ЕАК в Куйбышеве

История далекая и близкая
№32 (851)

12 августа нынешнего года - одна из трагических дат в истории нашего народа: исполняется 60 лет со дня расстрела сталинскими палачами лучших мастеров еврейской культуры - деятелей Еврейского антифашистского комитета в СССР (ЕАК)

Возглавлял ЕАК художественный руководитель Государственного еврейского театра Соломон Михоэлс. В президиум ЕАК вошли выдающиеся представители советской еврейской культуры: поэты и писатели Перец Маркиш, Ицик Фефер, Самуил Галкин, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, Лев Квитко; первая в СССР женщина-академик Лина Штерн, заведующий Боткинской больницей Борис Шимелиович, актер Вениамин Зускин. Непосредственно курировал деятельность ЕАК заместитель наркома иностранных дел и начальник Совинформбюро Соломон Лозовский. Всего жертвами репрессий по “делу ЕАК” стали 110 человек. Урон, нанесенный еврейской культуре, был настолько велик, что последствия этого злодеяния тоталитарного режима ощущаются до сих пор. Только в 1989 году было опубликовано сообщение о реабилитации лиц, проходивших по этому делу, многие из которых были расстреляны в августе 1952 года.
 
...Сколько раз за два десятка лет жизни в этом городе на Волге я проходил мимо этого большого двухэтажного здания на площади Революции, в котором в годы войны размещался Еврейский антифашистский комитет. На этой площади с 1927 года стоял и доселе возвышается неказистый памятник вождю мирового пролетариата работы классика соцреализма Матвея Манизера. К слову, скульптура эта стоит на огромном пьедестале, на котором до вождя первоначально стояла внушительная фигура российского самодержца Александра-освободителя.
 
Следует заметить, что площадь Революции непосредственно связана с пребыванием Владимира Ульянова (Ленина) в Самаре, который служил помощником присяжного в окружном суде и, как начинающий юрист, успешно проваливал многие дела. Но мемориальная доска с его целеустремленным профилем все же висит на фасаде старинного здания. В “лихих” девяностых были попытки убрать с площади памятник вождю куда подальше, вплоть до того, чтобы, как и его предшественника по пьедесталу, утопить в Волге, но дальше разговоров, как это бывает, дело не пошло, а уж на здание окружного суда ненавистного царского режима даже большевики не замахивались, не то что демократы, - там и поныне находится вся областная юриспруденция.
 
Никаких явных следов, свидетельствующих о том, что именно в этом здании в годы войны располагался ЕАК, давным-давно не осталось. Как нет и мемориальной доски или простого памятного знака. Недосуг городским властям ельцинской, а затем и путинско-медведевской России, а также местным еврейским организациям вспомнить об этом периоде своей истории. Не хотелось бы думать, что в толерантной и многонациональной Самаре, где действует мощная разветвленная еврейская община, причина заключается в чем-либо другом.
 
В 1941-1943 гг. в Куйбышев (так Самара называлась с 35-го по 91-й годы), запасную столицу страны, кроме заводов, были эвакуированы правительственные организации, посольства, дипломатические миссии зарубежных государств. Всего Куйбышев принял в годы войны около 250 тысяч переселенцев. Десятки тысяч прошли через город транзитом - представители разных общественных положений, гражданства и национальностей. Помню прекрасно сохранившиеся и даже подремонтированные в девяностых годах здания посольств США (на улице Некрасовской) и Турции (на Фрунзенской), в котором, кстати, в довоенные годы располагалась еврейская школа. При американском посольстве действовала военная миссия, наделенная чрезвычайными полномочиями. Здесь, в Куйбышеве, в здании бывшего окружного суда, располагался и ЕАК.
 
Еще осенью 1941-го при участии наркома внутренних дел Лаврентия Берии была одобрена идея о создании Еврейского антифашистского комитета, призванного информировать международную общественность о злодеяниях против евреев и способствовать открытию Второго фронта. Однако подготовившие это предложение лидеры польского Бунда - председатель президиума Виктор Альтер и его заместитель Генрих Эрлих были дважды арестованы органами НКВД: сначала (в конце 1939 года) за связь с польской контрразведкой и бундовскую деятельность взяли В.Альтера и в июле 41-го приговорили к смертной казни, которую затем заменили на десять лет лагерей. В сентябре того же года в связи с планами советского руководства по созданию ЕАК Альтер был освобожден одновременно с Г.Эрлихом, которого посадили по тем же обвинениям. В октябре оба эвакуировались в Куйбышев, а уже 4 декабря 1941 г. были арестованы по обвинению уже “за связи с германской разведкой”. 17 февраля 1943 года в Куйбышеве Альтер был казнен, а Эрлих, находясь в куйбышевской тюрьме, в мае 42-го покончил самоубийством.
 
Спустя годы Менахем Бегин напишет о них в своей книге воспоминаний: “Они (Альтер и Эрлих) были освобождены по амнистии как польские граждане, приехавшие в Куйбышев и вступившие в контакт с польским представительством и советским правительством. Однажды их пригласили на встречу с главой НКВД Берией. С этой “дружеской” встречи они не вернулись... Через несколько месяцев было опубликовано официальное сообщение о том, что два руководителя Бунда казнены за “содействие немецкой армии...”. Сталин и, следовательно, Берия считали, что руководить комитетом должны исключительно советские граждане, как и вообще состоять его членами. Как известно, исторические роли часто играют без дублеров, и поэтому трудно сейчас сказать, как сложилась бы судьба ЕАК, если бы во главе его стояли другие личности.
 
24 августа 1941 года был созван митинг представителей еврейского народа, на котором выступили Соломон Михоэлс, Илья Эренбург, Давид Бергельсон, Петр Капица (единственный нееврей, участвовавший в деятельности ЕАК) и другие. Они призвали “братьев-евреев во всем мире” прийти на помощь Советскому Союзу. Этот призыв произвел огромное впечатление на евреев Запада. В США был создан Еврейский совет по оказанию помощи России во главе с Альбертом Эйнштейном.
 
ЕАК был сформирован в Куйбышеве в апреле 1942 года при официальной поддержке партийных и советских властей, чтобы не только влиять на международное общественное мнение, но и получить политическую, а затем и материальную поддержку в борьбе против нацистской Германии.
 
В феврале 1942 года куйбышевская областная партийная газета “Волжская коммуна” опубликовала информацию о прибытии в город большой партии подарков местным жителям и эвакуированным. Это были медикаменты, теплые вещи и огромное количество (измерявшееся в тоннах) шоколада. Их на свои средства закупили еврейские организации Аргентины и при содействии ЕАК переправили в Советский Союз.
 
В состав Еврейского антифашистского комитета вошли политические деятели Соломон Лозовский (Дридзо) - руководитель Совинформбюро (1941-1948), заместитель наркома иностранных дел (1939-1946) и Михаил Бородин (Грузенберг) - его заместитель по Совинформбюро (1941-1949), писатели и поэты Илья Эренбург, Давид Бергельсон, Самуил Маршак, Лев Квитко, Перец Маркиш, музыканты Давид Ойстрайх, Эмиль Гилельс, Александр Крейн, актеры и режиссеры Вениамин Зускин, Александр Таиров (Корнблит), генералы Яков Крейзер и Арон Кац, Герои Советского Союза - командир подводной лодки Израиль Фисанович, командир роты Леонид Бубер, академики Александр Фрумкин и Лина Штерн и другие. Соломон Михоэлс, артист и руководитель Московского ГОСЕТа, которому первоначально отводилась лишь роль заместителя Г.Эрлиха, был назначен председателем ЕАК. Ответственным секретарем организации стал видный литератор и публицист Шахно Эпштейн, редактор газеты “Эйникайт” (“Единение”), которому “посчастливилось”, в отличие от остальных членов комитета, в июле 1945 года умереть своей смертью, хотя и при загадочных обстоятельствах.
 
Официальная газета ЕАК “Эйникайт” выпускалась на идише и распространялась по всему миру. Газета сообщала о новостях жизни советских евреев и о ходе боевых действий на фронтах, о нацистских зверствах на оккупированных немцами советских территориях. После появления в “Эйникайт” эти материалы отправлялись за границу для публикации в еврейской прессе. Это издание стало выходить трижды в месяц в Куйбышеве с 6 июля 1942 года по 21 августа 1943 года, затем еженедельно до февраля 1945 года - в Москве, а с 22 февраля 1945 года - там же, но три раза в неделю. В 1945 году тираж “Эйникайт” достигал 10 тысяч экземпляров, из которых 800 отправлялись за границу.
 
В первом номере “Эйникайт”, вышедшем в Куйбышеве, была опубликована передовая статья, где Михоэлс от имени ЕАК обращался к евреям мира, которым, по его словам, следовало “объединиться в этой войне, а на борьбу с нацизмом необходимо жертвовать средства”.
 
Мировое еврейство щедро откликнулось на этот призыв. За годы войны евреи США, Канады, Англии, Мексики, Аргентины и других стран собрали 45 миллионов долларов, на которые было приобретено 1000 самолетов, 50 танков. Также в СССР было отправлено два парохода с продуктами питания, лекарствами, одеждой.
 
С помощью газеты “Эйникайт” среди советских евреев было собрано более трех миллионов рублей, которые использовали на постройку летной эскадрильи и танковой колонны. По этому поводу в Куйбышев в апреле 1943 года в адрес ЕАК поступила благодарственная телеграмма от самого Сталина.
 
С.Михоэлс и И.Фефер были первыми официальными представителями советских евреев, которым в 1943-м позволили посетить Запад и предпринять семимесячное турне по его странам с целью сбора средств для борьбы с гитлеровской Германией. Но о том, как “Америка России подарила пароход”, о пребывании Михоэлса и Фефера за границей и о дальнейшей судьбе ЕАК я постараюсь рассказать в ближайших номерах.
 
“Секрет”