаат-паша, даже слово “армянин” должно исчезнуть навсегда.
Роль “чистильщиков” отвели уголовникам и бандитам, которых срочно освободили из тюрем. Пользуясь законами военного времени, армян депортировали из восточных провинций в глубь страны. А военнослужащих собрали в нечто напоминающее концлагеря и расстреляли. “Черным днем” для армян стало 24 апреля 1915 года. По приказу Талаат-паши и приданных ему в помощники Энвер-паши и Джемаль-паши началась депортация армянской интеллигенции Стамбула. Многие так никуда и не уехали. Их расстреляли в тот же день. Резня продолжалась до сентября 1918 года. За это время погибло свыше полутора миллионов армян. Кому-то удалось бежать, часть была выселена на Ближний Восток. Чтобы добраться до Месопотамии, Ливана и Сирии, пришлось преодолевать пустыни. Многие умерли в пути от голода и болезней. Свыше миллиона человек с неимоверными трудностями добрались до Европы и Соединенных Штатов.
Все это давно уже не тайна. Но свыше 90 лет наше славное человечество делает вид, что ничего страшного не произошло. Даже в Америке геноцид армян официально не признан. Уже и Армения стала независимым государством и членом ООН. Но как только пытается поднять этот вопрос, наталкивается на ватную стену непонимания. И вот смелость вдруг взяли на себя французские депутаты. Все-таки во Франции проживает полмиллиона этнических армян. В Турции это вызвало бурю негодования. И большой демократ и правдолюб Жак Ширак дрогнул. Позвонил турецкому премьеру Реджепу Эрдогану, извинился за “неразумных” парламентариев и пообещал, что законопроект обретет силу только через его труп. Резкой критике подверг “безрассудное” решение французских депутатов и Евросоюз.
Ненависть рождает только ненависть. Не успел обыватель переварить газетные новости, как его ошарашили новым известием. В парижском пригороде Шавиль исчезла бронзовая статуя в память об уничтоженных в Турции армянах. Полиция тут же отмела политическую версию, сообщив, что памятник украли с целью наживы. Мол, скорее всего, распилили и сдали в металлолом. Интересно, что 300-килограммовая статуя стояла прямо у городского железнодорожного вокзала. И никто из дежуривших там блюстителей порядка не видел, как ее срезают с пьедестала. Этот памятник был установлен в 2002 году. А всего во Франции свыше тридцати.
Думаете, на этом все кончилось? Как бы не так. По сообщению турецкой телекомпании NTV, местные патриоты готовят судебный иск на... Шведскую академию, которая присудила Нобелевскую премию по литературе писателю Орхану Памуку. Они считают, что Нобелевский комитет руководствовался чисто политическими мотивами. Чем же не угодил националистам писатель? Вся “вина” его в том, что он не торгует совестью и постоянно выступает в защиту армянского и курдского меньшинств. В прошлом в одном из своих многочисленных интервью Орхан Памук с горечью сказал: “Миллион армян и 30 тысяч курдов были убиты на этой земле, и никто, кроме меня, не смеет об этом говорить”. И почти тут же стамбульский суд возбудил против него уголовное дело. Только жесткая критика со стороны Евросоюза вынудила турецкие власти прекратить этот судебный процесс, который в любом случае не снискал бы Стамбулу никаких лавров.
“Достаточно, чтобы один человек ненавидел другого, - и ненависть, переходя от соседа к соседу, заражает все человечество”, - писал французский философ и драматург Жан Поль Сартр. А как быть, если уже целые народы ненавидят друг друга? Может, они любят в себе как раз то, что ненавидят в других? Но ненависть требует взаимности. Она должна постоянно подогреваться. Это мы и наблюдаем сегодня в противостоянии между Москвой и Тбилиси. Российско-грузинская словесная война принимает все более уродливые формы. С подачи Кремля по всей стране идет отлов грузин с последующей их депортацией на родину. Грузинская фамилия теперь, как некогда еврейская, опасна для жизни.
Но страшнее всего, когда заложниками политических игр становятся простые люди. Родителей фигуристки Елены Гедеванишвили тоже депортировали из Москвы. В Грузии решили придать этому событию общенациональный характер. На торжественной встрече в Тбилиси президент Михаил Саакашвили назвал ее приезд большой потерей для России и в то же время большим приобретением для Грузии. “Это акт личной мести со стороны мелких и злобных чиновников по отношению к людям, которые не имеют ничего общего с политикой”, - отметил он.
По большому счету он прав. В большой политике места “маленькому” человеку не предусмотрено. Его как бы и нет. В Петербурге выловили 37 грузин. Почти неделю продержали в спецраспределителе. Какая там кормежка, думаю, говорить не надо. Медицинская помощь тоже. После “карцера” всю группу отправили в Москву, словно нельзя было посадить в самолет в Петербурге. Кончилось тем, что 58-летний Тенгиз Тогонидзе скончался прямо в аэропорту Домодедово. Кто ответит за его смерть? Понимаю, что вопрос риторический. Лес рубят – щепки летят. Но эти “щепки”, между прочим, человеческая жизнь.
Теперь вы понимаете Сергея Довлатова: “Хороший человек? А кому он нужен, спрашивается? “. Только убивают не всегда по приказу, а ненавидят, наверное, чтобы не растерять остатки совести.