Парад художников-победителей

Этюды о прекрасном
№24 (320)

Речь идет о победителях престижного конкурса живописцев, который был организован художественным фондом Джойс Дутки. Но прежде всего несколько слов об этой организации, имя и работа которой безусловно заинтересуют любителей искусства, но более всех - художников, музыкантов, артистов.
Организация эта молода, но уже широко известна в американских, близких к искусству, кругах. Ее задача - популяризация творчества мастеров искусств, что важно и нужно людям самых разных творческих профессий - и американцам, и иммигрантам, и что поможет достойнейшим проложить дорогу к известности и утвердить свое имя в американском искусстве.
Фонд был основан четыре года тому назад благодаря завещанным для благородной этой цели средствам и в память Соломона Дутки, бывшего главой корпорации, занимающейся исследованиями финансового рынка. Соломон Дутка, происходивший из семьи, эмигрировавшей из Польши еще в ХIХ веке, был крупным специалистом в этой области. Джойс Дутка, вдова Соломона, возглавила фонд и руководит им деятельно. «Наша миссия, - сказала Джойс в беседе со мной, - поощрять, стимулировать, активизировать увлеченность искусством, привлекать к нему как можно большее число людей, юношество, в особенности культивировать, развивать любовь и интерес к прекрасному. Но еще, и это не менее важно, устраивать и финансировать разнообразные конкурсы, выставки, концерты, чтобы дать художникам и артистам возможность заявить о себе, а широкой публике - узнать их. И делать это на соревновательной основе».
За прошедшее короткое время было проведено четыре конкурса, в каждом из которых участвовали десятки, а иногда и сотни людей: музыканты-исполнители, композиторы, хореографы, танцовщики, актеры и, конечно же, художники. Вот какой охват, требовавший, разумеется, много времени, усилий, денег и высокой компетентности жюри. Сейчас полным ходом идет подготовка к необъявленному пока конкурсу драматургов. Рассматриваться будут новые, не видевшие еще сцены, драмы и комедии. Творения победителей, а их, как всегда, несколько - по разным номинациям, будут представлены в концертном исполнении.
Адрес фонда:
JDAF Inc. Box 630053
Riverdale, NY 10463
Tel (718) 543-1568
Fax (718) 543-2835
www.jdutka.com

Писать и говорить нужно, естественно, по-английски. Из множества заявлений, к которым прилагаются резюме, отзывы, если они есть, и сама работа (для художников это профессионально выполненные слайды или цветные фотокопии их картин или графики), отбираются те, что будут участвовать в конкурсе, потом уже придирчивое жюри присуждает премии (и немалые) в разных номинациях. А уж после этого - парад победителей, о котором мы вам рассказываем. Это и есть, так сказать, заключительный аккорд, итог конкурса, предварявшийся серией просмотров и выставок.
Проходила экспозиция в роскошном клубе Салмагунди, чье украшение - замечательная коллекция полотен лучших американских художников, в том числе великих Чайлда Хэссема, Меррита Чейза, Теодора Робинсона, Луиса Тиффани, которые были членами Салмагунди, дата рождения которого - 1871 год. Экзотическое название клуба означает нечто вроде винегрета и взято из невероятно популярных в ту пору рассказов Вашингтона Ирвинга, бывшего зачинателем клубного движения Америки и инициатором создания существующего и в наши дни знаменитого «Никербоккера» (этим именем Ирвинг подписывал свои юмористические рассказы).

Салмагунди - элитный клуб поклонников искусства, артистов и художников, быть членом которого престижно чрезвычайно. Кандидатуры желающих стать членом клуба обсуждаются специальной комиссией, а узнать подробности можно, позвонив по телефону (212) 255-7740.
Но войдем, наконец, в зал, где проходит торжество вручения наград десяти победителям, и пройдем вдоль стен, на которых красуются полотна, эти награды принесшие, поговорив о наиболее интересных. А это: портреты Линды Хатчинсон; «Осенний дождь» Сэзен Пайзов, настоящий пейзаж настроения; выполненные в кубистической манере урбанистические ландшафты Товы Снайдер, особенно ее показанный с высоты птичьего полета краснокрыший город с какой-то жесткой геометрией улиц; огромные, невероятно яркие натюрморты Кристофера Пили, где фрукты и овощи таинственным образом удерживаются на вертикальной поверхности - бывшая абсолютно новой во втором десятилетии прошлого века авангардная идея скошенной столешницы Давида Штеренберга доведена до абсурда. Из говорящих абстракций Дэвида Джея стоит выделить его кипяще эмоциональный «Белый всплеск», а у Райана Шульца - трагического, в синем мареве пьяного бреда затонувшего «Алкоголика». Картины Стивена Кенни - это призыв к слиянию с природой. Его живописная сказка «Хранительница семени» стала визитной карточкой итоговой выставки конкурса, хотя я оценить ее так и не смогла.
Самое примечательное - то, что из десятка лучших, прошедших жесточайший отбор живописцев трое - представители великой русской художественной школы, а работы их, кроме мастерского владения кистью, отличаются самобытностью художнического мышления и высокой духовностью. Большое впечатление произвели на меня жанровые картины Леонида Гервица. Может, потому, что ностальгические их сюжеты близки моему сердцу, что есть в них что-то бесконечно родное. «Вернуться домой». Разве в трудную минуту, в годину обиды, скорби, особо острого ощущения одиночества и ненужности не пронзала вас эта мысль-стон - вернуться домой! И как горько, еще горше становилось от грустного осознания невозможности, да и бессмысленности этого. От себя не убежишь. Но мысленно я сижу с друзьями вот в этом, не слишком - то уютном, воссозданном художником «Петербургском кафе», захожу в вагон метро. Ух, как написал свой «Русский сабвей» Гервиц - правдиво и проникновенно. Внятно нам, но ведь и американцам тоже. Оттого, что язык таланта понятен всем. Потому-то так волнует ураганный, невероятно экспрессивный «Ветер» другого нашенского мастера Рэдиша Тордиа из Грузии - движение, шквал чувств; и грозно звучащая «Музыка» - диссонанс наплывающих друг на друга аккордов мучительной страсти, ревности, неутоленных желаний, переплетающихся с мелодией чистой любви и не угасшей надежды. Недаром эти художники стали финалистами. Жюри, возглавляемое Джойс Дуткой, знает свое дело.
Где выставлены полотна Александра Разина, я угадала сразу, как только увидела у стены густую толпу. Как всегда, эти, казалось бы, сложные для прочтения философские монтажи привлекают всеобщее внимание, что мне приходилось наблюдать не раз на выставках, где экспонировались его работы. А побывали они, имея большой резонанс, на множестве выставок поначалу в Союзе, потом в Европе - Германии, Англии, Бельгии, а следом - череда американских форумов, в числе которых и такие именитые, как Художественная гильдия в Сильвермайне, Батлеровский институт искусств, галереи Эзер, Оул, ушедшая, увы, из искусства залмановская и даже знаменитый и чрезвычайно престижный музей Национальной академии художеств. При этом, как правило, победы в конкурсных экспозициях.
Я иногда задумываюсь, только ли здесь настойчивость художника, неутомимый поиск возможности предъявить миру свою работу - результат тяжкого труда рук, ума, души? Ответ однозначен: нет! Хотя и это необходимая составляющая, малозначащий, но обязательный компонент сложнейшей формулы успеха, достигаемого вдобавок лишь с соизволения упрямой и капризной госпожи Удачи. А главные члены этой формулы —школа, профессионализм, трудолюбие, даже трудогольничество(простите неожиданный неологизм) и - наиглавнейшие - индивидуальность и талант. И все это сошлось, сбежалось вот в этом по-мужски красивом и вдохновенном художнике с бунтарским именем Разин.
Картины его узнаваемы, дерзко необычны, дразняще привлекательны. «Лучшие на этой выставке», - убежденно говорит известный художник Михаил Губин. Сюжет, вернее, конгломерат сюжетов, не склеенных, а скованных единой идеей (идееспособность - еще одна составляющая личности и творчества настоящего художника) каждым воспринимается очень лично, потому что он адресован человеку, живущему в многосложном и постоянно усложняющемся обозленном жестоком мире и вынужденному бороться за себя, за свое право человеком оставаться. Пытающемуся найти ответы на мучающие, порой кажущиеся неразрешимыми вопросы, главные из которых - как жить дальше, что будет со мной, с нами, с перерождающимся человечеством, и все чаще обращающемуся к прошлому опыту, к мудрости великих и - к Богу. И все это отражено в философски осмысленной живописи Александра Разина.
Пару дней тому назад я получила письмо от старого своего друга, физика, философа, поэта и прочла удивительные, болью сердца продиктованные стихи, поразившие меня совпадением философской направленности, общностью взглядов и оценок человека во Времени и вне Времени, со стихами, написанными кистью, - с живописью Разина. Я постаралась перевести с украинского пару строф Анатолия Шалаева как можно точнее:

Всю глубину всесветной чаши
Незримые пронзили струны.
Под звон их Боги пели гимны,
По ним к Богам сбегают думы.

Все наши души после смерти
Восстанут вновь на Божьих струнах,
Чтоб влиться каплей в высший разум,
Живым судьбу землян пророчить.

Взгляните на картину Разина «Прибытие Адама и Евы на похороны Малевича». Разве это не зашифрованное пророчество, не Божье откровение, не сжатая до размеров живописного полотна история прошедшего века - волкодава? Адам и Ева, мужчина и женщина, истерзанные, но вечные, пришли взглянуть, как на старом добром, и мирные, и военные дороги исколесившем Газоне увозят Гения - в небытие? в бессмертие? А рядом всполохи бомбовых разрывов, и самолеты, влекущие смертоносный груз к цели, и разрушенные города, и потоки крови. И «Черный квадрат» Малевича, каземат, из которого нет выхода, тупик, непреодолимость. Которую нужно, позарез нужно преодолеть. Победить алчущих смерти (даже своей!) монстров, напомнить миру, что зло - категория временная, хотя, увы, на смену одним силам зла приходят другие, и люди всегда должны быть начеку. Люди! Будьте бдительны!
Разин по изначальной своей художнической профессии - театральный дизайнер. И вот эта театральность, зрелищность в удивительном симбиозе с глубоким анализом современного бытия, его слишком частой абсурдности (плюс иронический подтекст его живописных философских эссе) и создают эффект необычайный. И это, разумеется, не только в «Адаме и Еве», но и в сегодняшних, демонстрируемых на балу победителей «Данае» и «Дыхании Гудзона», и в тех полотнах, которыми восхищались прежде и критики, и публика. Из последних работ - это, конечно же, многомерная и многодумная «Казнь художника» - о времени и о себе.
«Первая задача искусства, - говорит Разин, - воздействовать. На разум, чувства, поступки человека. Не эпатировать, а взывать к совести, пробуждать память и ненависть к злу. Мои картины - это мой путь воздействия на сознание и подсознание, и если мне, хоть искоркой, это удалось, я счастлив».